Поведение Рутенко не удивило, молчание коллег и подписи за Лукашенко понимает (может, и сам бы молчал), но белспорт забанили правильно. Украинец-гандболист – о войне и беларусах

0 1

«К правительству Беларуси у меня вопросы, к военным – большие вопросы, к обычным людям претензий нет».

Поведение Рутенко не удивило, молчание коллег и подписи за Лукашенко понимает (может, и сам бы молчал), но белспорт забанили правильно. Украинец-гандболист – о войне и беларусах

Сергей Онуфриенко, в 2015 году признававшийся лучшим гандболистом Украины, прекрасно знаком беларусским болельщикам. С 2010 по 2013 год он выступал за минское «Динамо», с которым стал четырехкратным чемпионом страны. Также в послужном списке Онуфриенко золотые медали чемпионатов Украины, Катара и Франции.

Как раз во Франции Сергей живет и выступает с 2015 года: начинал в ПСЖ, а сейчас защищает цвета «Шартр Метрополь».

В последние несколько месяцев спорт в жизни Онуфриенко занимает не столь значимое место – на его Родине идет война. «Трибуна» связалась с 37-летним гандболистом и поговорила с ним о родном Запорожье (большая часть области оккупирована Россией), отношении к Беларуси и беларусам, а также о поступках бывших одноклубников.

– На днях вы подписали антивоенную декларацию Беларусского фонда спортивной солидарности. Как узнали о ней и почему решили подписать?

– Мне написал Дмитрий Дорощук, игрок сборной Украины по гандболу, мы с ним играли вместе в «Моторе», в минском «Динамо». Сказал, что есть такая декларация против войны, ее подписывают спортсмены. Предложил сделать то же самое и мне. Да без проблем – сразу же нашел ее и подписал.

– Вы верите, что эти шаги способны изменить ситуацию в Украине?

– Вопрос тяжелый, да и ситуация, как мы видим, непростая… За эти месяцы, что идет война, люди, наверное, испробовали все способы, чтобы остановить бойню. Но и сейчас не будет лишним любое действие, которое направлено на то, чтобы война прекратилась, – выражение мнения, подписи спортсменов и известных людей под декларацией. Просто я вижу, что ситуация немного затихает, люди начинают забывать о том, что в Украине идет война. А этого допустить нельзя, нужно напоминать, что творится. Вот такие вещи, как та же декларация, направлены в том числе на то, чтобы люди не забывали об ужасе в Украине и стремились его остановить.

– Почему сейчас о войне говорят не так активно, как в первый месяц?

– Это нормальное человеческое явление. Когда война только началась, у всех был шок, паника, никто не понимал, что происходит и как долго это будет продолжаться. Никто никогда не думал, что начнется реальная война между двумя соседними странами. Поэтому обсуждения были бурными, все переживали, паниковали. Но война длится уже больше трех месяцев – люди, можно сказать, привыкли к ней. В принципе, это не удивительно – человеческий мозг адаптируется к любой ситуации. Многие уже высказались, а сейчас живут дальше и помогают, кто чем может.

Думаю, люди, даже в той же Европе, немного устали от событий войны. Все понимают, что война – это плохо, но нужно продолжать жить дальше, тем более у многих есть семьи, о которых нужно заботиться. Но при этом я хочу отметить, что в Европе все равно не останавливается помощь Украине. Я общаюсь со многими спортсменами из разных стран, и каждый помогает, кто чем может: то гуманитарку посылает, то деньги переводит. В Украине у меня много друзей: кто-то в армии, воюет, кто-то ездит по городам и помогает гуманитаркой.

В начале войны казалось, что если мы много будем говорить о войне, это создаст ажиотаж и как-то поможет остановить события в Украине. Но это, к сожалению, не помогло. Поэтому сейчас люди решили, что лучше сконцентрироваться на каких-то действиях, чем речах и призывах.

– Не обидно, что о вашей Родине сейчас говорят в мире чуть меньше, чем пару месяцев назад?

– Как вам сказать… Вообще, обидно и больно в первую очередь за то, что в Украине идет война. Причем она же началась не сейчас, а в 2014 году. Когда Россия аннексировала Крым, когда Донец и Луганск отобрали. Было обидно, что со временем об этом уже мало говорили, все затихло. Ну, забрали, ну, так произошло, что ж поделать. Мир продолжил жить прежней жизнью, забыв о том, что на Донбассе военные действия продолжаются. Вот от этого было больно и неприятно.

Да, сейчас снова все потихоньку затихает, но, объективно, ситуация совсем другая. И я уверен, что не будет так, как несколько лет назад: все попереживают, а потом затихнут. Нет, все будет совсем по-другому.

– Крым и Донбасс вернутся в состав Украины?

– Я очень надеюсь, потому что эти территории и есть Украина. До 2014 года все на Донбассе и в Крыму жили хорошо, никто ничего не говорил, никто не жаловался. А потом наступил 2014 год и сплошная ложь. Россия начала утверждать, что жители Донбасса сами захотели выйти из состава Украины. Ну, что за бред? Донецк, Луганск, Крым – это Украина.

– Насколько нынешняя ситуация может затянуться?

– Не знаю. Все хотят, чтобы это побыстрее закончилось в пользу Украины. Война никому не нужна, тем более в XXI веке. Мне казалось, что политики умеют разговаривать друг с другом, договариваться, а не прибегать к военным действиям. Видимо, ошибался.

– Во Франции помогают украинцам?

– Конечно. В мой небольшой городок Шартр приезжают украинцы, им помогают. Также в стране много центров помощи, «Красный крест» каждые два дня выдает украинцам бесплатно еду. В Париже есть гуманитарные организации, которые помогают беженцам. Я сам туда возил кое-какие вещи, с болельщиками мы ездили на автобусе и отвозили помощь. В начале войны я дал объявление о сборе гуманитарки, многие несли мне вещи, которые я собирал сначала у себя дома, а потом все отвез в Париж.

Поведение Рутенко не удивило, молчание коллег и подписи за Лукашенко понимает (может, и сам бы молчал), но белспорт забанили правильно. Украинец-гандболист – о войне и беларусах

– Когда последний на данный момент раз были в Украине?

– Ровно год назад. Так получилось, что в начале июня мы отыграли последний матч чемпионата, а через день-два с семьей улетел на Родину. Я же каждое лето старался ездить в Запорожье, где родился.

– Расскажите, что сейчас переживает ваш родной город, и как вы воспринимаете новости оттуда.

– Это большой промышленный город, там много заводов, но при этом все очень красиво. Этот регион, родина казаков, всегда славился духом свободы. Конечно, сейчас очень переживаю за то, что там происходит. Когда 24 февраля началась война, когда начались бомбардировки, очень сильно волновался, переживал. Ведь у меня там родные, друзья. Через некоторое время в регионе стало потише, я немного успокоился. Говорят, что ситуация там очень тяжелая: много русских военных, многие города оккупированы. Когда каждый день читаю новости о Запорожье, внутри очень больно.

Мне друг рассказывал, что одна из ракет весной прилетела в торговый центр «Аврора», а друг живет напротив. Так говорил мне, что в тот момент был как раз дома. Окна повылетали, все тряслось. Мне тяжело даже слушать это, а что друг пережил, как все это выносят другие украинцы, когда рядом падают бомбы, когда гинут обычные граждане, до конца даже не могу представить.

– На начало июня около 60 процентов Запорожской области было оккупировано.

– В южном направлении – Мелитополь, Бердянск, какие-то другие города – всё действительно оккупировано. Но все мы ждем, что рано или поздно города освободят, это снова будет часть Украины. Либо военным путем это разрешится, либо путем переговоров. Конечно, хотелось бы, чтобы все закончилось с помощью переговоров, мирным образом. Но, уверен, это снова будет Украина. Мы все на это надеемся и верим в это.

– Думаете, Путину эти переговоры нужны?

– Вообще без понятия. Я вообще не представляю, что в голове у этого человека, который живет в своем мире, стремится реализовать какие-то свои идеи. Как относиться к человеку, который утверждает, что своими действиями спасает русских людей в Украине? Каждый адекватный человек, который умеет хоть немного думать, понимает, чего на самом деле хотят русские.

– Что касается запорожского гандбола, какая судьба его ждет?

– Думаю, не только в Запорожье, а вообще в Украине в ближайшее время гандбола не будет. Тот же «Мотор», насколько читал, будет играть в Германии, во второй бундеслиге. Спасибо большое, что люди пришли на помощь команде, не бросили ее в беде. Руководители «Мотора» тоже пытаются сохранить клуб, даже несмотря на все трудности. Могли же сказать, что, извините, война, ничего не можем поделать, но руководители не оставили команду. Посмотрим, что будет дальше. Единственное, понимаю, что в новом сезоне гандбола в Украине точно не будет.

– Что с дворцом спорта «Юность», где играл «Мотор»?

– Насколько знаю, стоит, все в порядке. В Запорожье прилетало не так много ракет, как в Мариуполь или Харьков. Надеюсь, по Запорожью не будут больше бомбить.

– Ваши родные сейчас в Запорожье?

– Один брат, который на год младше, пошел в национальную полицию, стоит в Запорожье на блокпостах. Второй брат – Александр – до войны выехал во Францию со сборной Украины и потом какое-то время тренировался со второй командой «Шартр Метрополь». У него контракт с «Мотором», так что скоро поедет туда. Плюс мама тут, тоже до войны приехала ко мне, а потом просто не смогла уехать. Ну а папа остался на Родине, работает на плотине в Запорожье. Он еще военнообязанный, поэтому ему выехать не получится. Но если бы была возможность, я бы, конечно, родных вывез. Потому что хочется, чтобы это побыстрее все закончилось, чтобы русские наконец-то от нас отстали.

Поведение Рутенко не удивило, молчание коллег и подписи за Лукашенко понимает (может, и сам бы молчал), но белспорт забанили правильно. Украинец-гандболист – о войне и беларусах

– Ваше, как и почти всех украинцев, отношение к России, в принципе, понятно…

– Хочу уточить: к части России, которая поддерживает войну. Везде есть те, к кому применима поговорка «в семье не без уродов». А есть россияне, которые мне звонили, поддерживали после начала войны. И я не могу говорить, что они виноваты в том, что сейчас творится в Украине. Некоторые из тех, с кем я общаюсь, уже покинули Родину, потому что они против Путина, против войны, против всего, что творит власть. Единственное, таких ребят не так много, как я думал. Откровенно, от некоторых спортсменов я ожидал хотя бы смс в поддержку, могли бы просто спросить, как у меня дела, как семья. Но нет, молчание.

– Из Беларуси, где вы играли, приходили слова поддержки?

– Некоторые ребята, с кем играл, писали, поддерживали. Люди сразу же говорили конкретно, что они против войны, против того, что творится. Конечно, не буду говорить фамилии, потому что прекрасно знаю, что сейчас творится и в Беларуси, и в России, где даже за комментарий могут посадить на несколько лет.

– В целом какое у вас отношение сейчас к Беларуси, учитывая, что это также страна-агрессор?

– О Беларуси у меня только положительные воспоминания. Я же там немало поиграл, у меня в Беларуси родился сын, сейчас живет много друзей. Когда Украина в 2021 году играла отборочный матч ЧМ с Россией в Минске, я встретился со многими ребятами, мы здорово и тепло пообщались. Так что впечатления от Беларуси у меня всегда хорошие.

А то, что происходит сейчас… Российским войскам войти в Украину позволили же не те, с кем я дружу, с кем общаюсь. Это все вина действующей власти. Обычные люди, как мы видели, еще в 2020 году пытались все поменять. Но в нынешней Беларуси сделать это очень тяжело.

Так что к правительству страны у меня есть вопросы, к военным – большие вопросы, а к обычным людям претензий нет. Я же с ними общаюсь, они сами против всего, что творится, сами хотят перемен.

– Как относитесь к тому, что те же гандболисты, с которыми вы играли, боятся высказаться открыто о войне?

– Это тяжелый момент, я даже не знаю, как сам поступил бы на их месте. Те, кто высказался, конечно, молодцы, они поступили круто. Но и тех, кто молчит, я бы осуждать не стал. Такие люди тоже могут быть против войны, но одновременно они понимают, что, высказавшись, подведут семью, создадут для нее проблемы. Так что к ним у меня претензий нет, судить никого не буду.

А вообще гандболисты в той же Беларуси – не такие уж влиятельные люди. И что поменяется, если они скажут что-то? Да ничего. Есть спортсмены более влиятельные, к которым прислушивается большая часть аудитории. Однако, знаю, что и из них многие молчат… Они не предатели, нет, их осуждать не стоит. Они просто опасаются за последствия, а это нормальное человеческое состояние. Особенно если ты живешь в Беларуси и России, где режимы построены на том, что если ты что-то скажешь против, у тебя заберут все.

Кстати, вот этот момент – как раз то, почему мы не хотим быть с Россией. Украина – свободная страна. Да, у нас тоже есть свои проблемы, не все в порядке, но давайте посмотрим, сколько после развала СССР в Украине было президентов, а сколько их было в России или Беларуси. Вокруг кричат, что у нас нет демократии. О чем вы? Выбрали когда-то Януковича, народу стало понятно, что выборы были сфальсифицированы, так люди вышли на улицы, на Майдан, была «Оранжевая революция», и в итоге состоялись перевыборы. Выбрали Ющенко. Прошло пять лет, в стране ничего не поменялось, поэтому выбрали нового президента. Кого? Того Януковича, против которого были протесты. Так где у нас нет демократии? Народ выбирает того, кого хочет. Вот в чем разница между Украиной и Беларусью с Россией. В этих странах постоянно твердят, что придерживаются политики демократии. О чем вы? Сколько лет у власти Лукашенко и Путин? Почему вы запрещаете высказываться против режима? Где тут демократия в таком случае? И они еще говорят, что Украина живет неправильно, что тут нужно все менять.

– Как известно, ваш бывший одноклубник по «Динамо» Денис Рутенко выступает против режима и насилия. Вы с ним общались на эту тему?

– Да, мы с ним на связи. И когда я приезжал в Беларусь, и после начала войны мы с ним общались.

– Нашли общий язык по последним событиям?

– Скажем так, у него есть своя точка зрения. Озвучивать ее не буду, потому что не хочется доставлять неприятности Денису. Меня же больше заботит то, что творится в Украине. Мне хочется, чтобы страной руководил президент, который приведет Украину к благополучию. А так были президенты, которые разворовали государство – считаю, одну из самых богатых стран Европы.

Поведение Рутенко не удивило, молчание коллег и подписи за Лукашенко понимает (может, и сам бы молчал), но белспорт забанили правильно. Украинец-гандболист – о войне и беларусах

– Что скажете об Иване Бровко, который еще в 2020 году вместе со многими представителями СКА подписал письмо в поддержку режима Лукашенко?

– Я с ним играл и в Украине, и в минском «Динамо». Как человек он вообще классный – всегда поможет, всегда выслушает. К нему претензий вообще нет. Но он поддерживает режим Лукашенко. Что ж, значит, ему это надо, ему так хочется, его устраивает такая жизнь. Это его право выбора. В этом, к слову, тоже особенность демократии: если кто-то хочет поддерживать власть, имеет на это право.

– Ожидали ли такого поведения, какое мы сейчас видим, от Сергея Рутенко?

– Наверное, да. Прекрасно понимаю, какую должность он сейчас занимает, где находится. Возможно, это его личный выбор – поддерживать режим Лукашенко. Возможно, он думает, что при этой власти все будет хорошо. Знаете, есть, наверное, две причины такого его поведения: либо Сергей действительно искренне верит, что при Лукашенко все в Беларуси будет хорошо, либо он просто боится потерять свою должность, свои привилегии, если в стране произойдут перемены. Вот и не могу сказать, ради своего блага он поддерживает власть либо из-за искренней веры. А то, что Рутенко-старший будет вести себя именно таким образом, для меня было ожидаемо. Я с ним не так уж и близко знаком, пересекался несколько раз, но знаю, что он всегда был близок к власти. Поэтому и чувствует себя в таком положении хорошо. А если тебе хорошо, то и будешь поддерживать режим.

По-моему, это нормальное явление. Те, кто получает блага от Лукашенко или Путина, будут стремиться к тому, чтобы власть не поменялась. Хуже, если у тебя ничего нет, жизнь только ухудшается, а ты все равно поддерживаешь власть и говоришь, что в твоих бедах виновата Америка, Запад и так далее, а наш президент – молодец. Вот такого поведения я никогда не пойму.

– И еще один момент. Как относитесь к международному бану в отношении беларусского и российского гандбола?

– Фух, это тяжелый вопрос. Если говорить о России, то решение верное. Если подвергать бану спорт в стране, то накрывать надо все виды. И это один из рычагов давления на российскую власть, чтобы остановить войну. Я прекрасно понимаю международные федерации и поддерживаю.

По поводу Беларуси – возможно, это тоже правильное решение. Потому что Лукашенко допустим ошибку, разрешив российским войскам зайти в Украину с территории Беларуси, стрелять по нашей стране оттуда. При этом, кстати, он говорит, что не воют с Украиной. О чем он, если реально ракеты летят из Беларуси? Так что спортивные санкции в отношении вашей страны – думаю, это тоже правильный шаг. Понимаю, что спорт в этих двух странах окажется на очень низком уровне, не будет развиваться. Но, извините, это выбор атлетов. У меня к спортсменам один вопрос: почему, когда вас забанили, вы не вышли массово и не возмутились? Все – начиная от шахмат и заканчивая футболом. Я просто не видел, чтобы атлеты массово выступили со словами: «Ребята, Европа, мы понимаем ваше решение, понимаем политическую ситуацию, но спорт же вне политики, да и мы против войны. Так разрешите нам выступать на международной арене». Нет, никто так не сделал. Какой вывод? Значит, спортсменов всё устраивает.

Фото: pinterest.com, xsport.ua, prosportua.com

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.