«Невозможно убить в себе памяркоўнасць и добродушие». Давно работает в «Висле», купил в Польше квартиру, но умрет беларусом – этот экс-тренер ЧБ упорно верит в лучшее

0 5

«Если сравнивать с Польшей, Беларусь точно не назвать страной для жизни. Но я свято верю, что ситуация изменится».

«Невозможно убить в себе памяркоўнасць и добродушие». Давно работает в «Висле», купил в Польше квартиру, но умрет беларусом – этот экс-тренер ЧБ упорно верит в лучшее

Сергей Михайлов посвятил 20 лет беларусскому футболу: сперва как вратарь (по большей части играл в Д2, в 2001-м провел один матч в чемпионском сезоне «Белшины»), а с 2014-го по 2016-й входил в тренерский штаб «Слуцка», где завершал игровую карьеру. После этого Михайлов принял решение покинуть Беларусь – и в начале 2017-го оказался в академии одного из старейших и наиболее известных клубов Польши, краковской «Вислы». Там специалист трудится до сих пор. В Польше у коуча все в порядке: собственная квартира, рядом семья, сын играет за клубную команду своего возраста.

Недавно Михайлов в составе команды Беларусского фонда спортивной солидарности стал победителем прошедшего в Варшаве Кубка Ивулина. О значимости этой победы, переезде и жизни в Польше и отношении к Беларуси Михайлов рассказал в интервью Telegram-каналу «О, спорт! Ты – мир!».

– 14 августа ты стал победителем Кубка Ивулина в команде Беларусского фонда спортивной солидарности. Как в ней оказался?

– Мы дружим с Денисом Паречиным (тренер вратарей «Стали» из польского Д4, также выиграл Кубок Ивулина – прим.), у нас общие интересы и одинаковые политические взгляды. Он познакомил меня с [бывшим гендиректором БАТЭ, ныне представителем БФСС] Мишей Залевским, и я от него за месяц до Кубка Ивулина получил предложение сыграть. Согласился – решил вспомнить молодость :). Последний раз я играл три года назад, когда мы в «Висле» проводили товарищеский матч с первой командой. После этого пытался убить в себе футболиста, вроде получалось. Но на четвертый год не выдержал :). Форма перед Кубком была неплохая, постоянно нахожусь в тонусе – работа связана с постоянной физической нагрузкой, бывает по 3-4 тренировки в день. Хочешь не хочешь, а двигаться нужно, бить, делать передачи с фланга.

– Почему ты согласился сыграть на Кубке Ивулина?

– Ответ очень простой – турнир посвящен Ивулину. Наверное, с самого основания YouTube-канала «ЧестнОК» следил за проектом, смотрел все видео, радовался творчеству Саши. Было очень приятно, что в Беларуси появился человек, который пытается сделать футбол интереснее. Классная идея у него была с «Крумкачамi». Да и видно, что Саша – светлый, добрый человек. А после того, как он попал за решетку, я знаю точно, у многих людей из белфутбола на душе стало очень тяжело и неприятно. Парень говорил правду о виде, и так получилось, что фактически за правду он был осужден. Поэтому сейчас хотелось принять участие в турнире, чтобы как-то поддержать Ивулина. И хочется верить, что до него дойдут весточки о мероприятии, и это согреет ему сердце. Он будет знать, что люди думают о нем и ждут его возвращения.

– Как тебе турнир в плане организации и по уровню сопротивления?

– В целом все классно. Видно, что люди старались организовать все на высшем уровне. Хорошее поле, прекрасная атмосфера. Единственный минус – это что турнир растянулся на целый день. Идеально было бы найти два поля рядом и проводить матчи параллельно. Некоторые ребята жаловались на то, что утром сыграли, а потом вынуждены были долго ждать следующих своих матчей. Плюс в воскресенье было достаточно жарко, что доставляло определенный дискомфорт.

Собрались команды разного уровня, но 3-4 коллектива играли очень даже неплохо. Команды, где выступали Виталий Гайдучик, Филипп Иванов. И, конечно, команда [нынешнего автора канала «ЧестнОК» Ярослава Писаренко] «Тут-тун WORSHAwa». Может, у парней где-то не хватало мастерства, но они сражались круто. [Автор канала «жизнь-малина»] Никита Мелкозеров – как последний раз в жизни, хотел взять медаль. И сделал это :).

В Варшаве с БЧБ и фаерами прошел Кубок Ивулина: команда БФСС победила по пенальти, Шкурин отказался от лучшего игрока в пользу Хацкевича

Никогда в жизни не мог представить, что буду играть в одной команде с такой легендой беларусского футбола, как Александр Хацкевич. Как вратарь отмечу, что было максимально спокойно, когда Александр Николаевич руководил обороной. Человек с космическим опытом. Понимал, когда и куда нужно отдать мяч, где его придержать. Реально, чувствовался класс.

– Ты говорил, что самый сложный матч получился в финале.

– Да, и в первую очередь потому, что средний возраст нашей команды – около 40 лет. Мы провели шесть матчей с небольшими перерывами. Да, коллектив опытный, но физически все-таки подсели. В финале играли против ребят из Playball, где ребятам по 30 лет. Там, кстати, был и Гайдучик. Было реально тяжело, но, можно сказать, на опыте вытянули и в серии пенальти победили.

– Когда вручали титул «Лучшего игрока Кубка Ивулина» Илье Шкурину, тот передал приз Хацкевичу. Это команда решила?

– Никакого совета в команде не было. Илья отдал приз Хацкевичу по своей инициативе. Классный поступок. Лично я, когда Илье отдавали этот приз, думал, что все-таки его нужно отдать Александру Николаевичу.

– Что для тебя значит эта золотая медаль?

– После матча у Хацкевича спросил: «Александр Николаевич, для вас это самая важная медаль?» И он прямо ответил, что на сегодня – да. И для меня эта награда очень важна. Как бы там ни было, каждый спортсмен, пусть даже закончивший карьеру, выходит на поле, чтобы победить. Чувство самоудовлетворения от победы есть. Да еще и на таком турнире.

«Невозможно убить в себе памяркоўнасць и добродушие». Давно работает в «Висле», купил в Польше квартиру, но умрет беларусом – этот экс-тренер ЧБ упорно верит в лучшее

 

– Расскажи, как состоялся твой переезд в Польшу.

– Скоро шесть лет, как я живу в Кракове. Все это время работаю в академии «Вислы». Все знакомо, все свое, можно сказать, родное. «Висла» для меня – не пустой звук, живу идеями клуба.

Перед отъездом в Польшу я работал в тренерском штабе «Слуцка» в высшей лиге. Но, честно скажу, не видел перспектив для роста в беларусском футболе. Перейти со временем в условные БАТЭ или «Шахтер»? Не вижу смысла ставить такие цели. В Польше намного больше шансов для тренерского развития. Здесь постоянно организуются мастер-классы, обучение специалистов. Я как-то даже ездил на конгресс тренеров вратарей, и там собрались лучшие мои коллеги со всего мира. Все топ-клубы были представлены на конгрессе. Это колоссально интересное обучение, которое я бы никогда не получил, если бы продолжил работать в Беларуси. За четыре дня конгресса я получил столько информации, сколько бы не получил в Беларуси за пять лет.

– Как вообще возник вариант с «Вислой»?

– Изначально я перевез в Польшу семью, а сам остался в «Слуцке». У меня был действующий контракт, команда стояла на вылет из «вышки». «Слуцк» для меня не пустой звук, провел там шесть лет. Посчитал, что обязан закончить работу и помочь команде остаться в Д1. В высшей лиге мы остались, а я после окончания контракта отдохнул месяц и переехал в Польшу. Уже здесь составил резюме, отослал его в шесть-семь клубов, и в течение нескольких дней из четырех клубов получил приглашение на собеседование. «Висла» – это все-таки марка, поэтому выбрал этот вариант. Удалось договориться о сотрудничестве. Месяц стажировался, изучал язык, нюансы работы. В результате руководство клуба все устроило, и мне предложили контракт.

Изначально работал в академии с ребятами 10-12 лет, потом получил парней 14-15 лет. А сейчас работаю с футболистами U-19. Это уже мужчины, совсем взрослые ребята. Плюс появилась возможность сотрудничать с тренером вратарей первой команды: прихожу на занятия основы, смотрю, анализирую и учусь. То есть постоянно прокачиваю скиллы.

– Ты рассылал резюме с надеждой попасть в первую команду?

– Нет, потому что все оценивал реально и объективно. Да и с языком у меня было не очень, а это немаловажно при работе. Понимал, что мне нужно начинать с молодежного футбола, а потом уже идти по ступенькам выше. В итоге молодежный футбол меня затянул, я получаю удовольствие, работая с ребятами. Все устраивает.

– Почему переехал именно в Польшу?

– В первую очередь вопрос адаптации. Если сравнивать с Германией, с другими странами ЕС, в Польше начать жизнь попроще. Зная хотя бы немного польский и беларусский языки, будешь понимать, что от тебя хотят. А со временем уже и сам начнешь разговаривать. Плюс менталитеты беларусов и поляков с большего похожи.

– «Висла» тебе предоставила какие-то бытовые условия? Что по финансам?

– Дали только работу и зарплату. Все остальные вопросы закрывал сам. Поляки деньги на ветер не бросают, так что я бы не говорил, что в молодежном футболе Польши большие финансы. Однако жить можно. Плюс провожу индивидуальные занятия, что тоже достаточно прибыльно.

Уровень зарплат тут, конечно, выше, чем в Беларуси. Различия существенные. Тут можно позволить себе не идти в магазин со списком определенных продуктов и думать, хватит ли у тебя на все денег. В бытовом плане вообще никаких проблем. Плюс мы уже купили в Кракове квартиру, конкретно осели.

«Невозможно убить в себе памяркоўнасць и добродушие». Давно работает в «Висле», купил в Польше квартиру, но умрет беларусом – этот экс-тренер ЧБ упорно верит в лучшее

– Какие различия тебе бросились в глаза в плане подхода к делу в футболе Польши и Беларуси?

– Конечно, уровень отличается. Когда в Польше в 2012 году прошел чемпионат Европы, в стране произошел футбольный бум: построили стадионы, много площадок, дети пошли в футбол. Сборная очень хорошо рекламируется, везде висят постеры с игроками «националки». Дети хотят быть похожими на своих кумиров. В том же Кракове точно больше 50 футбольных школ, и они все переполнены. Ребят очень много. Хотя занятия платные – в месяц 50 долларов. Но в эту стоимость входит экипировка. Поэтому не считаю, что это заоблачные деньги.

Второй момент – подход к делу со стороны молодых тренеров. Тут специалисты постоянно развиваются, хотят учиться, прогрессировать, потому что тренерская конкуренция очень высокая. Например, в Беларуси на слуху где-то 30 тренеров вратарей, а в Польше их не меньше тысячи.

Плюс в том, что Польша – это член ЕС. У тренеров есть возможность постоянно ездить по Европе и обучаться. Также приезжают в Польшу специалисты из Испании, Германии. Все новейшие футбольные разработки моментально доходят. Поляки берут самое лучшее из всего мира и внедряют в свой футбол.

Низшие лиги тут очень крепкие, и это связано с огромным количеством футболистов. Если сравнивать первую лигу Польши и Беларуси, то разница будет колоссальная. Ну а вторые лиги даже сравнивать не стоит.

– Разница в инфраструктуре между академией «Вислы» и футбольными школами Беларуси колоссальна?

– Конкретно у «Вислы» есть проблемы. Старожилы ФК рассказывали, что в те годы, когда клуб шумел, команда постоянно брала чемпионство и играла в еврокубках, были деньги, но недостаточное их количество тратилось на инфраструктуру. И вот сейчас существуют определенные проблемы – например, для занятий в академии приходится арендовать поля. Но, конечно, и в «Висле» можно прогрессировать. У меня сын, например, уже действующий игрок команды U-7.

Мне довелось побывать в академиях «Леха», «Легии», «Заглембе». Там есть абсолютно все для того, чтобы развивать ребенка. Приходишь и просто с открытым ртом на все смотришь. Кстати, я четыре года работал с парнем, вратарем 2008 года рождения, и вот его пригласили в «Лех». Там условия для развития намного лучше.

– Для тебя «Висла» – это не потолок?

– Потолка развития не существует. В моем понимании, сколько человек живет, столько и должен развиваться, потому что иначе может наступить регресс. Так что у меня определенные планы есть, просто не хочу их озвучивать. Зимой, еще до войны, в Киеве получил лицензию тренера вратарей А от УЕФА. Могу сказать, что никогда не закрывал для себя какие-то другие страны. У меня супруга – профессиональный переводчик с английского, она мне помогает подтягивать знания. И если поступит предложение из другой страны, то с удовольствием рассмотрю.

– С беларусским футболом в будущем ты себя не ассоциируешь?

– Никогда не говори «никогда». Жизнь – такая штука, которая умеет удивлять.

– А тебе вообще сейчас интересен беларусский футбол?

– С каждым годом интереса все меньше и меньше. В основном смотрю обзоры, и то лишь потому, что в «вышке» играют ребята, с которыми когда-то работал: Дима Дударь в «Торпедо-БелАЗ», Илья Брановец в «Слуцке». Периодически созваниваемся, обсуждаем различные моменты. Исходя из опыта, даю ребятам советы, подсказки в плане тактики. За счет этого, можно сказать, остаюсь в беларусском футболе.

Прекрасно вижу, что уровень ЧБ летит вниз с космической скоростью. Скоро беларусский футбол вернется к тому, что люди будут днем работать на заводах, а по вечерам играть. Реально все может скатиться до любительского уровня.

– С чем связываешь такое падение?

– Экономическая ситуация в стране ухудшается с каждым днем. А это отражается и на спорте.

– А те люди, которые руководят видом спорта?

– Конечно, частично и эти люди виноваты. Грешно над этим смеяться, но мы видим, что в футбол приходят совершенно нефутбольные люди, артиллеристы, и начинают прививать свои правила и законы, которые в принципе к спорту неприменимы. Что танкист может сделать в футболе? Смех сквозь слезы. Я считаю, что в спортивной среде должны работать опытные, грамотные специалисты, которые так или иначе были связаны со спортом. Не может человек в погонах прийти в футбол и сделать его лучше. Поэтому спортивные назначения в Беларуси – просто абсурд.

– Ты уже шесть лет живешь в Кракове. Можно сказать, что во многом стал местным, или ты все-таки беларус?

– Прожив 38 лет в Беларуси, беларусом останешься в своей душе до конца. Невозможно убить в себе беларусские памяркоўнасць, добродушие, открытость и гостеприимство. Другой момент, что когда переезжаешь в другую страну, нужно знать обычаи и принципы жизни в ней. Чтобы поддержать разговор с местными, нужно вливаться в культуру и быт страны, где живешь. Так люди быстрее станут тебе доверять.

– Но все равно внутри ты – беларус?

– Конечно. И умру я беларусом :).

«Невозможно убить в себе памяркоўнасць и добродушие». Давно работает в «Висле», купил в Польше квартиру, но умрет беларусом – этот экс-тренер ЧБ упорно верит в лучшее

– Когда ты переехал в Краков, заметил какие-то отличия беларусов от поляков?

– В целом менталитеты очень похожи. Единственное явное отличие – поляки более амбициозны. И если им что-то не нравится, они до трех не считают – сразу говорят. Причем это касается абсолютно всего. Если при езде на автомобиле что-то нарушил, каждый поляк тебе обозначит, где ты был неправ. В быту – то же самое.

Что касается амбиций, поляки постоянно в движении, они постоянно хотят учиться. Те же футболисты не видят проблемы подойти к тренеру и спросить, почему им не дают играть. В Беларуси же спортсмены 100 раз подумают, стоит ли задавать такие вопросы. Они готовы сидеть на лавке и молчать. В Польше же, даже если футболист слабее конкурентов, ему не составляет проблем поинтересоваться конкретно, в чем дело и что нужно исправлять. Люди тут хотят развиваться, никто не будет стоять на месте.

– Живя в Кракове, ты гордишься, что являешься беларусом?

– Конечно. Особенно горжусь тем, что после выборов-2020 увидел нацию, почувствовал беларусское единство. Даже если вспомнить «Кубок Ивулина» – я приехал туда и увидел приятных улыбчивых людей, которые живут верой в перемены. А они будут – это лишь вопрос времени. Я однозначно горд, что беларус.

– Насколько остро ты переживал события 2020-го, находясь далеко от Родины?

– В день выборов мы с женой поехали в Варшаву, чтобы проголосовать. Мы это сделали, но нас, как и большинство беларусов, обманули. Когда огласили результаты, мягко скажем, было недоумение. Волонтеры при входе делали опрос людей, и тогда за нелегитимного президента проголосовал мизер. Другой вопрос – какой общий процент был озвучен потом. И негатив по этому поводу будет до конца.

– Когда в Беларуси началась жесть со стороны силовиков, с какими чувствами ты на это смотрел?

– У меня каждое утро начиналось с новостей, и по телу бежали мурашки от того, что невинные люди, которые просто хотели выразить свою гражданскую позицию, попадали в тюрьмы, были избиты. Это беспредел, когда простых обычных людей на улицах убивают.

– В «Висле» спрашивали, что творится в Беларуси?

– Постоянно спрашивали, переживали, мы все-таки соседи. Насколько мог, старался объяснить, чтобы люди понимали, что у нас творится. В Беларуси у людей нет никаких прав, скоро даже запретят думать не так, как хочет власть. Как для поляков, так и для всего цивилизованного мира, те события – это нонсенс. Самое главное для любого человека – это свобода, и страна может быть счастливой только тогда, когда людям там позволено высказывать то, что считаешь нужным, и не бояться, что тебя за это побьют палками или посадят в автозак. Свобода – это первое, что у человека должно быть, а потом уже все остальные блага. Если нет свободы, то ни о каком счастье говорить нельзя.

– Ты думал, что перемены наступят быстро или все затянется?

– Я – реалист. Понимал, что все, что происходит в Беларуси, так или иначе связано с Россией. Мы от нее зависимы. Дай Бог, когда-то ситуация поменяется в России (хотя в это слабо верится) – тогда и у нас наступят перемены.

– Сейчас Россия при пособничестве Беларуси ведет войну в Украине. Как на тебе отражаются эти события?

– Необъяснимо, как в XXI веке страны не могут договориться. Никогда не мог представить, что буду жить в то время, когда в соседнем государстве, где у меня много знакомых, будет идти полноценная война. Плюс Беларусь так или иначе оказывает содействие России, выступает соагрессором. Для меня это дикость. Такого в цивилизованном мире не должно быть. Ужас, что обычные люди, семьи, дети гибнут. Страшно даже читать об этом.

Со своей стороны стараюсь помогать чем могу. На протяжении двух месяцев у меня в Кракове жила семья знакомых из Киева с двумя детьми. Сказал им, что могут смело ко мне приезжать, а я постараюсь создать им максимально комфортные условия.

– После начала войны к тебе, беларусу, отношение со стороны поляков не поменялось?

– Ко мне лично не поменялось, потому что мой круг общения состоит из людей достаточно интеллектуальных, владеющих ситуацией, понимающих, что творится в Беларуси, кто вообще руководит всем в РБ. Поэтому мне не пришлось объяснять ничего лишний раз.

При этом я знаю, что у некоторых беларусов в Польше возникают проблемы. Например, им не сдают жилье. Слышал, что в Варшаве машины с беларусскими номерами портили. Я сам, кстати, в целях безопасности заклеил на номерах своего авто красно-зеленый флаг. И еще несколько украинских наклеек повесил. Наверное, людям [в Польше] нужно объяснять, какой режим в РБ, что он творит, что простые беларусы ни в чем не виноваты. Мне в первую очередь обидно и неприятно не существование такого отношения, а то, что российские войска пошли в Украину из Беларуси, что с нашей территории в братский народ летели ракеты. Вот за это я переживаю. Внутри больно, потому что я беларус.

К сожалению, в Беларуси достаточное количество людей смотрят телевизор и слепо верят тому, что там говорят. Пропаганда – большая проблема в нашей стране. Страшное оружие, которое меняет сознание людей, делает их зомбированными. Но и им нужно все-таки говорить правду. Может, поймут.

«Невозможно убить в себе памяркоўнасць и добродушие». Давно работает в «Висле», купил в Польше квартиру, но умрет беларусом – этот экс-тренер ЧБ упорно верит в лучшее

 

– Поляки уже меньше интересуются тем, что происходит в Беларуси?

– Конечно. Когда началась война, и о ковиде все забыли. Сейчас все следят за войной, и в новостях на радио первые новости – об Украине. К Беларуси интереса никакого.

– Если тебя спросят, что сейчас происходит на твоей Родине, что ты ответишь?

– Скажу, что ситуация, мягко говоря, очень тяжелая – сильное напряжение в обществе, идет моральное уничтожение людей. Мне кажется, многие опускают руки, не верят в перемены, в то единство, которое было раньше. Время сеет сомнения в этом. С другой стороны, я сам верю, что злость людей по отношению к режиму Лукашенко не высечь тюрьмами, репрессиями. Люди копят это в себе, и когда-нибудь это взорвется.

– Говоря о Беларуси за границей, о каких трех личностях ты бы сразу вспомнил?

– Назову [кандидата в президенты Беларуси 1994 года] Зенона Позняка. Это человек с убеждениями, которые несет всю жизнь. Назову [народного писателя Беларуси] Василя Быкова – и тут даже объяснять нечего. Третьего назвать тяжело, но хотелось бы кого-то из наших современных политиков. Пусть будет Светлана Тихановская. Во многих моментах я с ней не согласен, но вся ее история, как она из домохозяйки превратилась в политика, достойна уважения. А еще добавил бы [соратницу Тихановской, политзаключенную] Марию Колесникову – за ее смелый поступок. Не каждый человек в состоянии разорвать свой паспорт, чтобы остаться в Беларуси. Эта история глубоко беларусская, змагарская.

– В Польше ты обозначаешь как-то свою национальность?

– Конечно. Например, когда разговариваю с украинцами, и они слышат русскую речь, стараюсь сразу обозначить, пусть и шутя: «Не бойтесь, я беларус, а не русский». Это смех сквозь слезы, но такие сейчас реалии.

– Сколько времени ты не был в Беларуси?

– Три года.

– Тянет на Родину?

– Конечно, потому что это истоки, воспоминания, большая часть жизни. Но, если честно, как-то стремно, потому что сейчас поездка в Беларусь – это как рулетка: едешь и не знаешь, что с тобой может случиться. Даже если ты чист, все равно не защищен.

– По каким местам на Родине скучаешь?

– По Минску, по Гродненской области, потому что там деревня, откуда истоки. По Слуцку скучаю, потому что много лет там провел. Да много мест есть, которые хотелось бы снова посетить или показать своему сыну. Он же родился в Польше, ничего не знает о Беларуси.

– Он по гражданству поляк?

– Беларус. Но я считаю, что каждый человек должен сам принимать решение, какое гражданство иметь. Когда сыну исполнится 18 лет, решит.

– Беларусь – страна для жизни?

– Сегодня, к сожалению, нет. Если сравнивать с тем, как живут люди в Польше, насколько они свободные, какие у них есть возможности, Беларусь точно невозможно назвать страной для жизни. Но я свято верю, что ситуация изменится, и Беларусь станет успешным европейским государством.

Фото: Facebook Сергея Михайлова

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.