«Их мозг – это имплант, дистанционно управляемый пропагандой». Что в белспорте думают про Путина и как теперь относятся к россиянам (ох)

0 52

Поменялось ли за последние недели ваше мнение?

«Их мозг – это имплант, дистанционно управляемый пропагандой». Что в белспорте думают про Путина и как теперь относятся к россиянам (ох)

Санкции за нападение на Украину – это понятно, но как отношение к России и россиянам изменилось на уровне простых людей? Об этом телеграм-канал «О, спорт! Ты – мир!» поговорил с представителями беларусского спорта. «Трибуна» перепечатывает материал.

«Россияне боятся узнать, что их страна – не великая, армия – не могучая, а президент – грабит народ»

Степан Попов, самбист

– Еще до начала военных действий в Украине отношение к россиянам у меня было просто замечательное, я даже никогда не разделял беларусов и русских. Для меня, по сути, это был один народ. При этом осознавал, что россияне немного не понимали, что происходило в Беларуси после выборов-2020. С одной стороны, у них было понимание, что в нашей стране творится беспредел, беззаконие, но все равно в один момент включалась пропаганда, люди говорили, что на митинги выходят безработные, те, кому просто нечего делать. Поэтому я в разговорах с русскими беларусский вопрос, равно как и митинги в поддержку Навального, не затрагивал.

С некоторыми россиянами, кстати, общался еще на тему поправок в их Конституции. Мне постоянно говорили, что выбора у людей нет, поэтому ничего они сделать не могут. А еще меня удивило, как некоторые ребята из моего окружения, те, с кем я общался, записывали видео в поддержку честного голосования, но когда поправки в Конституцию в России были приняты, эти же ребята резко встали на сторону Путина. Меня это, честно говоря, удивило.

– После начала войны отношение к россиянам изменилось?

– Кардинальным образом. У русских появилась какая-то слепая поддержка режима, необоснованная агрессия. И круг людей из России, с кем я общаюсь, стал уже. Мне же некоторые писали, что не могут смотреть мои публикации в Instagram, мол, я пишу ерунду. Даже на личные оскорбления переходили. Но, знаешь, когда я у них спрашивал, в чем проблема, почему они так пишут, люди убирали свою агрессию и некоторые продолжали со мной общаться. Пусть, думаю, и остались при своем мнении. Впрочем, человек 300-500 от меня отписались.

– К россиянам ты стал относиться менее дружественно?

– У меня появилось разочарование от того, что люди не хотят смотреть разные источники информации, понимать очевидные вещи. Разочарование из-за того, что россияне оказались настолько «промытыми». А еще я понимаю, что эти люди просто боятся признать, что у них в стране реально хреново, в Украине нет нацистов, которых обязательно нужно победить. Я это называю инфантилизмом максимального уровня, таким людям я ничего не пишу, никак им не отвечаю, хотя периодически получаю от них видео, сообщения. Просто их игнорирую. Это, по-моему, безнадежные люди, которые пока сами не попадут в плен, не увидят всё изнутри, ничего не поймут.

– Ты к россиянам не испытываешь ненависти?

– Ненависть, злость и агрессию в себе я убираю. А к людям, которые поддерживают войну, испытываю омерзение. Если они в ближайшее время не изменят свое видение, не начнут что-то делать, то такие люди пропадут из моей жизни. Мне неинтересно будет за ними следить. Не то, что общаться.

А еще у меня большое разочарование по отношению к легендам российского спорта. Например, к [Александру] Карелину, который несет чушь. Для таких людей похвала от государства куда важнее человеческой репутации, которая запомнится на всю жизнь. Да, Карелин останется в памяти многих как легенда борьбы, легенда спорта, но, уверен, ни один мотивационный ролик с его участием уже не зайдет.

– Как думаешь, почему многие россияне поддерживают войну?

– В первую очередь потому, что пропаганда на них очень сильно действует. Во-вторых, страх того, что та правда, в которой они жили все время, вдруг окажется кардинально другой. Люди боятся узнать, что они жили в обмане, что их страна не великая, что армия не могучая, что президент просто грабит собственный народ. А люди для властей не являются людьми, а это просто расходный материал, и даже трупы с полей не забираются. Плюс люди боятся увидеть, какое презрение к ним и к России испытывает весь мир. Поэтому россияне сейчас смотрят телевизор, где говорят, что все скоро закончится, в магазинах все будет. Россияне не хотят выходить из этой зоны комфорта. Я бы таких людей сравнил с теми, кого ведут на виселицу, но они до последнего верят, что их помилуют.

«Их мозг – это имплант, дистанционно управляемый пропагандой». Что в белспорте думают про Путина и как теперь относятся к россиянам (ох)

Тем не менее я рад, что мне очень многие из России звонят, пишут, сразу доброжелательно начинают разговор. Я тогда понимаю, что это не «русская вата», они вполне адекватные. Мне кажется, нужно забить на тех, кто со своими надеждами идет к виселице, а помогать тем, кто не поддерживает Путина, но в силу обстоятельств был поставлен в один ряд с «ватой», с теми, кто поддерживает убийства.

А еще я хотел сказать, что виновники войны – в том числе те, кто не дал нам победить в 2020 году, не дал сместить режим Лукашенко. Если бы в Беларуси поменялась власть, то наша страна не была бы стратегическим объектом для российской армии, не летели бы ракеты из Беларуси. Поэтому смерти тысячи людей в Украине на совести молчунов и тех, кто поддерживает Лукашенко.

– Почему беларусы не поддерживают войну так же, как россияне?

– Большинство беларусов в 2020 году поняли, что власть и пропаганда врут, люди научились искать правду. Среди ябатек 80 процентов тех, кто знает правду, но поддерживают режим, потому что для них это выгодно. А 20 процентов не знают правду, у них мозги промытые. Да и вообще я не думаю, что многие из нашей армии согласятся идти в Украину и умирать за Путина. Это все-таки не то же самое, что бить безоружных людей.

– Какое у тебя отношение к Путину?

– Это какой-то исторически отрицательный герой повестей, который умеет зомбировать большинство страны. И многие пошли за ним, несмотря на безумные идеи. За время своего правления он все-таки добился того, что его народ ему поверил и пошел убивать людей. Поэтому Путин – это как предводитель зла. Мне кажется, он войдет в историю как Гитлер. Этих двоих мы будем помнить долго.

– Может ли случиться так, что Россия нападет на Беларусь?

– Оно могло бы быть, если бы мы в 2020 году сместили Лукашенко. Россия, возможно, напала бы на Беларусь, но за нас была бы Украина, и победить россиянам было бы нереально. А сейчас Россия точно не пойдет войной на Беларусь, потому что наша страна оккупирована, там российские генералы, армия. Смысла нападать нет.

«Хочется, чтобы в бункере что-то не смазали, и дверь больше не открылась»

Екатерина Снытина, баскетболистка

– До начала военных действия отношение к россиянам у меня было, в принципе, положительное. У меня нет предубеждений к людям, к русским, если их президент Путин помогает Лукашенко удерживать власть в стране. К тому же во время наших протестов многие мои знакомые из России меня поддерживали, они всегда были на связи, помогали, чем могли. Когда Лену [Левченко] задержали, несколько моих друзей из России выставляли посты в ее поддержку. Так что к россиянам у меня было хорошее отношение.

– А после начала войны?

– Кардинально поменялось.

В первые дни войны я решила залезть в Instagram-аккаунт Российской федерации баскетбола, посмотреть, что там пишут, а также что делают российские спортсменки. Не было тех, кто поддерживал войну, лишь несколько человек выступили с осуждением событий. Скажем так, 80 процентов из тех, кого я посмотрела, вообще молчали, 10 процентов как-то осудили войну. А остальные постили о своем маникюре, о каких-то встречах и так далее. Ладно, их дело.

«Их мозг – это имплант, дистанционно управляемый пропагандой». Что в белспорте думают про Путина и как теперь относятся к россиянам (ох)

Но через несколько дней я написала одной своей хорошей подруге из России и прямо спросила: «Ты ни о чем не хочешь поговорить?» Она меня всегда поддерживала после августа 2020-го, но тут дала коротки ответ: «Я не уверена во всех этих новостях. Не знаю, кому верить». То есть, извини, ты безоговорочно верила, читая независимые беларусские СМИ, которые писали, что в стране силовики убивают простых граждан, что задерживают за красные штаны, за поднятые вверх два пальца. А когда началась война, у тебя возникает вопрос к тем же СМИ, где же правда. Честно, я всегда считала, что этот человек один из самых адекватных в моем окружении, но после этого поняла, что нам будет очень трудно общаться. И предложила поставить на паузу общение, потому что мы переругаемся и больше никогда не будем разговаривать.

Помню, мне прилетели вопросы о том, в чем же виноваты паралимпийцы, которым запретили выступать в Китае. Мол, они же всю жизнь шли к этой Паралимпиаде. Я такого не понимаю. В Украине маленькие дети не смогли прожить и четырех лет, погибали новорожденные. Я пыталась людям донести свою точку зрения, но потом перестала это делать. Постепенно начала отправлять таких россиян по пути военного корабля. Или вы слепые, или просто не хотите замечать очевидных вещей. Все люди, которые хотели увидеть правду, увидели ее в первые дни войны. Все остальные – на корабль.

– Как думаешь, почему многие россияне поддерживают войну?

– Это из того же разряда, почему большинство беларусских спортсменов поддерживает Лукашенко. Плюс тех, кто молчит, автоматически причислили к поддерживающим режим. Такие люди не хотят терять стабильность, зарплаты, то, к чему привыкли. И выбирают такой путь – поддерживать власть и ее действия. Подписать письмо свободных спортсменов или открыто высказаться – это путь нелегкий, но зато ты знаешь, что все сделал правильно. Тем не менее многие выбирают путь ничего не делать и поддержать то, что рассказывает пропаганда.

– Россияне верят пропаганде или боятся признаться себе, что по ТВ их могут обманывать?

– Мне кажется, что даже если ты чему-то не веришь, но постоянно это слушаешь, смотришь, то в какой-то момент начнешь этому верить. Мне реально трудно говорить, что у россиян в голове, а самое главное – что у них в сердце.

А еще у меня проскочила такая мысль насчет тех же спортсменов. Многие из них боятся заканчивать карьеру и начинать новую жизнь. 20 лет ты знал, что делать, умеешь это делать, но после окончания карьеры спортсмены часто теряются, не понимаю, что будет дальше. И вот они сейчас думают: «А вот если я выскажусь, меня могут уволить. И что я буду делать?»

– Почему беларусы не поддерживают войну так же, как россияне?

– По этому поводу вспоминаю фото, которое выставила у себя в Instagram. Практически никогда не размещаю в ленте ябатек и что-то подобное, но тут другой случай – удивительное зрелище. В Уручье собрались женщины с красно-зелеными флагами, был в этой компании мальчик лет 14. И они еще были с плакатами, где выражалась поддержка войны. Вот и я написала: «Посмотрите на людей, которые за войну». Не поверишь, но по статистике это был самый популярный, самый расшаренный, самый сохраненный пост за последнее время. И там было огромное количество комментариев.

Тот хейт, который случился у меня под постом, есть во всем беларусском обществе. Люди, которые поддерживают войну и не скрывают этого, проходят определенные круги ада. И нет таких массовых акций в поддержку войны, потому что люди просто боятся давления общества и хейта. Хорошо, что это работает.

Какое у тебя отношение к Путину?

– Мне хочется, чтобы в бункере что-то не смазали, и дверь больше не открылась. Может, такие мысли не очень хороши для моей кармы, но даже нейтрального, плохого отношения к Путину не осталось. Одна ненависть. Кажется, за прошедший месяц я матом ругалась больше, чем за первые полгода после протестов в 2020-м. Когда были все самые страшные события. Сейчас такая ситуация, когда нормальных слов не осталось.

– Как думаешь, Россия может напасть на Беларусь?

– В данных условиях – нет. Если люди восстанут, если мы все вместе сможем изменить ситуацию в Беларуси, свергнуть режим Лукашенко, только тогда у России может появиться идея напасть на Беларусь. Мы сменим режим, а Россия к таким вещам, к таким странам относится очень категорично. Россияне сами несвободны, поэтому не приемлют, чтобы рядом у кого-то была свобода.

«Мозг россиян, которые поддерживают войну, не принадлежит им»

Беларусский футболист

– Какое у тебя было отношение к россиянам до войны?

– Скажу так, знакомство с условным европейцем вызывает у меня меньше настороженности, чем с русским. Хотя россияне, как и любая другая нация, представляют собой разные категории населения, поэтому обобщать одним словом всех граждан России будет неправильно.

После начала военных действий мое отношение к россиянам, безусловно, поменялось. Сейчас мой любой диалог с гражданином России будет начинаться с экзамена на вменяемость. То есть изначально задам один простой вопрос: считаешь ли ты нападение России на Украину неоправданной и преступной агрессией?

– А почему, по-твоему, многие россияне поддерживают войну?

– Мозг россиян, которые поддерживают войну, не принадлежит им. Это имплант, управляемый дистанционно многомиллиардной пропагандой, поэтому обсуждать мотивы и действия этого зомби всерьез просто бессмысленно.

– Беларусы в большинстве своем войну, в отличие от россиян, не поддерживают. Почему?

– Потому что мы – прогрессивная нация, не привыкшая решать проблемы силовым путем. А еще у нас отсутствуют в историческом ДНК какие-либо территориальные и имперские амбиции.

– Какое у тебя сейчас отношение к Путину?

– Если коротко, то перед ним я испытываю страх, как к соседу по комнате, у которого есть оружие в руках и который потерял рассудок.

– Как думаешь, возможен ли сценарий, при котором Россия нападет на Беларусь?

– Напасть… Я вообще считаю, что российская армия не умеет нападать, она умеет только разрушать. Разрушенные города Украины и российская экономика – тому подтверждение. Ну а что касается твоего вопроса, то нет, не нападет. Потому что Беларусь и так под оккупацией России.

Фото: pressball.by, Instagram

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.