Гандболист из России так отдохнул в Бресте, что заработал «уголовку» – в его клубе две недели молчали, а потом вопросили, что делать, если не бить за обидные слова

0 17

Верят в «дружественную страну», где россиянам не раз давали огромные сроки (впрочем, бить беларусов реально можно).

22 августа в российских медиа распространилась информация о том, что левый крайний российского гандбольного клуба «Донские казаки – ЮФУ», чемпион России двух прошлых сезонов Александр Синицын сидит в ИВС в Бресте, став фигурантом уголовного дела по статье «Хулиганство». Как оказалось, сообщила об этом в ночь с 18 на 19 августа двоюродная сестра гандболиста Кристина Андреева. По словам девушки, беларусские силовики задержали Синицына ранним утром 10 августа. Предшествовал этому поход игроков команды в караоке-бар – «Донские казаки – ЮФУ» с конца июля находились на сборах в Бресте, а 9 августа выиграли спарринг у второй команды «Мешкова», что, видимо, решили отпраздновать. О версиях того, что произошло в караоке, подробнее ниже, но есть факт – Синицын ударил работника заведения, у которого остался синяк под глазом.

Клуб «Донские казаки – ЮФУ» ни на сайте, ни в соцсетях о задержании своего игрока до сих пор не рассказывал. Более того, даже о подписании контракта с игроком (по уверению его кузины, это случилось 2 августа) россияне сообщили 10 августа – в момент, когда объявленный новичок клуба уже несколько часов находился за решеткой.

Гандболист из России так отдохнул в Бресте, что заработал «уголовку» – в его клубе две недели молчали, а потом вопросили, что делать, если не бить за обидные слова

Потом «Донские казаки – ЮФУ» сыграли в Бресте три матча на Кубке Белгазпромбанка, где новобранца просто не было в составе без объяснения причин (команда все встречи проиграла – не стал ли одной из причин психологический фон?), а затем уехали обратно в Россию играть в местной спартакиаде (где разным клубам присвоили названия регионов, чтобы соответствовать советским канонам). А в посте кузины Андреевой есть такие строки: «Нас уведомляли, что адвокат есть, но оказалось, что договор ни с кем не заключали, говорили, что Сашу отпустят через трое суток, в итоге перевели в СИЗО, говорили, что консул все знает и решает эти дела, а на самом деле он узнал только через несколько дней после случившегося. По итогу Саша остался без поддержки в чужой стране».

Кто мог говорить родственникам Синицына про адвоката и консула, если не клуб? В любом случае, там явно не особо старались освободить своего игрока, а уж то, что о произошедшем не сообщили российским дипломатам, прямо намекает: ситуацию предпочли замять. Да и средства на помощь и передачу гандболисту его двоюродная сестра собирала по друзьям и в соцсетях – еще один яркий показатель отношения клуба.

Однако же, когда усилиями близких Синицына история прорвалась в СМИ, российское госагентство ТАСС смогло добиться комментария от гендиректора «Донских казаков – ЮФУ» Евгения Семака. Это случилось 23 августа – через две недели после того, как игрок его клуба попал за решетку. Семак заявил, что случившееся в клубе считают «провокацией против российского гражданина», и так пояснил причину этого вывода: «Есть факт, подтверждающий, что были сказаны такие слова: «Вы, русские, убирайтесь отсюда». Представьте, что в другой стране вам в лицо это скажут. Что вы сделаете?».

Заявление директора не делает что-либо фактом – возможно, такого не было. Но предположим, что Синицын реально услышал именно это. Какой выходит посыл от руководителя клуба? Что русскому по национальности в другой стране (где вообще-то у каждого может быть свое отношение к иностранцам вообще и русским в частности) в случае каких-то обидных слов сразу можно размахивать кулаками. Спросить, что не так? Попытаться избежать конфликта другими словесными методами? Похоже, в мире Семака такие варианты для русского неприемлемы. И таких, как гендиректор клуба, в России хватает – по аналогичному принципу они или поддерживают войну, или сами в ней участвуют.

Но это удивляет мало – в отличие от оптимизма руководителя «Донских казаков – ЮФУ». Семак, помимо прочего, уверил, что «адвокат вскоре должна решить вопрос о досрочном освобождении Синицына», и добавил: «Поскольку разбирательство проходит в дружественной нам стране, надеемся на справедливый исход». Тут могли бы грустно улыбнуться граждане России, осужденные в Беларуси на драконовские сроки по политическим делам.

Снятая в мае 2021-го с рейса Афины – Вильнюс вместе с тогдашним парнем Романом Протасевичем София Сапега, проведя год в СИЗО и под домашним арестом, получила 6 лет колонии по обвинению в администрировании неугодных беларусским силовикам каналов с фактическими сведениями о них. Девушка не раз подавала прошения о помиловании, но российская сторона, умеющая продавливать любые решения беларусского режима, тут почему-то не помогла – да даже никак не повлияла на ускорение затянутого на год суда, без решения которого Сапегу нельзя было даже теоретически экстрадировать в Россию. В июне об этой возможности вскользь вспомнил даже Лукашенко – формальных препятствий для этого нет уже месяц, но воз и ныне там.

Гандболист из России так отдохнул в Бресте, что заработал «уголовку» – в его клубе две недели молчали, а потом вопросили, что делать, если не бить за обидные слова

Еще один гражданин России Егор Дудников был схвачен в мае 2021-го за то, что озвучил (это была его регулярная подработка для самых разных заказчиков) несколько неугодных режиму роликов – прозвучавшее в них записали молодому человеку в личную позицию, обвинили в разжигании вражды и угрозе нацбезопасности и дали 11 лет колонии. Летом этого года Дудникова досудили – на основании утверждения, что за решеткой он якобы не вытирал пыль, парня на три года перевели в тюрьму. Мать политузника обратилась к российским властям с мольбой добиться экстрадиции сына – никакого результата это на данный момент не принесло. При этом в июне 2021-го посол России в Беларуси Евгений Лукьянов заявлял, что по обоим задержанным «разговоры происходят, уверяю вас, на высоком уровне».

На каком уровне проходят и проходят ли вообще разговоры о судьбе Синицына – загадка, но шансов на освобождение у него видится побольше уже потому, что дело его по меркам режима не «политическое». Для положительного исхода родственникам гандболиста, которые пока пытаются обвинить потерпевшего, что он был нетрезв («по словам свидетелей», которыми явно были другие гандболисты «Донских казаков – ЮФУ» – и большой вопрос, в каком состоянии находились сами) и не госпитализирован (это никак не влияет на факт преступления), хорошо бы с этим потерпевшим примириться – ведь если он заявит, что не имеет претензий, то на этом основании дело могут прекратить. Пока же Семак говорит, что «пострадавший пользуется ситуацией, чтобы заработать денег» – кузина Синицына заявляла, что получивший в глаз сотрудник караоке требует 10 тысяч долларов.

Впрочем, и в суде Синицын может обойтись штрафом – такое наказание есть среди вариантов, предусмотренных ч. 1 ст. 339 УК РБ, по которой его обвиняют. Однако с таким же успехом гандболисту может грозить и до двух лет ограничения свободы, и аж до трех лет колонии или тюрьмы.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.