Дважды доводил до истерики, троллил за отсутствие ударов и бесконечно молчал c сигаретой в зубах. Как Кутузов и Земан пересеклись в «Авеллино»

0 45

В своем Telegram-канале экс-нападающий сборной Беларуси Виталий Кутузов рассказывает о тренерах, с которыми работал на протяжении карьеры. Это как беларусские, так и зарубежные специалисты. Виталий уже разобрал методы работы итальянцев Конте, Вентуры и Раньери, немца Штанге и беларусов Пунтуса с Байдачным. Рекомендуем к прочтению всю серию.

Следующий, о ком пойдет речь, – молчаливый чех «Мистер» Зденек Земан. Он был наставником в период дебютного выступления беларуса в итальянской серии «В» за «Авеллино». 

Для оценки тренера выбраны следующие параметры: 

    Тактическое мастерство Физическая подготовка футболистов Навыки коммуникации и общения с игроками Уровень мастерства тренерского штаба 

 

Дважды доводил до истерики, троллил за отсутствие ударов и бесконечно молчал c сигаретой в зубах. Как Кутузов и Земан пересеклись в «Авеллино»

***

Знакомство с Земаном началось еще в офисе моего менеджера, который предложил после «Спортинга» вариант с арендой в «Авеллино». Но предупредил, что тренер там Зденек Земан – очень серьезный человек, с которым будет нелегко. И меня сперва это очень задело, в голове промелькнула мысль: «Что значит нелегко? Нелегко было вставать в детстве утром, нелегко было добираться до школы, нелегко было везде. Так почему я должен отказаться?»

Эти слова агента позволили загореться огоньку, дали искру. Это заставило сделать шаг и заиграть. Я был молодым футболистом, мне нужно играть: получать опыт, практику, не ошибаться, забивать, отбивать, бороться. На тот момент даже не догадывался, что значат эти слова, но вызов принял.

А само знакомство произошло непосредственно на сборах. Команда находилась на сборах уже десять дней, пока уладили мои трансферные дела и арендное соглашение. Получилось так, что сезон в Португалии закончился раньше итальянского. И разница около полутора месяцев – внушительная для футболиста. Как бы хорошо я не тренировался, все равно игрового тонуса не хватит. Поэтому впервые я увидел Мистера в горах в Трентино. Приехал, познакомился со всеми, а потом наступило первое утро в новом клубе.

Оказалось, что у Земана никогда не было выходных. Максимум – полдня. И это считался выходным. Утром работали, а после обеда было немного свободного времени. И вот как-то через неделю после моего приезда мы с ребятами зашли в одно из заведений возле гостиницы – просто посидеть, поболтать и хорошо провести время. Никто ничего не пил, может только взяли кофе с бутербродом или булочкой. Назовем это аперитив. В итоге болельщики донесли тренеру про наш поход.

И вот на командном собрании Земан говорит:

– Ребята, бар-баром, но если тот, кто бежит первым, еще может себе позволить выпить бокал пива, то вот Кутузов, который бежит последним… Какое здесь пиво?

Эти слова про меня очень рассмешили всю команду. И действительно, в тот момент я был не в своей тарелке. По сути, только начал бегать с командой и включаться в работу. А ребята уже освоились, знали, что к чему, старались половину дня вместе посидеть, поболтать. Всем хотелось переключиться с режима «стадион-гостиница-стадион». Мне было нереально тяжело, а партнеры как-то выглядели живее. Я даже чуть вышел из раздевалки, чтобы с ними пойти. Часто мог сидеть целый час после тренировки и не двигаться.

Дважды доводил до истерики, троллил за отсутствие ударов и бесконечно молчал c сигаретой в зубах. Как Кутузов и Земан пересеклись в «Авеллино»

***

Коммуникация. Здесь стоит достаточно скромная оценка, потому что этот человек говорил достаточно мало, мне часто не хватало взаимодействия. Хотелось поделиться какой-то своей проблемой, попытаться ее решить. Но в ответ я видел человека с невозмутимым лицом, сидящего напротив с зажженной сигаретой. Хотя внутри я чувствовал, что в нем есть доброта, порядочность, даже открытость, но он почему-то закрывался. Я думаю, что вот эта недостаточная коммуникация – это его «тормоз» и очень сильный сдерживающий фактор, хотя было и немало хороших тренерских качеств.

Это было настолько невыносимо, что однажды я собрал чемодан и чуть не уехал со сборов. Психологически все это перенести было очень трудно. В итоге чемодан я собирал несколько раз… Собранным он стоял до следующего психологического срыва. Потому что когда твой организм дает сбой, нужно оперативно решать проблемы. Ты приехал играть в футбол, но это никому не надо, тебя просят просто бежать. Сетка с мячами постоянно лежала на траве не распакованной. Это работа адская – работа на грани, приходилось умирать живьем. Было очень сложно.

Во второй такой срыв в комнату зашел парень, новый футболист. Сначала я жил один, а потом подселили партнера в двухместный номер в гостинице. И психологически мне стало гораздо легче: поделиться, решить какие-то свои дела, смог хоть кому-то задать вопросы и даже найти на них ответы, пускай и не совсем правильные. Наверное, даже ответ на них не был сам по себе важным. Просто нужно было разделить всю ту навалившеюся психологическую тяжесть. Этого мне не хватало от тренера до самого конца. Потом уже я адаптировался и понял, кто он и что он. Чувствовал все нотки: когда все хорошо, а когда есть какие-то проблемы. И я считаю, что коммуникация – это та вещь, которая могла бы дать ему дополнительный импульс развития в карьере.

Также Земан мог до начала игры невозмутимо пройти перед целой трибуной болельщиков соперника с сигаретой в зубах. Причем пройти очень близко, специально, чтобы раззадорить их. Фанаты ненавидели его всем сердцем.

Дважды доводил до истерики, троллил за отсутствие ударов и бесконечно молчал c сигаретой в зубах. Как Кутузов и Земан пересеклись в «Авеллино»

И вот это постоянное молчание – было для меня очень тяжелым, всегда мало слов. Мне хотелось чувствовать, что я не один, ощущать поддержку. Мне нравится, когда с тренером есть связь. Она не должна быть дружеской, просто рабочей. И мне это приходилось искать самому. Получилось только к концу года, ведь я всегда добиваюсь того, чего хочу. И у нас сложились прекрасные рабочие взаимоотношения, но я потратил на это много сил. Очень часто вступал в диалог с коучем, старался его вызвать его контакт.

Простой пример, у Земана всегда было требование, что когда мяч уходит в аут, игрок должен сразу же взять его и ввести в игру. Однажды играя крайнего нападающего я этого не сделал. Взял мяч и передал подбегающему ко мне крайнему защитнику, а сам открылся в поле для его получения. И он тут же подскочил со скамейки, благо это была товарищеская игра, так что все было слышно хорошо:

– Кутузов, почему ты не ввел мяч в игру?

– Мистер, извините, но я сделал три-четыре ускорения, хотел набрать кислорода, – я невозмутимо ответил.

– Садись возле меня и набирай, – указал он жестом.

Это вызвало улыбку у всей скамейки запасных и всех тех игроков, которые были непосредственно рядом. Это даже стало легендарной историей того года и того коллектива, о ней всей вспоминали. На самом деле, я замену не сделал, но тренер дал понять, что нужно искать возможность на поле, чтобы набрать кислорода, а если не можешь – будешь сидеть.

Я постоянно старался найти с ним диалог. Пытался говорить не смотря ни на что. Оказалось, что Земан очень хорошо говорил по-русски, но первое слово на русском он сказал в последний мой день, на прощание. Сказал фразу на чистом русском языке, и ему также ответил на русском. Но в течение года мы с ним так никогда и не говорили. Наверное, это правильно. Потому что если коллектив не воспринимает этот язык, то и нужно было говорить на другом. Но если бы я хотел расположить парня к себе, то перебросился бы парочкой слов на русском. У него, видимо, было другое мнение.

Еще Мистер мог спокойно стоять сверху на трибуне во время серьезных тренировок: мы делали невероятную прыжковую работу с огромной серией этих самых прыжков. И когда я допрыгнул до самого верха, он, сидя с сигаретой (запомнил я его именно таким), сказал: «Браво Кутузов! Но только прыжки браво».

Он даже здесь заходил так, чтобы похвалить, но не дать лишнего и простимулировать на дальнейшую работу. Поэтому это вызывало у меня улыбку. Я любил работать, но хотелось, чтобы это была более футбольная работа. Но понимаю, что без этой рутины, мне дебютировать в Серии А было бы невозможно. 

Самое печальное, что найденный контакт команде не помог, мы не справились с главной задачей. Но мои личные, персональные скилы начали расти, я прибавлял и чувствовал уверенность, стал одним из лидеров команды, приобрел уверенность в коллективе. В Серии В не было легко, зачастую очень много борьбы, которую из-за недостатка мастерства не получалось преодолеть. Это было из разряда выживания. Но мы к этому готовились и за мой рост Зденеку спасибо.

***

Тренерский штаб. Здесь есть небольшой пробел. Коль уж у тебя относительно слабая коммуникация, то это можно было бы восполнить за счет хорошего помощника, второго тренера или спортивного директора, который справлялся бы с этой задачей. К сожалению, таких людей в его штабе было очень мало. Они шли у тренера на поводу и даже перенимали этот его стиль, старались не перечить и не входить в контакт с коллективом.

Мне кажется, что в современном футболе нужно разделять обязанности, должны быть четко расставлены люди, которые будут выполнять свою миссию. И здесь тренерский штаб был разбалансирован и не оптимален. За счет хорошей коммуникации наша команда справилась бы с поставленными перед ней задачами. Да и в других его командах появлялось бы дополнительное развитие. Но он сам выбирает себе штаб и людей, с которыми будет работать. Хотя  мне часто доводилось видеть, что именно помощники становились этим «локомотивом», который помогал в сложных ситуациях затащить поезд на нужную платформу.

На сборах я проживал ад фактически каждый день. Мне казалось, что у меня был страх тренировочных занятий и всего того, что там будет происходить. Это было сложно, а каждая тренировка несла за собой сильнейшую усталость. И у меня был всего один день в неделю для отдыха, например, суббота или воскресенье – это официальный матч. Зато во время этого матча ты мог выдать что-то фантастическое. Организм был способен на то, чего ты от него никогда не ожидал.

К сожалению, такие матчи были не всегда. Некоторые из них проходили на фоне психологической и физической усталости. Но в целом я понимаю, что Земан использовал максимум времени, чтобы сделать конкретного футболиста лучше. Для него командный результат уходил на второй план. Важнее было вырастить футболистов: сильных, крепкий, прогрессирующих, которые увеличат свою трансферную стоимость. И это была очень качественная работа.

С высоты прожитых лет могу сказать, что при Зденеке я стал крепче и адаптировался ко всем проблемам: мы могли играть вдесятером, побеждали даже с двумя удалениями («Авеллино» 3:2 «Пескара»), причем делали это на классе. То есть команда выглядела действительно очень хорошо.

Дважды доводил до истерики, троллил за отсутствие ударов и бесконечно молчал c сигаретой в зубах. Как Кутузов и Земан пересеклись в «Авеллино»

Еще он очень часто ругал меня за то, что я очень мало бью по воротам. Действительно, такое было, но я не назову это недостатком, я все-таки был тем футболистом, который создает игру, а не завершает моменты. 

– Кутузов, у вас там в Беларуси есть ворота?

– Есть тренер, но они маленькие.

И однажды в домашней игре с «Торино» (1:3) я получил мяч в метрах 25-ти от ворот и удачно пробил – это был один первых моих мячей за «Авеллино». После игры тренер провел небольшую летучку: «Ребята, я всегда думал, что у всех кроме Кутузова в команде есть удар. Но оказывается, что удар есть и у него».

Вызвал улыбку у всех, развернулся и ушел. После этого наши диалоги становились приятным шоу для всего коллектива и ребята получали от этого удовольствие, которое помогало немного разгружаться и разряжать атмосферу. На протяжении всего сезона я этим пользовался.

В середине сезона в ростере появился Джованни Строппа. Он с «Миланом» выигрывал Межконтинентальный кубок и прошел школу «Фоджи» вместе с Игорем Шалимовым.

Ему было уже много лет и Джованни сразу стал игроком-ниточкой между тренерским штабом и командой. С ним стало немножко легче, легче коммуницировать, легче преодолевать трудности. Он тогда уже заканчивал и стал играющим тренером, который навел этот мостик. Сейчас тренирует «Монцу» в Серии В. 

В конце сезона стало ясно, что мы вылетаем в низший дивизион. За пять туров до финиша мы шли предпоследними и в субботу предстояла игра с «Аталантой», которую кровь из носу было необходимо побеждать. И вот в четверг Земан дал какую-то сумасшедшую прыжковую работу. Я не понимал его логики и зачем это все нужно было делать. В пятницу мы улетели в Бергамо, где вечером гостинице я не мог подняться по лестнице, потому что на тренировке отпрыгал лучше всех. У меня были хорошие скилы. Я карабкался по перилам, хватался руками, чтобы затащить себя наверх. А у нас уже на следующий день игра. Но Земан был очень хладнокровным на предыгровой тренировке. Он спросил у меня о самочувствии:

– Как ты? Играть сможешь?

– Мистер, наверно, будет очень сложно. Не знаю, смогу ли я.

– Ну хорошо, ты начни, забей два мяча – и я тебя поменяю. 

Конечно, это игру мы проиграли и лишились шанса остаться в высшем дивизионе. Но он был невозмутим даже тогда. Его не интересовал результат, его интересовали люди и проделанная работа. Он видел футбол в другом направлении и другом ракурсе.  

За пять туров до конца мы обыграли «Комо» 3:0 в издевательском стиле. При счете 1:0 я вышел один в один, обыграл одного защитника, затем другого, вратаря, но уже зашел на не самую удобную позицию для удара, но решил улучшить – пробил. В это время последний защитник успел добежать на линию и головой отбить мяч вверх. И сразу после этого тренер меня заменил, правда, это была уже концовка матча. Заменил и ничего не сказал, но наша скамейка воодушевилась. Вот такие у нас были взаимоотношения. Я пытался найти к нему человеческий подход и рабочий, во всяком случае, старался двигаться в этом направлении.

Дважды доводил до истерики, троллил за отсутствие ударов и бесконечно молчал c сигаретой в зубах. Как Кутузов и Земан пересеклись в «Авеллино»

***

Тактика. Он был приверженцем классической схемы 4-3-3 и никогда ей не изменял. Иногда это упрямство доходило до абсурда. Его могли критиковать вообще все, но Земан был невозмутим. И его нельзя было переубедить или заставить поменять некоторые вещи. Поэтому может быть и здесь ему не хватало некоторой гибкости. Но многие вещи работали очень хорошо, в них была очень хорошая логика. Я даже сейчас понимаю, что было место и гениальному. Это касалось каких-то придумок на стандартах, розыгрышах, угловых. Эти вещи ставили соперника в ступор. В начале игре с «Лечче» розыгрыш штрафного с центра поля. Мы разыграли его так, что за счет открывания веером, вывалились один в ноль уже на первой минуте.

Возможно, ему необходимо было учиться, ведь футбол постоянно развивается, меняются правила, меняются скорости. Я чувствовал себя очень комфортно в позиции крайнего нападающего, оборонительных функций я почти не выполнял. Потому что объем подключений вперед и открываний был каким-то атомным. Отсюда сил работать в защите практически не было. Хотя современный футбол уже стал немножко другим и от нападающего требуется выполнять и оборонительные функции, пускай, они часто только номинальные, но это точно необходимо.

Дважды доводил до истерики, троллил за отсутствие ударов и бесконечно молчал c сигаретой в зубах. Как Кутузов и Земан пересеклись в «Авеллино»

Если мы вспомним поколение людей, которое прошло через его руки, то даже последние люди – все «Лацио», «Рома», Неста, Недвед, Михайлович, Инсинье, Бонуччи и Вератти, до этого тоже была целая плеяда футболистов: Вучинич, Божинов, Тотти. А начиналось все с Колыванова, Шалимова, Сеньори. Во времена Фоджи эта была команда, которая разошлась по всем топ-клубам Италии. Он сделал что-то очень крутое, и очень много кто в Италии прошел через руки Земана. Многие молодые футболисты после работы с ним превратились в настоящих мастеров и сильных больших футболистов. Хотя, я представляю, какой ценой это давалось. Также тяжело, как и мне, приходилось всем.

Я вспоминаю наш последний день. Он подошел ко мне и пожал руку. Я попросил прощения, может быть что-то не получилось, что-то у нас было не так. Но я старался все делать во благо команды. И после этих слов впервые увидел улыбку, пускай и сдержанную. Он сказал: «Виталий, может быть, совсем чуть-чуть не получилось». После этого мы расстались. Для меня это очень трогательная история, которая запомнилась мне на всю жизнь. Я думал, что мы расстались навсегда, но так получилось, что мой голевой дебют выпал как раз на матч с «Лечче», который он тогда тренировал. Я забил за «Сампдорию» и он, думаю, обрадовался за меня.

 

Дважды доводил до истерики, троллил за отсутствие ударов и бесконечно молчал c сигаретой в зубах. Как Кутузов и Земан пересеклись в «Авеллино»

После перерыва я как раз должен был начинать второй тайм. Земан вышел из раздевалок и через центр поля пошел к скамейкам запасных. Проходя рядом со мной он обронил: «Ты нашел ту команду, против которой можно начинать забивать в Серии А». Поэтому я думаю, что он был за меня рад. И затем всегда, когда я играл против его команд, Маэстро спрашивал о моем самочувствии и смотрел на физическую форму. С отцовским таким взглядом хвалил. И в этом же сезоне я еще раз забил «Лечче», даже головой, на что он тоже обратил внимание: «Ни одного такого мяча в «Авеллино» не забил, а тут начал и сразу головой». Надеюсь, что я стал одним из тех воспитанников, которыми он может гордиться, которые показывают, что его работа была сделана не зря.

Вообще весь тот год был веселым. Город Авеллино находится на юге Италии, и по итальянским футбольным меркам – это очень серьезный город. К сожалению, небогатый, потому что там нет большого производства или индустрии. Но любовь к футболу там чувствуется колоссальная. И я стал там кумиром, тем самым человеком, которого любят, ценят и уважают. Я полюбил эту атмосферу города с Земаном, полюбил стадион «Потренио», он стал родным, хотя и был стареньким. У меня осталось здесь много друзей.

А дерби с «Наполи» – это что-то невообразимое, кипели серьезные страсти, похожая на войну. Ты чувствуешь это везде: в воздухе, в раздевалке, на стадионе, целую неделю закипают страсти. Я был счастлив, что смог прочувствовать эти эмоции настоящей большой игры. Так получилось, что перед одним из таких матчей случилась трагедия – на стадионе что-то отвалилось, болельщик упал с трибуны и погиб. В итоге игра не началась, а «Наполи» засчитали техническое поражение.

Памятный момент – победный гол «Салернитане» (2:1) на 92-й минуте в принципиальнейшем матче. Это из разряда выигранной войны. Этот матч остался в истории города, и я до сих пор являюсь тем человеком, которого помнит весь город, как какого-то героя. Хотя мы и вылетели, но это дерби перечеркнуло весь негатив, который был.

После этого триумфа моя фамилия попала в историческую базовую кричалку местных ультрас. Ее поют каждую игру, особенно, на важных играх с «Салернитаной». «Kutuzov ti purgò» – в переводе «уничтожил, забил мяч». 

***

Сейчас я вспоминаю этот этап с теплотой и благодарностью. У меня остались яркие  и теплые воспоминания. Даже назвал бы их счастливыми, хотя мы тогда и вылетели. Но я забил 15 мячей и без этого опыта дебютировать в Серии А, в сбалансированной на 100% «Сампдории», было бы сложно. Получилось выгрызть себе местечко (которого не было) где-то в полузащите, играть два года не на позиции нападающего. Это почти на 100% заслуга Земана, он внес очень серьезный вклад, хотя и я лично делал всю эту работу. Как бы мне тяжело не было, он нашел рычаги, которые заставили молодого парня сделать все это. Я искренне благодарен.

Хочу, чтобы Земан сохранил свое здоровье несмотря на уже довольно серьезный возраст. Хочется порадоваться еще раз его выходом на сцену, еще раз увидеть его успех, застать этот момент. У него уже все было и все сделано в итальянском футболе, Земан многое сделал и этим можно гордиться.

Самое главное, чтобы оставалось здоровье, в эти ковидные времена. Даже хотелось бы пересечься с ним просто сесть и поговорить. Есть у меня такая мечта. Может быть, получится его наконец-то разговорить в дружелюбной обстановке, наверняка, со временем он стал говорить больше 😊

Дважды доводил до истерики, троллил за отсутствие ударов и бесконечно молчал c сигаретой в зубах. Как Кутузов и Земан пересеклись в «Авеллино»

Фото: gettyimages.com, личный архив

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.