Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

0 12

Вадим Лукомский разбирает примеры Левандовского, Агуэро и Златана.

Пеп Гвардиола плотно ассоциируется с понятием «ложной девятки». Этот сезон укрепил связь – на позиции нападающего в «Ман Сити» выходило 8 разных игроков, из которых только двоих можно назвать форвардами (и то с оговорками – Феррана Торреса и Габи Жезуса). 

Также каталонца часто называют человеком, который вернул концепцию «ложной девятки» в современный футбол. Это заблуждение, так как первый пример игры без нападающих на топ-уровне в 21-м веке – «Рома» Лучано Спаллетти с Франческо Тотти в ложной роли. Но вклад Гвардиолы в популяризацию этой задумки тоже огромный: самая эффективная и эталонная ложная девятка – все еще Лео Месси эпохи «Барсы» Пепа. Именно в то время аргентинец штамповал «Золотые мячи» каждый год вообще без исключений и устанавливал вечные рекорды по «гол+пас на 90 минут» (и похожим, но более простым метрикам). 

Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

Обратная сторона – непростые отношения Гвардиолы с нападающими. Тут есть две тенденции. Первая – трансформация нападающих в результативных фланговых игроков при ложной девятке в центре (Тьерри Анри, Давид Вилья, Габи Жезус и эпизодически Самюэль Это’О). Вторая – командные адаптации под размещение чистых форвардов (Это’О, Златан Ибрагимович, Марио Манджукич, Роберт Левандовски, Серхио Агуэро и до определенного момента Жезус). 

Нас интересует вторая категория. Во-первых, здесь много полярных примеров – от полных провалов до топового раскрытия игроков (правда интересно разобраться в деталях и отличиях). Во-вторых, именно в эту категорию неизбежно будет отнесен Эрлинг Холанд – следовательно, на основании прошлых экспериментов можно сделать некоторые предположения о его будущем.

Парадокс Пепа: даже нападающие, с которыми был очевидный конфликт, много забивали

У Гвардиолы солидная история ссор с нападающими. Настолько, что даже есть соблазн считать позицию важным фактором в этих конфликтах («не любит чистых нападающих, что ведет к противоречиям с ними»). Пожалуй, все сложнее – постепенно разберемся.

Самый яркий критик Пепа – Ибрагимович. Швед часто публично выступал против тренера. Вот мощный кусок из автобиографии Златана:

Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

«Гвардиола пялился на меня, и у меня сорвало крышу. Я думал: «Вот он, мой враг, чешет свою лысую голову». Я крикнул ему: «У тебя яиц нет!» и, вероятно, кое-что похуже. Я добавил: «Ты обосрался от страха перед Жозе Моуринью. Можешь катиться ко всем чертям!» Я совершенно обезумел. Я швырнул коробку, полную тренировочной экипировки, на пол, а Пеп, ничего не сказав, стал собирать все вещи в нее обратно. Я не какой-нибудь отморозок, но на месте Гвардиолы я бы испугался».

Более конкретные претензии Ибрагимович формулировал в 2013-м в интервью Der Spiegel: «Гвардиола – великолепный тренер, но он трус и не мужик. В «Барселоне» он пожертвовал мной ради Лионеля Месси, и ему не хватило смелости сказать это мне. Аргентинец обращался с ним, как с домашним животным, именно его слово всегда было первым, а тренер зачастую просто сидел в стороне и молчал, словно школьник».

Акцент на нехватке честности в объяснении решений. Это сильно напоминает претензии Марио Манджукича: «Гвардиола меня разочаровал, он просто не уважал меня. Не дал мне сыграть в финале Кубка Германии, из-за него я не стал лучшим бомбардиром Бундеслиги, потому что не выходил на поле в конце сезона. Если бы он просто сказал мне, что я не подхожу ему по стилю игры, это было бы намного более уважительно с его стороны».

Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

И Манджукич, и Ибрагимович сбежали от Пепа после одного совместного сезона. Еще одним в списке мог стать Серхио Агуэро. Лишь ангельское терпение и скромность Куна привели к тому, что он остался с Пепом аж на пять совместных лет. Но старт был очень трудным. Почва для конфликта сформировалась уже к октябрю 2016-го (первый сезон) – Гвардиола не доверял ему в некоторых важных матчах и многозначно опровергал слухи о его уходе.

«Какое-то время ушло на то, чтобы прояснить все. Когда Гвардиола пришел в команду, мы не знали друг друга – сначала все напоминало своего рода просмотр. Но последние три года были фантастическими», – делился ощущениями Агуэро. Гвардиола тоже признавал взрывоопасность стартового отрезка: «Другой игрок при схожих обстоятельствах и с такими заслугами перед клубом мог создать конфликт, спровоцировать трудную ситуацию, но Серхио не такой. Неслучайно его так любят болельщики: дело не только в голах, но и в том, какой он человек – люди это чувствуют».

Еще один индикатор закулисного напряжения – слова отца Агуэро: «Я не верю слезам Пепа (после прощального матча Серхио в «Сити» – Sports.ru). На мой взгляд, он никогда не желал видеть Куна в команде. Он хочет, чтобы главной звездой был он сам, а не игроки. Я не верю Гвардиоле. Он никогда всерьез не ценил Серхио. Он хочет быть протагонистом своих команд. Он постоянно твердил, что Агуэро незаменим, а потом не включал его в состав».

Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

Похоже на тенденцию, но есть и другая сторона. В потоке обоснованных претензий к характеру испанца тонет другой не менее важный ракурс: никто из этих нападающих не провалился чисто в футбольном плане. Проблемы были с манерой общения Гвардиолы (тут беда очевидна), но не с его системой. 

Именно при Пепе Манджукич провел самый результативный сезон в карьере. Да, разница с кампанией при Хайнкесе минимальная, но тут важнее не формальный статус лучшего, а тот факт, что уровень игры при системе Пепа точно не упал (возможно, даже наоборот):

 

Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

Для полноты картины – важно держать в уме фактор прихода Роберта Левандовского. О нем было известно заранее: именно с этого начались конфликты, с которыми так и не совладал Гвардиола. До определенного момента и чисто в футбольном плане Манджукич крайне достойно играл в «Баварии» Пепа. 

У Агуэро – похожая картина. В футбольном плане союз с Гвардиолой выделяется даже в масштабах его крайне яркой карьеры. Два из трех самых результативных сезона были при Пепе:

 

Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

Даже случай Ибрагимовича не такой однобокий, как кажется из драматичных высказываний. У Андрея Клещенка был подробный текст о футбольной стороне сотрудничества Златана с Пепом. Сильнейшие полгода не отрицает даже Гвардиола. «Мы благодарны Ибрагимовичу за вклад в чемпионский титул. Первые шесть месяцев в клубе были очень хорошими», – объяснял тренер уже после прощания со Златаном.

Результативность Ибры в «Барсе» – 0,97 по «гол+пас на 90». Второй результат в его карьере на тот момент. Поздние сезоны (особенно в «ПСЖ») будут у него самыми мощными по цифрам, но относительно уровня в «Интере» его перфомансы в Ла Лиге точно не кажутся провальными. 

Опять же: не снимает с Пепа вины в плохом менеджменте звездного игрока и не делает провальный трансфер удачным. Но нет оснований утверждать, что система Пепа убивала футбольный потенциал этих игроков. В каждом случае львиная доля проблем была за пределами поля (в случае с Агуэро – все и вовсе сгладилось из-за характера игрока). 

Это не оправдание неудачных кейсов Гвардиолы, но важнейший контекст. Претензии к менеджменту уместны. Но абсурдно игнорировать тот факт, что система и адаптации Пепа вполне эффективно выжимали голы даже из этих форвардов. Это подводит нас к следующему ракурсу.

Инстинкт Гвардиолы – скатываться к ложной девятке. В каждом клубе стремился построить эту концепцию

Объяснением холодных отношений с Пепом может быть ощущение вторичной роли в планах Гвардиолы, которую испытывали эти нападающие. Можно предположить, что все они чувствовали, что даже при качественной игре не будут частью идеального игрового рисунка Пепа – частью его полностью сформированной команды. 

Кажется, у них были все основания так считать. Действительно во всех командах Гвардиола держал в уме переход к ложной девятке (подробнее разберем ниже). Но крайне важно проговаривать: это выбор между хорошим и лучшим вариантом. Нападающие (даже конфликтовавшие с Пепом) играли хорошо, но, как правило, уступали еще более эффективному варианту.

В «Барсе» ложной девяткой был Месси – вот детальный материал об этом этапе карьеры Лео. Первый раз Пеп использовал его в такой роли в сентябре 2008-го – против «Спортинга» из Хихона. Но первыми памятными перфомансами стали класико с «Реалом» (6:2 в в мае 2009-го) и финал Лиги чемпионов. Жертвой экспериментов стал Это’О, которого Гвардиола передвигал на правый фланг.

Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

Поздним вечером перед тем самым класико Пеп позвонил Лионелю и попросил подъехать на базу «Барселоны», чтобы кое-что обсудить. Тренер показал Месси несколько видео, на которых заметил слишком большой разрыв между полузащитой и защитой «Реала», и объяснил, как использовать это пространство.

«Завтра в Мадриде я хочу, чтобы ты начал матч как обычно на фланге. Затем я подам тебе знак, чтобы ты отодвинулся на указанное мной место. Это то, что мы уже проделывали в сентябре против «Хихона», – сказал Гвардиола. Сигнал, о котором говорил Пеп, был подан на 7-й минуте – с того момента Лео разрывал «Мадрид» по центру.

«Я помню, как за день до игры меня вызвали в офис Гвардиолы. Он смотрел много матчей «Реала» и обсуждал с Тито Вилановой мою роль в качестве ложной девятки. Идея была в том, чтобы я уводил за собой центральных защитников, а наши вингеры врывались в свободные зоны. Это было сюрпризом и для нас, и для «Мадрида». Мы много владели мячом и всегда имели лишнего игрока в полузащите», – вспоминал Лео.

Следующий сезон свелся к идейному конфликту – нападающий Ибра против ложного форварда Месси. Лео победил и довел игру в этой роли до совершенства. С точки зрения результативности именно сезоны ложной девяткой лучшие в карьере аргентинца. 

В «Баварии» победила идея с нападающим – Левандовски оказался слишком силен и классно адаптировался к требованиям Пепа. Но первой мыслью Гвардиолы была именно игра с ложной девяткой. В книге Pep Confidential Марти Перарнау рассказывал, что Гвардиола выделил четверку игроков с качествами для игры на этой позиции – Марио Гетце, Франк Рибери, Арьен Роббен и Томас Мюллер. 

Еще более показательны свидетельства самого Левандовского: «Многие предполагали, что мы будем играть без девятки. Для меня это было поводом задуматься и сказать: «Окей, значит я должен научиться играть в новом стиле». У Пепа я научился многому. Мы много говорили о футболе, тактике и требованиях к моей роли. Он открывал мне новые вещи. Я понимал, что если заиграю у Гвардиолы с его идеями о тактике и нападающих, то стану лучше как игрок».

Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

«У меня были сомнения, но я знал, что могу помочь Пепу и команде. Конечно, в первые месяцы нужно было усвоить несколько новых деталей, но в итоге Гвардиола выжал из меня лучшие качества и заставил их работать на команду. Я стал лучше и учился новому на каждой тренировке», – вспоминал поляк в другом интервью. 

В «Сити» к постоянному использованию ложной девятки (иногда даже трех сразу) Пеп пришел только на пятый сезон. Это подчеркивает, что он может быть гибким и менять планы на фоне обстоятельств, но есть вполне четкие доказательства, что у него был и альтернативный замысел.

Первый эксперимент с игрой без нападающих в Манчестере пришел на осень первого сезона – это был выезд на «Камп Ноу». Агуэро остался в запасе, и Пеп так объяснял план на игру: «Решение по Агуэро было тактическим. Я хотел выпустить на одного полузащитника больше. Мы старались удерживать мяч, потому что, когда мячом владеем мы, им не владеют Месси, Неймар и Суарес».

«Барса» разнесла «Сити» 4:0 – эксперимент не удался. Через две недели в Манчестере Гвардиола уже играл с Агуэро в атаке и победил при 35% владения. Вероятно, эти игры убедили Пепа, что команда недостаточно зрелая, чтобы играть таким образом. Позже это наложилось на вполне успешную адаптацию Куна к его методам – переход на ложную девятку отложился. 

Итого: везде Гвардиола в той или иной степени заигрывал с идеей ложной девятки. Дальше все определял контекст конкретного клуба. Кое-где нападающие были слишком вариативными, адаптивными и топовыми – отказываться от них было бы абсурдно, но, пожалуй, можно говорить, что при прочих равных именно вариант с ложной девяткой у Пепа любимый.

Главное правило Пепа в атаке: не быть всегда в штрафной (работает и для чистых нападающих)

«Каждый в моей команде имеет право подключаться в штрафную, но никто не имеет права там стоять», – так Гвардиола сформулировал свой ключевой принцип атакующей игры. Он идеален для команды, которая использует ложную девятку, но вполне может применяться и к нападающему. Просто от него потребуется определенное участие во всех стадиях игры. 

Когда команда в финальной стадии атаки, нападающий возвращается в штрафную и уже действует классическим образом. Именно так действовал Левандовски. Вот пример из легендарного матча против «Вольфсбурга» (5 голов Роберта за 9 минут). Опускается в опорную в первой стадии:

Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

Завершает эту же атаку из центра штрафной:

Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

В данном случае против поляка было труднее обороняться как раз из-за опускания в глубину. Само движение было отвлекающим (Роберт не коснулся мяча в опорной), а партнеры реагировали на него, адаптируя структуру. Так и работает позиционный футбол. Гол – пример того, как это может не мешать, а, наоборот, помогать нападающему. 

«Гвардиола научил меня иначе смотреть на футбол. Понимать его с точки зрения движений, стратегии и тактики. Сейчас мне кажется, что раньше я смотрел футбол как аутсайдер. Теперь я могу сказать, кто ошибся с тактической точки зрения, кто сыграл полезно – я понимаю, как быть на шаг впереди оппонента. Он очень много объяснял мне тактические детали.

Однажды Пеп сказал мне: «Я не могу помочь тебе стать более классным нападающим, потому что ты уже очень силен, но я могу помочь тебе, организовав команду так, что ты будешь получать мяч свободным, а дальше ты знаешь, что делать», – вспоминал Левандовски. 

Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

Позиционные ротации в системе Гвардиолы способствуют возникновению таких ситуаций. Нападающий (особенно если он одарен технически) вполне может быть их частью, а в завершающей стадии – делать привычную работу. 

Гвардиола много внимания уделяет этой побочной работе. «Я знаю, что Гвардиола не ждет от меня гола в каждом матче. Я необязательно должен забивать, чтобы он был мной доволен. Иногда мое движение для него важнее – то, как я использую пространство, как помогаю команде. Я не нападающий, который просто ждет в штрафной шанса, чтобы забить. Я двигаюсь, пасую, создаю моменты партнерам», – объяснял Роберт. 

Однажды Левандовски забил семь в двух матчах и услышал от Пепа: «Я очень доволен им в последних двух встречах, но как тренер я жду от него еще большего. При этом я не имею в виду еще больше голов. Я надеюсь, что он не думает только о голах».

Агуэро прошел через похожую адаптацию – вовлеченность во все стадии + дисциплинированность и правильные маневры в рамках позиционного футбола + классика внутри штрафной.

При персональном прессинге «МЮ» в дерби он опускался до своей опорной, выманивая Харри Магуайра:

Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

Скриншоты сделаны в InStatScout

В этом эпизоде против «Борнмута» оголял пространство в чужой опорной как ситуативная ложная девятка. Первый шаг – КДБ уводит полузащитника и создает зону в чужой опорной (Агуэро уже заметил это и готов опускаться):

Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

Серхио опустился и получил временную свободу:

Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

Разрезал оборону пасом на третьего (Стерлинг):

Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

Система Пепа требует определенных адаптаций от нападающих, но не сковывает их естественные качества. Наоборот, подчеркивает, если форвард действует в рамках командных маневров. 

Работа в прессинге – истинное качество, без которого в команде Гвардиолы играть нельзя

Получается, можно говорить о склонности Пепа к ложным девяткам, но точно нельзя – о строгой связи между типом форварда и его успешностью у Гвардиолы. В этом плане система достаточно адаптивна. Тренер «Сити» отдельно подчеркивал это: «Иногда мы играем с чистым нападающим. Иногда используем другой подход. Но замысел всегда одинаковый: дать команде инструменты для контроля игры и создания моментов. Это можно делать и с нападающим, и без него».

На фоне разговоров о чистоте нападающих рискует потеряться более важное требование Пепа к игроку этой позиции. Как мы выяснили, у каталонца были примеры успешных чистых нападающих, были мощные ложные девятки, зато не было ленивых игроков в первой линии прессинга. Даже Месси по своим меркам отрабатывал (подробно об этом писали тут). 

Вот этот аспект действительно коррелирует с тем, заиграет ли игрок у Гвардиолы. Порой статус чистого нападающего (эгоистичного игрока) связан с работой в прессинге, что снижает шансы на успех у Пепа, но важно тут не путать причину и следствие. Позиционный футбол можно адаптировать под разный тип форварда, но нельзя играть в него без прессинга. 

В случае Ибрагимовича проблемы в прессинге были одной из причин неудач. До знакомства с Пепом проблемы были у Агуэро, но он смог прибавить. А вот Левандовски после школы Юргена Клоппа вообще не рисковал попасть в немилость.

Этот аспект намного лучше объясняет то, с кем Пеп срабатывается, а с кем – нет. 

Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

Исключение – только Манджукич. В его случае важно учитывать две детали: во-первых, нефутбольная сторона конфликта с приходом Левандовского; во-вторых, в техническом плане был явно слабее остальных нападающих Пепа. С ним действительно тяжело было построить основной вариант. 

В остальных случаях все сводилось к готовности (или неготовности) работать в прессинге. «Нападающий в моей команде не должен просто получать мяч от партнеров в правильной позиции. Он должен помогать в первой линии давления, очень много бегать в этой стадии. Мне не нужен нападающий, который показывает класс, но испаряется, когда команда без мяча», – формулировал сам Пеп.

Не секрет, что работу Гвардиола всегда начинает с прессинга. Об этом упоминал Роббен – голландец сказал, что именно это в тренировках Пепа поразило его сильнее всего. В книге Перарнау Гвардиола упомянул это: «Оборонительная стратегия невероятно важна, если хочешь много атаковать. Организация команды без мяча – базис всего, чего помогает достичь мой футбол».

Особенно показателен пример Агуэро, потому что он не был игроком нужного типажа, но проявил готовность слушать тренера и работать над собой. «Пеп – очень требовательный тренер. Адаптироваться к работе с ним было непросто. Я часто его злил. Кроме обязанностей нападающего, я должен быть первым защитником. Думаю, постепенно мы поняли друг друга. Он говорил, что доволен мной и что злость, которую я вызывал у него, того стоила, так как я прибавил», – рассказывал аргентинец. 

Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

«Главным изменением для меня стала игра без мяча, потому что именно я – тот игрок, что инициирует давление. Нужно усердно работать и адаптироваться к этому. И, разумеется, для этого нужно быть в отличной физической форме», – уточнил Кун в другом интервью. 

У Пепа есть фирменная адаптация под нападающих: чистые вингеры + ложные фулбеки

Промежуточный итог:

• истории о явных проблемах Гвардиолы с чистыми нападающими сильно раздуты;

• но при прочих равных игра с ложной девяткой действительно ближе Пепу;

• система Гвардиолы способна адаптироваться под очень разных игроков по типу на позиции форварда;

• но те, кто не готов работать в прессинге, выпадают и не срабатываются с каталонцем.

Общая картина выглядит примерно так, но интересно также разобрать детали адаптаций именно под чистых нападающих. Тем более у двух самых результативных сезонов Гвардиолы с чистым нападающим есть структурные сходства.

Речь о кампании-2015/16 с Левандовским в «Баварии» – поляк забил 30 мячей в Бундеслиге (и обновил личный рекорд, который на тот момент составлял 24 гола). И о сезоне-2017/18 в «Манчестер Сити» – тогда забили 106 мячей в АПЛ, а на позицию форварда (конкурировавших за нее Агуэро и Жезуса) пришлось 34 мяча. 

Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

Общий элемент этих команд – игра с вингерами в классическом расположение (правша – справа; левша – слева) и наличие ложных фулбеков. Эти элементы напрямую связаны с попытками повысить эффективность нападающего. 

Вингеры в данном случае олицетворяют больший упор на фланговую игру. Под них команды создавали изоляции, а следствием таких эпизодов были подачи разного типа (прострелы, навесы, откаты под удар), которые кормили форварда в штрафной. Также вингер на дальнем фланге часто становился скрытым нападающим (и стягивал на себя внимание), помогая форварду. 

Ложные фулбеки – это контроль опорной зоны в футболе, который предполагает большее количество подач. При комбинациях через центр с использованием коротких передач необязательно держать по 2-3 футболиста в опорной для мгновенного давления (накрыть могут ближние к мячу футболисты), а вот при постоянных навесах они критически важны для подборов и контроля контратак (футболисты нагружают штрафную – и не факт, что могут накрыть; нужна спецроль под это). 

У «Баварии» эта концепция выглядела так – Дуглас Коста и Кингсли Коман на флангах, а Давид Алаба и Филипп Лам в роли ложных:

Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

Коста и Коман завершили тот сезон в статусе двух лучших ассистентов команды. Левандовски отдельно отмечал их роль: «Когда на флангах Дуглас Коста и Коман, у нас больший упор на подачи, следовательно, возникает больше угрозы внутри штрафной».

В «Ман Сити» вингерами выступали Лерой Сане и Рахим Стерлинг. Ложными фулбеками в тот сезон были Фабиан Делф и Кайл Уокер:

Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

Отличие от «Баварии» в меньшей гибкости: там и Алаба, и Лам могли ситуативно закрывать фланг, а тут было более четкое распределение – Делф всегда в опорной при владении (для контроля после навесов), а гибкой была лишь позиция Уокера. 

Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

При таких акцентах внутри структуры Гвардиолы нападающий получает бонусные моменты, кроме тех, которые естественным образом рождаются из участия в позиционном футболе. 

Фишкой команд Гвардиолы в таком сочетании стали голы из вратарской в пустые (tap-in). Например, «Сити» в тот год забивал 29% голов таким образом (огромная пропорция для одного типа атаки). После очередного такого гола Гвардиола даже хвастался: «Да, мы действительно часто забиваем такой гол». Друг и бывший одноклубник Пепа Микель Солер однажды выдал формулировку, которую Пеп любил цитировать игрокам: «Сильный кросс низом вдоль вратарской – это уже наполовину забитый гол».

«Сити» по-разному выводил игроков на такой момент. Иногда комбинация с врыванием в штрафную полузащитника (КДБ или Сильва), иногда – через обыгрыш 1-в-1 от вингера, но варианты для завершения в таких эпизодах почти всегда создавали центральный нападающий + вингер с дальнего фланга. 

Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

Нападающие у Гвардиолы: склонность к ложным девяткам, обязательная работа в прессинге и адаптации под чистых форвардов

Это именно бонусная категория моментов. При игре с ложной девяткой и без описанных фланговых акцентов моменты возникают другим образом. Вероятно, для максимизации качеств Холанда Пепу придется освежить в памяти конспекты этих сезонов. Кардинальной перестройки атакующей игры не потребуется. Нападающие вовсе не теряются в футболе Пепа, но эти фишки могут лучше акцентировать сильные стороны форварда.

Зачем Холанд «Ман Сити»: поможет в топ-матчах и создаст убойную связку с КДБ, но пока далек от стиля Пепа

Блог «Англия, Англия» в соцсетях: Twitter / VK / Telegram

Фото: East News/AP Photo/Andres Kudacki, imago sportfotodienst, VI Images / Tom Bode Multimedia; Gettyimages.ru/Michael Regan, Alex Grimm/Bongarts, Lars Baron/Bongarts, Clive Rose; globallookpress.com/Darren Staples via imago-images.de

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.