«Украінцы бачаць, што беларусы нам не ворагі». Спартыўныя журналісты Адэсы – пра вайну, спорт і сваё стаўленне да Беларусі

0 6

У верасні 2020-га я быў змушаны пакінуць родны дом і з’ехаць з Беларусі – краіна аказалася захоплена здраднікамі свайго народа. Нас шчыра прынялі ў адным з самых прыгожых гарадоў Украіны – Адэсе. Мы адчувалі сябе свабодна і лёгка, маглі працаваць і камфортна жыць, але праз паўтары гады мы зноў вымушаны уцякаць. На гэты раз ад яшчэ больш жудаснай рэчы – вайны. Мая сям’я у другі раз шукае прытулку, пакінуўшы ўсё, акрамя адной сумкі за спінаю.

61 дзень вайны я не губляю надзеі вярнуцца да сваіх сяброў і да свайго дома. Таму сёння я хачу падтрымаць сваіх сяброў спартыўных журналістаў, якія засталіся у Адэсе. Яны страцілі працу, але працягваюць змагацца з рускім фашызмам.

Інтэрв’ю запісана да таго моманту, як рускія акупанты 23 красавіка забілі восем адэсітаў, у тым ліку трохмесячную дзяўчынку, яе матулю і бабулю. Застаўся толькі бацька…

 Украіна, трымайся!

    Дмитрий Богомолов – журналист телеканала Odesa. Live; Антон Терехов — спортивный журналист; Леонид Францескевич – редактор спортивных новостей сайта Odessa.Online, спортивный комментатор, член Международной ассоциации спортивной прессы (AIPS), член Национального Союза журналистов Украины и Ассоциации спортивных журналистов Украины, автор и ведущий радиопрограммы «Спортивна п’ятниця» на «Первом городском радио».

***

Дзе ты быў і што рабіў 24 лютага, калі пачалася вайна?

Дмитрий Богомолов: Я был дома. Утром, как обычно, пошел на работу, где я работаю журналистом. У нас сразу изменился и график и формат работы. Стало больше прямого и живого эфира, больше включений по обстановке в городе и работе волонтерских штабов.

«Украінцы бачаць, што беларусы нам не ворагі». Спартыўныя журналісты Адэсы – пра вайну, спорт і сваё стаўленне да Беларусі

Антон Терехов: Я был дома, у меня были планы на мирную жизнь. Не верил, что начнется война. И когда она началась, я понял настолько это ужасно, что не мог в это поверить. Считал, что будет эскалация в Донбассе: очередные перестрелки между сторонами и этим все ограничится. Услышав первые взрывы я зашел в интернет и прочел, что началась война. Я полностью посмотрел обращение Путина, все 40-50 минут и эта мысль до последнего не принималась мной, но затем пришла как объективная реальность.

«Украінцы бачаць, што беларусы нам не ворагі». Спартыўныя журналісты Адэсы – пра вайну, спорт і сваё стаўленне да Беларусі

 Леонид Францескевич: Я был дома. На утро была запланирована масса работы, несколько встреч, открытая тренировка «Черноморца» с представлением всех новичков. Я взял на практику несколько студентов из Одесского университета им. Мечникова, и с одним из этих студентов  должен был идти на тренировку, взять интервью у Романа Григорчука, сделать фото и радоваться тому, что клуб возрождается. Но утром случились взрывы и в срочном порядке это пришлось отменить. Весь этот день я успокаивал свою маму, сестру и племянницу, которые живут в соседнем доме. Мы общались, что из этого может выйти, как действовать и что вообще делать в такой ситуации. 

«Украінцы бачаць, што беларусы нам не ворагі». Спартыўныя журналісты Адэсы – пра вайну, спорт і сваё стаўленне да Беларусі

Чаму ты застаўся ў Адэсе, а не з’ехаў за мяжу ці на захад, як некалькі мільёнаў тваіх суайчыннікаў? Чым ты займаешся зараз?

Дмитрий Богомолов: Я остался, потому что это моя Родина. Я нужен здесь. И пусть я не пошел в ЗСУ, я стараюсь помогать всем чем могу окружающим. Мы с друзьями создали волонтерское движение «Бабуся Лео». Отвозим адресно гуманитарную помощь ветеранам спорта, пенсионерам, инвалидам и малообеспеченным. За месяц развезли более 600 продуктовых наборов. Собрали донатами и купили продуктов почти на 10 тысяч долларов. Подпишитесь на нас пожалуйста в телеграмме. Мы ищем поддержку Международных организаций и даже информационная поддержка нам очень важна.

Антон Терехов: За границу я не могу выехать как военнообязанный, поэтому у меня нет такой возможности. Есть наброски как перемещаться по Украине если начнется атака и осада Одессы, но на данный момент в стране совершенно нет безопасного места, обстреливают разные города, поэтому уезжать из города сейчас нет особого смысла. Я слежу за развитием событий, русские солдаты применяют к мирному населению настоящие зверства, поэтому если война придет в наш город, вполне вероятно, что я попробую уехать. 

Полторы недели назад я был сокращен и сейчас занимаюсь поиском работы, попутными мелкими делами, стараюсь зарабатывать какие-то деньги. Грубо говоря занимаюсь вопросами выживания и осмысления – такие перемены в жизни  происходят нечасто. 

Леонид Францескевич: Я одессит, украинец, патриот своей страны и таким был с первого курса университета – у нас русскоязычный город и мы себя раньше отождествляли разве что с Одессой. Мы не понимали что такое война, но я знал, что должен быть здесь. Считаю, что мужчины одесситы-украинцы не имеют морального права куда-то уезжать, даже не смотря на то, что не все люди должны брать оружие в руки и воевать. Каждый должен помогать тем, чем может. 

Пообщался со своими родными и решили, что никто никуда не уедет, вместе останемся дома. Я пытаюсь о них заботиться, хотя поначалу было сложно успокаивать.Мои коллеги, очень им благодарен, приглашали и готовы были принять всю семью в Молдове, Румынии, Азербайджане, Польше, Литве и даже в Шотландии. 

До апреля работал на сайте Odessa Online для которого писал только о спорте, а с началом войны переключился и на военную тематику. Я потерял все свои работы, их было 5-6. Из-за финансовых проблем многие одесские СМИ закрыли, очень сильно сократили бюджеты. Поэтому пишу сейчас бесплатно и продолжаю мониторить что происходить в стране, даю интервью и комментарии международным СМИ, помогаю волонтерам и сам участвую в таких движениях. Записываю подбадривающие видео и песни, как я их называю, «военных лет», выступаем с ними на различных мероприятиях и в волонтерских центрах.

 

«Украінцы бачаць, што беларусы нам не ворагі». Спартыўныя журналісты Адэсы – пра вайну, спорт і сваё стаўленне да Беларусі

Ці змяніўся горад пад час вайны? 

Дмитрий Богомолов: Конечно изменился. Сначала многие были напуганы, за границу уехали десятки тысяч женщин и детей. Мужчин призывного возраста не выпускают, но к счастью, Одессу не бомбили, всего пару раз ракеты прилетали в пригороде. И хотя сирены звучат ежедневно, город постепенно живет своей жизнью, предприятия работают, транспорт ходит. Даже комендантский час сдвигают и теперь он будет с 22:00 и до 5 утра.

Антон Терехов: Да. Таких перемен я не помню. В последний раз, возможно, город был настолько тихим и безлюдным только в самые пиковые дни карантина коронавируса. По всякому бывало, но чтобы так… Некоторое время даже был перебор с блокпостами и противотанковыми ежами на Дерибасовской. Сейчас их немного убрали. Уехало очень много людей, сужу по своей парадной,  многих соседей просто не вижу. По моим ощущениям выехала половина населения: кто-то за границу, кто-то по Украине. Я знаю некоторые семейные пары, которые выехали в Западную Украину, чтобы не расставаться. Они боятся находиться в Одессе, там им быть комфортнее.

«Украінцы бачаць, што беларусы нам не ворагі». Спартыўныя журналісты Адэсы – пра вайну, спорт і сваё стаўленне да Беларусі

Нормальная жизнь постепенно возвращается в город. Если в начале марта произошел максимальный отлив, бизнесы позакрывались, магазинчики, кафешки, то  сейчас первый шок прошел. Город  начинает быть похожим на нормальный. У меня сейчас всегда ощущение, что выхожу в город в 6:00 воскресенья. Лично для меня большая сложность – невозможность гулять вдоль моря, ведь пляжи заминированы. Я привык гулять вдоль моря, а сейчас этой возможности нет. 

Леонид Францескевич: Да. За первые несколько недель заметно сократилось население. 30% одесситов уехало в область и западные регионы страны, женщины и дети уехали в другие страны. Город и улицы стали пустыми, многие кафе и маркеты забили двери и окна и закрылись на время войны. Было очень много блокпостов, противотанковых ежей, что очень пугало людей. Было такое ощущение, что вернулся 1941-й: Оперный театр, военные, мешки с песком кругом. Но с другой стороны это давало уверенность, что мы готовы к достойному сопротивлению российскому врагу. 

«Украінцы бачаць, што беларусы нам не ворагі». Спартыўныя журналісты Адэсы – пра вайну, спорт і сваё стаўленне да Беларусі

В последнее время ситуация улучшается, уже убираются блокпосты и ежи, очищается город, появляются пробки на дорогах. Жизнь возвращается не смотря на воздушную сирену, которая случается по три-пять раз за день. Есть опасность, но люди приспособились к условиям военного времени. Одесса – город оптимистов, иногда даже слишком, но сейчас это даже хорошо. Люди друг друга поддерживают, упаднических настроений нет, многие, кто боялся – не боится, а нейтральные люди уже поддерживают Украину, что очень радует. Ждунов и сепаратистов стало заметно меньше и, думаю, что до окончания войны их практически не останется, а если и останутся, то их нужно лечить или отправлять куда-то далеко-далеко. 

Твой найгоршы и найлепшы дзень за гэтую вайну?

Дмитрий Богомолов: У войны нет худших и лучших дней, нужно держать себя в руках ежедневно. Всегда необходимо стараться помочь тем кому нужна помощь, переселенцам с жильем, ЗСУ и Теробороне со всем, что им необходимо. И ко всем новостям нужно относится спокойно и с долей скепсиса. Психология – то, что помогает выдержать длинную дистанцию таких испытаний.

Антон Терехов: Наихудшими были первые две недели. Я беспрерывно сидел в телеграме и не мог реально оценивать боевую обстановку, насколько вязко идут бои, как двигается линия фронта. Самый сложный момент когда захватили Херсон и начались бои на подходе к Николаеву. Казалось, что если быстро захватили Херсон и захватят Николаев, то быстро возьмут и Одессу. Но взятие Херсона – это исключение из правил, дальше начались бои на границе областей. С каждым днем я чувствую себя лучше, потому что идет адаптация даже к этому, привыкаешь быть в такой реальности, все меньше неопределенности и все меньше страха и ужаса в душе.

«Украінцы бачаць, што беларусы нам не ворагі». Спартыўныя журналісты Адэсы – пра вайну, спорт і сваё стаўленне да Беларусі

Леонид Францескевич: Для меня худшим было утро начала войны и такой же день, даже страшнее, был 3 апреля, когда случилось несколько сильнейших взрывов нефтебазы в пяти километрах от дома. В этот момент мы находились в подвале, но очень хорошо слышали звуки как сверху, так и из-под земли – в городе много катакомб и звуковая волна доходила до нас. Плюс начал мигать свет и это еще усугубило ситуацию,  как в голливудских фильмах – звук и мигание света очень сильно бьют психологически. 

«Украінцы бачаць, што беларусы нам не ворагі». Спартыўныя журналісты Адэсы – пра вайну, спорт і сваё стаўленне да Беларусі

Самый приятный момент, думаю многие согласятся, это затопление крейсера Москва. Тот самый корабль, который сам обстреливал многие города, так еще и своим ПВО защищал другие российские судна. После этого я даже записал видео и песню про русский флот.

Сусветная супольнасць моцна падтрымлівае Украіну. Можа ёсць такі ўчынкі, якія цябе найбольш ўразілі ці моцна падбадзёрылі? 

Дмитрий Богомолов: Я читаю про многочисленные гуманитарные грузы, переводы средств и вижу постоянные митинги во всех городах Европы и мира в поддержку Украины. Это действительно вдохновляет. Спасибо большое! Мы гордимся тем, что мы украинцы!

Антон Терехов: Впечатлила реакция футбольного международного сообщества. Запомнился матч между «Эвертоном» Миколенко и «Манчестер Сити» Зинченко. Они плакали и переживали, весь стадион аплодировал. Кроме этого впечатлила Английская лига и дортмундская «Боруссия».

«Украінцы бачаць, што беларусы нам не ворагі». Спартыўныя журналісты Адэсы – пра вайну, спорт і сваё стаўленне да Беларусі

Я не ожидал столь сильной поддержки и меня в целом удивило, насколько отзывчивыми оказались люди. Их поддержка пробивается как трава через асфальт, я имею в виду политические элиты европейских стран. Но в первую очередь, я не ожидал, что со стороны России будет такое зверство. 

Леонид Францескевич: Я даже не думал, что мировая общественность так сильно поддержит мою страну. Это гордость со слезами на глазах, очень трогательно и невероятная поддержка со всего мира. Огромное количество помощи не просто на словах, а реальной: финансовой, гуманитарной, техникой. Многие спортсмены и тренеры принимают у себя дома беженцев, переселенцев с детками и собачками. Это дорогого стоит и никогда не забудется, поэтому выделить какой-то один пункт сложно. Каждая помощь, даже одного спортсмена, даже риторика по поводу нашей страны. 

За Дэвида Бекхэма скажу отдельно, когда он отдал свою страницу в Инстаграм нашему врачу, чтобы она смогла показать, что происходит с медициной. И еще я посмотрел выпуск российского блогера Красавы с нашими футболистами, хотя раньше не смотрел ни одного его ролика. Меня не интересовал русский футбол и даже до 2014-го (это моя личная ситуация). Это хочется отметить отдельно, не думал, что Савин сможет сказать все как есть, был уверен, что это будет подано как-то завуалированно. Поэтому хочу сказать этому парню спасибо, его очень много смотрят по всему миру, в том числе и в России. Пусть русские понимают, что у нас происходит.

А што зараз са спортам у Адэсе? 

Дмитрий Богомолов: постепенно возобновляются тренировки в разных видах спорта: карате, боксе, футбол. Многие титулованные спортсмены выступают за рубежом и выигрывают медали, так Юрий Захареев выиграл ЧЕ по боксу среди молодежи, Даяна Ястремская успешно выступает на разных турнирах по теннису, Владлен Козлюк взял бронзу Чемпионата Европы по греко-Римской борьбе. Многие детско-юношеские команды также выигрывают медали. Конечно, полностью остановились профессиональный футбол и баскетбол, другие командные виды спорта. Василий Ломаченко записался в Тероборону и не вернется на ринг до конца войны.

Антон Терехов: Спорт сейчас на паузе и каким он будет после войны никто не знает. Профессиональный спорт полностью остановился, команды не участвуют в турнирах и находятся в той или иной степени заморозки или расформирования. Позиция одесских клубов – выжидательная, и меня она не сильно радует. Не заметил каких-то спортивных организаций, которые достаточно мощно бы проявили себя и заявили о своем отношении. “Черноморец” говорит, что практически все игроки фактически распущены, а клуб помогает ВСУ и Теробороне. Но в чем эта помощь выражается они не сказали, а спрашивать особого смысла нет. Молодые востребованные спортсмены выехали из страны. Несколько юных баскетболистов выехали в латышский детский лагерь. Футболисты также разъехались по европейских лагерям. 

Молодежный спорт спасается, а в детско-юношеском вижу массовое возобновление тренировок. Когда прохожу вечером мимо футбольных полей возле дома, вижу много занятий. Так что футбол продолжается, но детей стало меньше. Мой товарищ имеет небольшую футбольную школу, говорит, что детей стало сильно меньше, на ближайшую тренировку придет всего 5 человек. 

Леонид Францескевич: Спорта сейчас нет ни в каком виде. Единственное что, недавно Управление спорта Одесской облгосадминистрации разрешило проведение тренировочных занятий в разных группах, но если при воздушной тревоге будет возможность убежать в бомбоубежище. Тренировочный процесс потихоньку начинает двигаться. Ребята кучкуются и играют в баскетбол, волейбол, футбол на площадках, но это физкультура, а не спорт. Фитнес-клубы потихоньку начинают свою работу, где-то ограниченными группами. Но спортивных мероприятий нет, что и логично. Наши атлеты, которые были в это время за границей, либо спортсмены до 18 лет продолжают выступать в международных турнирах и даже занимают призовые места в различных видах спорта. Получается, что спорт живет пока вне Одессы. 

Ці ёсць у вас спартсмены, якія маўчаць, як гэта адбываецца ў Беларусі?

Дмитрий Богомолов: Все спортсмены активно поддерживают Украину. И даже если не высказываются в интервью, то делятся постами в соцсетях, выходят на соревнования с флагом. Все едины, все за победу родной Украины и возвращение мира в нашу страну. Сейчас нет политики, есть жизнь и добро, они на нашей стороне, и есть зло и смерть – это то, с чем у всех ассоциируется РФ и, к сожалению, Беларусь.

Антон Терехов: Конечно же такие спортсмены есть. Но меня удивило не это, я представлял, что наши атлеты не хотят участвовать в общественной жизни – их устраивают финансы, карьера и они хорошо абстрагируются от многих вопросов. Но в этот раз высказались даже главные лица одесского спорта. Например, Игорь Беланов, одессит, обладатель Золотого мяча, ранее в проукраинских симпатиях замечен не был, даже некоторое время он находился в пророссийской одесской партии “Родина”. Сейчас в публичном поле он поддерживает ВСУ. Одессит Андрей Воронин уехал из московского “Динамо” и проявил свою позицию – это тоже меня удивило, ведь он играл и работал в Москве и раньше говорил лишь “мы все один народ”, “нас поссорили политики” и тд. Тренер “Черноморца” Роман Григорчук не удивил, в том плане, что ожидал его поддержку Украине. 

Этим тренерам не плевать на Украину и жизни людей. Мы можем гордиться тем, что они работали в Беларуси

Хорошо проявляет себя и фанатское движение. Один из его лидеров Андрей Статист воюет в ВСУ, а другое сообщество активно волонтерит в поддержку ВСУ и Теробороны. Олимпийская чемпионка каратистка Анжелика Терлюга высказалась и поддерживает Украину. Баскетболистка Олеся Малашенко не уезжает из Украины, хотя говорит, что могла бы. У нее есть большая международная известность и Олеся старается говорить о войне. Меня спортсмены радуют, хотя на клубном уровне я не заметил поддержки. 

«Украінцы бачаць, што беларусы нам не ворагі». Спартыўныя журналісты Адэсы – пра вайну, спорт і сваё стаўленне да Беларусі

Леонид Францескевич: Все топовые спортсмены уже рассказали и показали все, что думают об этом. У нас в отличие от Беларуси и России свобода слова процветает, страна за последние 20 лет в этом плане продвинулась очень серьезно. Я не знаю где еще возможно прилюдно матерными словами обзывать президента и быть безнаказанным. Плохо, что люди себе это позволяет, но это демократия. Поэтому наши спортсмены называют вещи своими именами, кто-то активно, кто-то нет, через соцсети или интервью, кто-то действиями, например, записывается в Тероборону или идет служить в ВСУ. Выступая за границей у всех одна позиция, все едины и все целы. Я не могу назвать хотя бы одного одессита хорошего уровня, кто отмалчивается или делает вид, что ничего не происходит. Если есть, то я буду рад, если вы мне скажете – я с ним свяжусь и попробую задать вопросы. 

Напярэдадні вайны ў “Чарнаморцы” адбыліся вялікія змены: новы трэнерскі штаб, новыя ўладальнікі, новыя футбалісты і легіянеры. Што з клубам зараз? 

Дмитрий Богомолов: Да, мы ждали хороших результатов от новой команды после возвращения Романа Григорчука. Усилили состав, но из-за войны мы так и не увидели обновленную команду в официальных матчах. Сейчас все легионеры разъехались, украинские футболисты поддерживают форму каждый как может. Многие до сих пор в Одессе.

«Украінцы бачаць, што беларусы нам не ворагі». Спартыўныя журналісты Адэсы – пра вайну, спорт і сваё стаўленне да Беларусі

Антон Терехов: Клуб в очень незавидном положении – был переходный период. 27 февраля мы все ждали, что “Черноморец” примет дома “Мариуполь”. В связи с тем, что сейчас происходит с этим городом – звучит страшно. Клуб сделал резкий скачок по бюджету и составу. После первой половины занимали 13-е место, и в этом сезоне вряд ли бы поднялись выше седьмого места, но по амбициям и составу было ощущение, что команда готова бороться за зону еврокубков. 

Сейчас ни новое, ни старое руководство внятно не высказалось, поэтому совершенно непонятно что произойдет после войны, когда возобновится чемпионат. Клуб в подвисшем состоянии. Если новые владельцы Кауфман и Грановский будут хоть как-то участвовать в жизни “Черноморца”, то будет уже неплохо, но пока они не высказывались.

Леонид Францескевич: Клуб в первые же дни войны потерял всех своих легионеров. Это очень больно и сложно, потому что мы радовались каждому из них, за время подготовки к сезону мы уже начали их узнавать и полюбили. Все они разъехались, часть заключила арендные соглашения до конца сезона в других клубах, а Мартин Петков, например, покинул команду, контракт с ним разорвал и он не вернется в клуб, когда восстановится УПЛ.

Долгое время от команды вообще не было никаких новостей, а затем ребята сгруппировались и начали ездить в гуманитарные центры и больницы. Хотя я ожидал какой-то более сильной патриотической позиции, хотя бы моральной поддержки на всех ресурсах, чтобы клуб выразил четко свою позицию с самого начала. Синего логотипа на желтом фоне в соцсетях маловато. Но я не ищу здраду какую-то, видимо там тоже все в шоке, особенно, новое руководство, которое планировало одно, а в итоге все накрылось и непонятно, что будет дальше.

Як ты ацэньваеш шансы зборнай Украіны трапіць на Чэмпіянат Свету?

Дмитрий Богомолов: Считаю, что высокие. Случился неприятный скандал с киевским “Динамо”, но хорошо, что разрешили игрокам приехать в сборную раньше, чем 23 мая. Главное чтобы успели набрать форму те, кто много пропустил. Время есть и за месяц сборная может выглядеть хорошо. А настрой будет двойной, я уверен.

Антон Терехов: Не могу сказать, что в этом плане я большой оптимист. Я и до войны им не был. Сборная должна пройти два стыковых матча, оба в гостях. В пользу Украины – возможность поддержать страну, но как это скажется на игроках? Будут они слишком взволнованы или наоборот. Против же то, что игроки “Динамо” и “Шахтера” сейчас лишены нормального игрового ритма. С другой стороны, не будет большого количества травмированных футболистов. К сожалению, легионеры не имеют регулярной практики. Зинченко в хорошей форме, но часто не выходит в составе. Ярмоленко, Миколенко, Яремчук тоже самое, в тонусе, но играют не часто. 

Шансы рабочие, 50 на 50. Но мотивация соперников останется на том же высоком уровне, они тоже хотят на ЧМ. Я не думаю, что они будут уступать нам, потому что в Украине сложное положение. Это будут сильные футбольные матчи, и надеюсь, что их будет два. 

Леонид Францескевич: Я верю в свою сборную. И не потому, что я украинец и патриот. Уверен, что эта команда способна обыгрывать соперников уровня Шотландии и Уэльса, хотя не скажу, что это наш уровень. Большинство игроков этих сборных играют в АПЛ и других крутых турнирах. В очень сложных матчах, наверняка с экстра-таймами и серией пенальти, наша сборная способна пройти. 

Третьего мая начнется сбор, запланированы спарринги в том числе было бы интересно посмотреть игру Украина – “Манчестер Сити”. Раньше мы думали, что такое возможно только в FIFA. Или игра со сборной Англии, с которой мы должны встретиться на ЧМ в Катаре. 

Шансы есть и они больше 50-ти процентов. Но и в ФИФА должны также отреагировать и в случае чего можно обсуждать варианты, при которых, возможно, добавится пятая команда к группе Англия, США, Иран. Хотя, как спортивный журналист, я понимаю, что это неправильно: проиграли – вылетели. Но если делают подарки – нужно принимать. Как сборная по волейболу получила место на ЧМ вместо сборной России. В этой ситуации это хорошее наказание для агрессора.

 

«Украінцы бачаць, што беларусы нам не ворагі». Спартыўныя журналісты Адэсы – пра вайну, спорт і сваё стаўленне да Беларусі

Ці трэба баніць беларускіх і рускіх спартсменаў на міжнародным узроўні? Альбо толькі тых, хто падтрымлівае вайну?

Дмитрий Богомолов: Я считаю, что отстранение игроков и спортсменов – это закономерный шаг. Ответственность за решение правительства несет все государство и все его граждане, потому что народ выбирает правителей. Даже когда голоса крадут, мы проходили через такие испытания и дорого за это заплатили. Я благодарен тем спортсменам и журналистам, которые высказываются против войны и не боятся последствий. От их мнения зависит позиция болельщиков. Мне очень жаль, что страдают и не могут принимать участие те, кто в этом не виновен. Но молчание, в наше время, тоже преступление. И жизни людей важнее спорта. Это рычаг давления на массы, и если этого не делать, безразличие будет возрастать.

Антон Терехов: Я сторонник полного бана и максимальных санкций, в том числе максимально жесткого отношения к спортсменам. Атлеты репрезентуют свою страну на международном уровне и фраза “спорт вне политики” не имеет никакого отношения к реальности. Они отвратительно себя проявляют, зигуют даже. Большая часть из них не самого интеллектуального уровня в силу своего слаборазвитого ума, и поддерживает своих правителей.

Спорт – это политика чистой воды, особенно в РФ, и в определенной степени в Беларуси. Хотя меня Беларусь в меньшей степени сейчас интересует. Сейчас невозможно отделить спортсменов от режима. Представители индивидуальных видов спорта – могут выехать и представлять другие федерации. Представителям командных видов спорта сложнее, если ты один из 25-ти членов команды, кто резко против – ты пострадаешь, как и все, это коллективная ответственность. 

Все болельщики в России должны понять, что их страна идет путем изоляции – это позорный путь. Должны понимать это четко и ясно. После Второй мировой войны Германия была уже не гитлеровской, но пропустила две Олимпиады, два ЧМ по футболу. Пока такое вытворяет страна, ее спортсмены не могут быть участниками мирового процесса и должны быть исключены, а включены назад только после большого перерыва. 

Леонид Францескевич: Сложный вопрос. Мы воюем на своей территории с врагом из России. И здесь должно быть понимание, что Россия – это 144 миллиона человек и потенциально каждый из них наш враг, который убивает наших людей. Российский спортсмен, который сегодня молчит, может завтра сказать, что он за Путина, а украинских нацистов нужно мочить. Любой российский спортсмен, даже тот, кто всегда был тихоней. В том числе их могут заставлять говорить эти фразы. 

Да, сейчас выступать особо негде, потому что они забанены в большинстве видов спорта. Но я считаю, что это обязательно. Солидарен с Владимиром Зеленским, что только полный пакет санкций на всех уровнях может дать понять россиянам, что нести ответственность должна вся страна, а не только один Путин или военные. 

Мне очень жаль, что беларусские спортсмены, которые поддерживают Украину не могут из-за своего дурацкого президента-диктатора выступать на любом международном уровне, ведь Беларусь не хочет воевать с Украиной. Я это вижу по делам, по общению с беларусами, по беларусским телеграм-каналам, которые я иногда читаю. Считаю, что Беларусь нельзя наказывать в такой же степени как и Россию, но есть беларусское правительство и президент, которые олицетворяют страну на международном уровне. Поэтому Беларусь вынуждена страдать под санкциями из-за России. Хотя понимаю, что все адекватные беларусы и против войны в Украине и против своего псевдо-президента. А вычленять тех, кто против, а кто нет – очень сложно. Потому что кто-то написал один раз – и уже вроде не поддерживает войну. Если банить, то банить.

 

«Украінцы бачаць, што беларусы нам не ворагі». Спартыўныя журналісты Адэсы – пра вайну, спорт і сваё стаўленне да Беларусі

Як украінцы увогуле ставяцца да беларусаў зараз?

Дмитрий Богомолов: Я положительно отношусь к белорусам, у меня там живет много друзей и родственников. Я следил за событиями протестов в вашей стране и надеялся, что удастся свергнуть режим. Уверен, что большинство жителей адекватные и хорошие люди, которые ждут, когда смогут строить процветающее государство, а не как сейчас – наблюдать за деградацией и вовлечением в кровавую войну в чужой стране. Жыве Беларусь!

Антон Терехов: В моем информационном пузыре – прогрессивные люди, которые с глубоким возмущением относятся к режиму Лукашенко и мечтают о его скорейшем уходе от власти. Как я понимаю, в 2020-м году начался подъем и становление нации, которые задушили в зародыше. Мы тоже какое-то время были незрелыми, не были готовы к радикальному действую и предъявлять претензии к беларусам сейчас неправильно. Ваша ситуация сложнее – пожизненный диктатор, а у нас была борьба кланов, этакая демократия. 

Я знаю, что в Беларуси достаточно прогрессивных людей и когда мы освободимся от двух тиранов, когда будет подавлена российская милитаристская машина, наши два народа будут дружить и помогать друг другу. У меня оптимистические прогнозы по поводу Беларуси. Сейчас же это мрак, но как известно, после этого наступает рассвет. Я думаю, что речь идет о нескольких годах, после которых в Беларуси начнутся большие позитивные перемены. Я вижу множество людей, которые готовы строить новую Беларусь, быть ее частью. 

Я знаю, что ваши партизаны ведут рельсовую войну. Беларусы не взялись за оружие, не начали воевать с ОМОНом – скорее всего эти протесты были бы подавлены силами беларусской армии, а затем и российской. В беларусском обществе идут здоровые процессы. Я желаю, чтобы в Беларуси как можно скорее началась нормальная жизнь и верю, что это произойдет.

Леонид Францескевич: Украинцы всегда достаточно тепло относились к беларусам, это мирные люди, как поется в вашем гимне. Не склонен говорить кто кому братья, я прожил 35 лет и только 5 из них в СССР. Когда я рос, у нас не было такого, что братья-беларусы, братья-русские или еще кто-то. 

Очень давно хочу съездить в Беларусь и посмотреть спортивную инфраструктуру, пообщаться с людьми. Мы отлично относимся к тем, кто нас поддерживает, а таких очень много, беларусы даже воюют за Украину против России – это о многом говорит. Партизанские войны достойны отдельного внимания и уважения. Маленькие беларусы показали всему миру, что противостоять большой России можно, даже когда твой президент идиот, а страна пассивно участвует в войне, отдавая свою территорию для того, чтобы с нее убивали украинцев. Я не эксперт, но если не сейчас, то когда еще можно будет свергнуть Лукашенко и Путина, и поставить нормального адекватного президента, я так понимаю, что Тихановская на этот пост подходит. Беларусь сможет снова стать доброй и мирной, сможет дружить с Украиной, а Россию позволит законсервировать со всех сторон. Если беларусы хотят и дальше хотят развиваться, то нужно помогать Украине и всему цивилизованному миру. Адекватные украинцы видят, что беларусы нам не враги, враги только те, кто принимает участие в войне на стороне России. К счастью, таких немного. 

«Украінцы бачаць, што беларусы нам не ворагі». Спартыўныя журналісты Адэсы – пра вайну, спорт і сваё стаўленне да Беларусі

Жыве Беларусь! Слава Украіне!

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.