«Пропустил четыре, пообщался с Хомутовским – в следующем туре отстоял на ноль». Беларус заиграл в высшей лиге Швеции после 30 и за 5 матчей заработал прибавку

0 7

Еще недавно думал завершать карьеру.

«Пропустил четыре, пообщался с Хомутовским – в следующем туре отстоял на ноль». Беларус заиграл в высшей лиге Швеции после 30 и за 5 матчей заработал прибавку

Когда-то вратарь Филипп Войтехович пытался закрепиться в не самых ярких беларусских командах – «Партизане», «Полоцке», «Ведриче-97», брестском «Динамо» безденежной поры. В середине 2010-х футболист укатил в Швецию, откуда уже и не возвращался. Тем не менее Войтехович продолжал следить за нашим футболом, а также за событиями за пределами спорта. Кипер даже подписал письмо за честные выборы и против насилия.

Беларуский вратарь покорил Швецию: мечтает о сборной, защищает футболистов, но боится вернуться. Большое интервью на «ЧестнОКе»

За 10 лет в Швеции Филипп успел поиграть за несколько коллективов низших лиг, а в 2019-м заключил контракт с «Вернаму» – и прошел с ним путь от Д3 до высшей лиги. В начале апреля 32-летний голкипер дебютировал в элитном дивизионе и к концу месяца успел там сыграть пять матчей – трижды не пропустил и заработал прибавку к зарплате.

Беларус за честные выборы пробился в футболе Швеции: сыграл в элите, куда шел через минор с 2011-го, уже оформил «сухарь» и пропустил от сына экс-партнера Глеба

«Трибуна» связалась с Войтеховичем, чтобы пообщаться о новом этапе карьеры, которую он, как оказалось, планировал завершать.

– Беларусский футболист в высшей лиге чемпионата Швеции. Как к этому относиться?

– Да ничего особенного :). В Швеции я играю уже 11 лет и, честно говоря, сам не ожидал, что это когда-нибудь произойдет. Более того, в своей голове потихоньку завершал карьеру. Но так сложилось, что буквально за два года мы преодолели путь от Д3 до Д1. Причем по всем раскладам этого не должно было случиться.

– Почему?

– Когда мы играли во втором дивизионе, то у нас была самая низкая зарплата среди всех участников, самый маленький бюджет. Плюс опыт игры в этой лиге был у парочки человек. Два полевых футболиста когда-то играли, плюс я провел шесть матчей в 2015 году. А все остальные ребята – молодые, неопытные. На нашу команду никто не делал ставку, никто не рассчитывал. Помню, перед началом сезона в одной из программ четыре эксперта размышляли, как пройдет чемпионат. И все они предсказали нам вылет, причем с последнего места. То же самое говорят и сейчас, когда мы играем в высшей лиге :). Мы постараемся не оправдать эти прогнозы, но, откровенно, будет тяжело. Опять же, дело в том числе в финансах. Мы играли недавно с «Мальмё», так там один из лидеров зарабатывает, как вся наша команда.

– О каких цифрах мы говорим?

– В прошлом году у нас некоторые ребята получали и по 500 евро, и по 400. Потолок, который платили более опытным, – 1,5-2 тысяч евро. А в «Мальмё», например, Ула Тойвонен или Андерс Кристиансен могут получать 30-40 тысяч евро [в месяц].

– Ваша команда – очередное доказательство, что в футбол играют не деньги, а люди?

– Да, именно. Но нужно отметить такой факт, что в Швеции никто не думает о том, кто и сколько зарабатывает. Люди как-то попроще относятся к зарплатам футболистов. То, что я сравнивал выше, это, наверное, во мне говорил беларус :). В Беларуси же принято все сравнивать, считать, оправдывать. А в Швеции вообще никто о цифрах не говорит. За все время я, наверное, один раз услышал, когда в студии эксперты поднимали эту тему. Повторюсь, всем все равно.

– Также вы сказали, что планировали завершать карьеру.

– Пару лет назад, играя в низших лигах, начал думать наперед. Реально прикидывал, что вряд ли какой-то клуб заинтересуется мной всерьез. Есть же много перспективных молодых вратарей, а мне уже за 30. Нет, не отбрасывал футбол, но постепенно начал задумываться о том, чем буду заниматься после карьеры. В итоге перевел на шведский свой беларусский аттестат, чтобы тут пересчитали мои оценки. Начал ходить на курсы, изучаю шведский язык. А летом еще пойду на английский, потому что тут он немного другой, так придется переучивать.

– За 11 лет не выучили шведский?

– Нет, я говорю на нем свободно, но мне нужна оценка в специальном аттестате. А для этого необходимо закончить курсы.

– Чем еще думали заниматься?

– Интересует медицина. Как-то даже были мысли пойти учиться на терапевта, но узнал, что в вузе на эту специальность достаточно высокие проходные баллы. Поэтому, возможно, пойду учиться на медбрата – за три года можно получить квалификацию. Может, стану физиотерапевтом. Пока такие мысли, а как оно получится, посмотрим.

– А почему думали завершать карьеру?

– В 2019 году я пришел в «Вернаму» и не совсем удачно начал. То играл, то не играл, тренер не всегда был доволен. В начале 2020-го мы начали подготовку к сезону и мне вообще сказали, что будут в команде рассчитывать на других вратарей. Если я найду другой клуб, то меня спокойно отпустят. Поискал – ничего достойного не нашел, были предложения, например, из четвертой лиги. В итоге я подумал, что раз у меня еще год контракта с «Вернаму», останусь в команде, буду работать, а заодно уже начну создавать мостик, чтобы перейти из футбола к обычной жизни. Тогда как раз начал учиться – закончил несколько курсов шведского языка. В общем, потихоньку планировал завершать карьеру.

Но случилась пандемия, старт чемпионата немного перенесли. Я спокойно тренировался, и ближе к началу сезона так получилось, что тренер почему-то изменил отношение ко мне, стал доверять. Когда стартовал чемпионат, в первых шести турах мы одержали победы, я отыграл все матчи и пропустил, по-моему, всего один мяч. Потихоньку стал основным голкипером, и мне через какое-то время предложили продлить контракт, что я и сделал.

Когда стартовал сезон в Д2, для меня сначала все складывалось не совсем удачно – первые три тура просидел на замене. Но потом вратарь, который начинал сезон, получил травму. Начал играть я и в итоге отстоял пять матчей подряд на ноль. Потом мы закрепились в верху таблицы, лидировали до конца сезона, а меня в итоге и не меняли. Летом мне еще раз предложили продлить контракт, но только уже на два года.

– Сейчас с улыбкой вспоминаете время, когда думали о завершении карьеры?

– Да, это смешно. Видите, как все быстро может поменяться. Пару лет назад думал, чем уже заниматься после ухода из футбола, а сейчас я играю в высшей лиге чемпионата Швеции. Хотя, откровенно, ничего сверхъестественного для того, чтобы мы вышли в элиту, не сделал. Просто так складывались обстоятельства, что нам удавалось побеждать, мы не пропускали. Я же просто делал то, что умею. По сути, ничего особенного :).

– Но за это не дают звание вратаря года во второй лиге.

– Так реально я ничего сверхординарного не делал. Как и во времена выступления в Д3, так и сейчас просто старался на тренировках, работал на максимум во время матчей. Но так уж сложились обстоятельства, что меня признали вратарем года.

– Вы как будто принижаете свои заслуги.

– Просто реально смотрю на вещи. Повторюсь, делал то, что умею, а обстоятельства сложились вот таким образом.

«Пропустил четыре, пообщался с Хомутовским – в следующем туре отстоял на ноль». Беларус заиграл в высшей лиге Швеции после 30 и за 5 матчей заработал прибавку

– Что дает звание «Вратарь года во второй лиги»?

– Да ничего. Дали памятную гранитную плиточку. Но этот титул вообще никак не поменял ко мне отношение в шведском футболе, имею в виду, что ни один из клубов не проявил ко мне интерес. Пару агентов в Instagram написали, но не более. Один из них написал, что может предложить меня в «Гётеборг», а это достаточно большая и известная команда в Швеции. У них как раз ушел вратарь, и они искали замену. В итоге, вроде бы, меня предложили. Но так получилось, что «Гётеборг» подписал голкипера, который имеет опыт выступления в чемпионате Нидерландов. Объективно, если у клуба есть возможности приглашать игроков из европейских топ-чемпионатов, то зачем им вратарь, которому уже больше 30 лет, да еще и который никогда не играл даже в высшей лиге Швеции.

– Вы ждали серьезных предложений из других коллективов?

– Конечно, надеялся, где-то тешил свое самолюбие, но, в принципе, расценивал все объективно, особо не ждал предложений. К тому же был спокоен, потому что у меня еще на два года контракт с «Вернаму» – участником высшей лиги. Пару лет назад о таком мог только мечтать.

Кстати, в контракте, который я переподписывал в середине прошлого года, предусмотрены разные зарплаты. То есть если бы мы остались в Д2, то я получал бы одну сумму, а в высшей лиге зарплата уже совсем другая.

– То есть у вас был даже личный стимул выйти в высшую лигу.

– Конечно. Плюс в контракте был пункт, что если в вышке я сыграю пять матчей в основе, то моя зарплата увеличится еще на какое-то количество процентов. Вообще, в контракте много моментов, которые дают стимул играть лучше.

А пару дней назад я уже выполнил пункт о пяти матчах в стартовом составе. Так в среду зашел в бухгалтерию и напомнил, что в следующем месяце зарплата у меня уже побольше.

– Давайте вспомним ваш дебют в высшей лиге Швеции – матч с «Гётеборгом» 3 апреля.

– Скажу честно, ничего особенного перед матчем не чувствовал. Спокойно спал, готовился, настрой был такой же, как обычно. Небольшое предстартовое волнение было, потому что никогда до этого не играл при 20 тысячах болельщиков. Поэтому первые пять минут было волнительно, но потом не обращал внимания на трибуны. И вообще не было разницы – что 20 тысяч человек, что 3-4 тысячи.

– То есть не было осознания того, что это ваш первый матч в высшей лиге?

– Абсолютно. Прожив 10 лет в Швеции, как-то спокойно к этому отношусь. Когда был в Беларуси, выход в вышку считался чем-то крутым, все на этом делали акцент. А здесь все намного попроще. Да, вышел – ну и ок.

– Интересно, что дебют в высшей лиге у вас состоялся в матче против команды, в которой вы могли оказаться.

– Меня просто предлагали, так что не факт, что я бы там оказался :). Но там сейчас играет Варнер Хан. Я за ним наблюдал и сразу увидел разницу с собой: очень здорово играет ногами, видит поле. Сразу понял, почему выбрали его, а не меня. Объективно, я не на его уровне.

– Когда «Гётеборг» забивал второй мяч, показалось, что ваша команда, и вы в том числе, вообще были выключены из игры.

– Так и есть. Соперник настолько быстро вбросил аут, развил момент, что и я, и защитники увидели мяч, когда он был уже во вратарской. Вот тут как раз сказались скорости высшей лиги и отсутствие опыта игры в Д1 у нашего коллектива. Да, через 15-20 минут после начала матча мы, вроде бы, адаптировались к скоростям, но все равно было нелегко. А вот в моменте с пропущенным мячом, грубо говоря, считали ворон, что в вышке не прощается. «Гётеборг» свои шансы использовал достаточно легко.

– Но уже в следующем матче вы оформили первый «сухарь» – сыграли 0:0 с «Суриусом»

– Это такой крепки середняк, но по владению мячом, например, мы превзошли соперника 70 на 30 процентов. Только чудом мы не забили, хотя реально могли выигрывать.

– Что произошло в гостях у «Эльфсборга», где вы проиграли 1:4?

– Есть в Швеции несколько команд, которые играют на искусственном поле. «Эльфсборг» – один их таких коллективов. Перед матчем поле обильно полили, мяч просто летал по газону. Соперник привык к таким скоростям, потому что тренируется на этой синтетике, играет. И если взглянуть на статистику, команда дома практически не теряет очки, вот и нам не удалось этому помешать.

– Не появилось после того матча мыслей, что «Вернаму» не готов к вышке?

– Да, были такие мысли. Я тогда подумал, что в этой лиге нам будет сложновато. Причем я так думал и о всей команде, и о себе в частности.

Кстати, после того матча позвонил тренеру вратарей Василию Хомутовскому. Мне очень нравилось, как он работал в брестском «Динамо», сам играл в Европе на высоком уровне. И сейчас мы с ним периодически общаемся. Так вот, после «Эльфсборга» созвонились, Хомутовский помог мне разобрать все мои ошибки, провел анализ, кое-что подсказал. И уже в следующем матче мы сыграли 0:0 с действующим чемпионом «Мальмё». Тот поединок вернул веру в то, что мы не зря вышли в вышку. При этом мы же играли в свой футбол, не подстраивались под соперника. Да, в обороне были какие-то ошибки, но впереди имели моменты и даже могли выиграть.

А пару дней назад оформили первую победу в Д1 – обыграли «Дегерфорс». У нас так по нарастающей шло: первый гол в высшей лиге, первое очко и первый «сухарь», и сейчас, наконец, первая победа.

– В команде вы самый опытный?

– Да, самый старый :). Но особо не обращаю внимание на то, что в команде я, по сути, «дядька». И со стороны ребят нет какого-то особого отношения ко мне, какого-то супер уважения. Все на равных. Хотя я помню, что когда сам играл в МТЗ-РИПО, смотрел с уважением на Сашу Сулиму. А сейчас ребята в «Вернаму» на этом акцент не делают – старше и старше, какая разница.

– Кстати, можно ли в каком-то смысле сравнить высшую лигу Беларуси с вышкой Швеции?

– Вообще без шансов. Я, конечно, в Беларуси играл очень давно, многое забыл, не знаю, что сейчас происходит в беларусском футболе, каков его уровень, но, думаю, сравнивать даже не стоит. Хотя бы потому, что в Беларуси нет таких дерби, где собирались бы по 60 тысяч болельщиков. Да в Беларуси и стадионов таких нет. Или вы можете себе представить, что на матч команды-аутсайдера приходит 20 тысяч болельщиков?

«Пропустил четыре, пообщался с Хомутовским – в следующем туре отстоял на ноль». Беларус заиграл в высшей лиге Швеции после 30 и за 5 матчей заработал прибавку

– У «Вернаму» после выхода в вышку стало больше болельщиков?

– Конечно. Когда мы были в Д3, на наши матчи ходило, может, человек 900. Когда вышли в Д2, на трибунах уже собирались по полторы тысячи человек. Ну а сейчас в разы больше болельщиков. Плюс у нас в прошлом сезоне появился свой фан-сектор. Когда мы лидировали в середине чемпионата, появилось 10-15 самых активных болельщиков, потом фан-сектор стал разрастаться. И когда мы играли поединок за путевку в высшую лигу, на гостевой матч приехало 400 человек. А в этом сезоне мало того, что простых болельщиков стало больше, так еще и фанатов прибавилось. У нас фан-сектор, кстати, в основном состоит из школьников 7-11 классов :). Да, там есть несколько взрослых мужиков, я так понимаю, они лидеры сектора, но в основном – школьники и гимназисты. У ребят есть своя группа в ФБ, они организовываются, собираются, решают какие-то вопросы. Там есть и девочки, и мальчики. На самом деле мне все равно, кто на секторе, главное, что к команде есть интерес, ребята ездят на матчи и поддерживают нас.

А еще нужно отметить, что у нас нет стадиона, который по регламенту позволял бы играть в вышке. Мы прошли лицензирование только потому, что начали строительство новой арены. Получили все документы, разрешения, появились финансы – и строительство стартовало. Поэтому нам разрешили играть в вышке пока на действующей арене. А новый стадион будет таким классическим квадратом, чисто футбольным, на 8-10 тысяч человек. Нам больше и не надо, потому что в городе живет около 15 тысяч человек.

– У вас появилась новая мотивация продолжать карьеру.

– Да, может, удастся сыграть на новой арене. Это, конечно, займет какое-то время, но посмотрим.

– Есть стадионы вышки, на которых особенно хотелось бы сыграть?

– Например, на домашней арене АИКа в Стокгольме, которая вмещает 62 тысячи. Есть еще «Tele2 Арена», где играют «Юргорден» и «Хаммарбю». Это тоже чистой футбольный стадион с шикарной акустикой. И если удастся там сыграть, будет круто. К слову, на этой арене искусственное поле. Плюс, насколько знаю, еще у трех коллективов синтетика. А у остальных клубов – а всего в вышке играет 16 команд – натуральные поля отличного качества.

– На матчах высшей лиги Швеции скауты из Европы присутствуют?

– Да, на каждом поединке. Знаю, что на нашей встрече с «Мальмё» было несколько скаутов из Германии, из других стран. Как писали СМИ, просматривали кого-то у нашего соперника. Я вряд ли привлеку внимание европейских скаутов :). Нужно быть все-таки объективным. Если бы у меня за спиной был определенный результат, матчи на высоком уровне, то может быть. А так у меня даже есть моменты, которые нужно исправлять. Есть над чем работать, так что я продолжаю играть в Швеции, но уже против лучших команд страны.

Фото: Instagram Филипа Войтеховича

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.