Спорт в Беларуси запрограммирован на деградацию (дело не только в чиновниках, но и в тренерах). Перестроить его будет очень сложно

0 4

Объясняет бывший чиновник олимпийского комитета.

Спорт в Беларуси запрограммирован на деградацию (дело не только в чиновниках, но и в тренерах). Перестроить его будет очень сложно

Телеграм-канал «О, спорт! Ты – мир!» начинает серию материалов о нынешней спортивной системе Беларуси и путях ее изменения.

Как охарактеризовать то, что происходит сейчас в отечественном спорте? Какой должна быть идеальная спортивная система? Кто ею должен руководить и способен ли силовик принести пользу? Какие главные минусы в белспорте и можно ли отыскать в нем хоть какие-то плюс? На эти и другие вопросы ответил экс-генсек Национального олимпийского комитета, руководитель международного департамента Беларусского фонда спортивной солидарности Анатолий Котов.

«Действия властей – это просто зашквар». Ушедший из Управделами президента экс-генсек НОК – о Лукашенко, ошибках системы и письме спортсменов

– Если вас попросить одним словом охарактеризовать спортивную систему Беларуси, что вы скажете?

– Дно.

– Судя по тому, как быстро вы это сказали, ответ предельно очевиден.

– Конечно. Я бы задумался над тем, как назвать происходящие в беларусском спорте события, еще год назад. Но сейчас это однозначно дно. Система функционирует для самой себя, чтобы можно было писать какие-то отчеты наверх. А это не про спорт.

– Нынешнее состояние – это ожидаемый планомерный итог или все произошло неожиданно?

– Скорее, это стечение двух обстоятельств. Первое – итог того, что так или иначе рано или поздно бы случилось. Просто без войны это случилось бы через несколько лет, а так произошло намного быстрее. Система, которая сейчас функционирует в Беларуси, заточена на сиюминутный бумажный результат. Это 100 процентов не про игру в долгую, не про марафон. Система хочет показывать какие-то результаты, но здесь и сейчас. И без разницы, где эти результаты будут: на районных соревнованиях, или на турнирах Союзного государства, или на ЧМ/ЧЕ. Ну а учитывая последние события в беларусском спорте, верхнюю планку снизили именно до чемпионатов Союзного государства. А эти соревнования, по сути, ничем от республиканских не отличаются.

– А второе обстоятельство?

– Второе обстоятельство – это практически полный бан на международном уровне. Без этого теряется квалификация как минимум. Также нет мотивации заниматься спортом. Топ-турниры с призовыми – скорее, исключение из правил. Плюс еще статус фактических изгоев даже там, куда нас пока еще пускают.

– Задача показать результат здесь и сейчас, не глядя на перспективу – это стремление чиновников отчитаться и сохранить свои места?

– Для чиновников именно эта история – отчитаться, показать какое-то количество баллов, медалей, просто чтобы их не уволили здесь и сейчас.

– А как же концепции развития спорта на несколько лет вперед, которые чиновники представляют?

– Надо понимать, что в 90 процентах видов спорта концепции пишутся на два-три года вперед максимум. И эти планы направлены в первую очередь не на достижение результата, не на развитие спорта, а на поддержание жизнедеятельности системы спорта, которая существует ныне. Объективно, горизонт планирования на два-три года не дает абсолютно ничего.

А теперь давайте вспомним большой теннис Беларуси. Там планировали развитие вида спорта на 10 лет вперед. Наверное, теннис – это исключение из спортивной системы. И беларуски, которые сейчас находятся в первой сотне рейтинга WTA, – это продукт 10-летней давности.

– То есть можно сказать, что Азаренко, Саснович, Соболенко – это все-таки заслуга спортивной системы Беларуси?

– Я бы сказал, что это заслуга вполне конкретного человека. Его фамилию мне не очень сильно хочется называть, но все же скажу, что речь идет о [бывшем председателе Беларусской федерации тенниса] Александре Шакутине. Человек, который верил в отечественный теннис, в этих спортсменок, он вкладывал деньги и понимал, что дивиденды вернутся, пусть и гораздо позже. Когда он говорил, что через 7-8 лет несколько беларусок или беларусов будет в топ-100 рейтинга, над ним смеялись. Но что мы видим сейчас? Все-таки не стоит принижать заслуги Шакутина в том, что он видел перспективы, он верил в отдачу.

Спорт в Беларуси запрограммирован на деградацию (дело не только в чиновниках, но и в тренерах). Перестроить его будет очень сложно

Был организован нормальный бизнес-подход ко всему процессу. Человек вкладывал миллионы долларов и понимал, ради чего он это делал. Все не ради процесса как такового, а ради результата, пусть и долгосрочного. Реально, бизнес-видение Шакутина позволило ему взглянуть далеко за горизонт, не на два-три года вперед. Деньги в теннис и раньше вкладывались, но не было понимания того, что есть звезды, которых нужно растить. И это все занимает время.

– Есть же звезды и в других видах спорта. Но почему там не удается достичь результата?

– Какие другие виды спорта? В этом плане в Беларуси можно вспомнить только два вида спорта: гимнастика и гребля. В гребле была система, которая позволяла вырастить чемпионов. В гимнастике – беларусско-российский-украинский подход к делу. В этих странах появлялись грамотные главные тренеры старой школы. Отсюда были и результаты. Однако со временем тренеры начали разъезжаться по другим государствам (Израиль, Болгария, например), и пьедестал в той же художественной гимнастике стал меняться – у беларусов появилась конкуренция. Звезды есть, но сейчас им еще тяжелее пробиваться на международном уровне.

– Пастор Тарас Тельковский, бегающий марафоны, высказал мнение о том, что главная проблема беларусских тренеров заключается в том, что они живут и работают по советским принципам. Вместо того, чтобы учиться, перенимать зарубежный опыт. Это реальная проблема нашего спорта?

– Проблема не в том, что все построено на «совке». Проблема в персоналиях. К большому сожалению, совковая система воспитания и подготовки спортивных кадров влияет на все процессы в этой сфере, отражается на всем, что происходит в Беларуси. Можно заметить, что тренеры на постсоветском пространстве, в том числе в Беларуси, по сути, не готовят себе преемников. Для тренера самое главное – оставаться у руля максимально возможное время, желательно до самой смерти. Возьмите практически любой вид спорта в нашей стране – и вы увидите, что тренеры уверены: «Никто не сделает ничего лучше меня».

– Специалисты верят в свою незаменимость?

– Нет, они не верят, они хотят быть незаменимыми. А это две принципиальные разницы. Когда ты занимаешь место главного тренера в команде, то начинаешь отпихивать ногами тех, кто ниже тебя, кто может составить тебе конкуренцию. Чтобы, не дай Бог, тебя не заменили. Вот это, наверное, и есть совковая система – когда люди очень сильно хотят оставаться незаменимыми. При этом они найдут 150 причин, чтобы объяснить, что если командой будет руководить другой человек, то результат окажется намного хуже.

– Когда опытные тренеры ревностно относятся к молодым коллегам, которые приходят в их вид спорта, это из той же оперы?

– Абсолютно. Но при этом нужно признать, что молодых, ретивых и талантливых специалистов в Беларуси очень мало.

– Почему?

– Потому что система не заточена на то, чтобы быть эффективной, на подготовку кадров. Она заточена на воспроизводство бюрократии.

Давайте возьмем нашего легендарного тренера по гребле Владимира Шантаровича. Очевидно, что он себе смену не подготовил. За исключением собственного сына, который тренирует сборную Казахстана, а не Беларуси. Есть еще старший тренер сборной Беларуси Николай Банько. Но он с Шантаровичем не особо контактирует, потому второй воспринимает коллегу не иначе как конкурента. Да, отдадим должное Шантаровичу, он выстроил систему, которая приносит результат. Но он, как и многие другие тренеры, хочет оставаться в своем виде спорта легендой. А что будет после? Должно быть хуже, чтобы его, Шантаровича, запомнили именно как классного специалиста. Вся методика будет работать, пока у руля Шантарович. Он уйдет – скорее всего, будет провал в виде спорта, потому что преемников нет.

Спорт в Беларуси запрограммирован на деградацию (дело не только в чиновниках, но и в тренерах). Перестроить его будет очень сложно

– Отсутствие преемственности, совковость – главные недостатки беларусской спортивной системы?

– Я бы даже сказал не недостатки, а просто одна из основных черт системы. И эта черта не позволяет жить конкурентам внутри. Есть же несколько примеров, когда хорошие спортсмены с беларусскими паспортами не приживались, потому что они были сильнее ученика какого-то главного тренера. Чтобы убрать того или иного атлета, в ход шли разные инструменты: от убеждений того, что спортсмен просто слабее, до подготовки справок, что атлет вообще не может заниматься спортом. И в первую очередь это решали те, кто считал себя незаменимым.

Один из последних ярких примеров – пятиборец Алесандр Лесун. В Беларуси его списывали со счетов, потому что кто-то «незаменимый» так посчитал. В итоге система выкинула Лесуна, он уехал в Россию и стал олимпийским чемпионом, многократным победителем чемпионатов мира и Европы. И таких примеров, к сожалению, много.

Беларусской спортивной системой правит принцип «лучше, чем со мной, не будет никогда. Дальше – хуже».

– Точно так же говорит Лукашенко, объясняя, почему не хочет уходить со своего поста.

– Конечно, спорт – это проекция всей системы.

– То есть спорт будет жить и действовать точно так же, как вся политическая система?

– Да.

– Можете выделить какие-то положительные черты, плюсы в беларусской спортивной системе?

– На самом деле их очень сложно назвать. Потому что если в Беларуси появляется уникум (а я, скорее, буду говорить о тренерах, чем о спортсменах), то система заточена на то, чтобы поддерживать его, конкретного человека. Это стипендии, премии и так далее. Когда человек по разным причинам уходит, то вся система разваливается.

Давайте взглянем на фристайл. Уникальный вид спорта, у нас уникальные достижения. И нужно пожать руку Николаю Козеко, который фактически создал вид спорта в нашей стране. Но он ушел, и, поверьте, без него система в фристайле работать не будет. Почему? А кто приходит на смену Козеко? Бывшие спортсмены. История показывает, что бывший спортсмен – очень редко хороший тренер. Он видит систему с другой стороны, ему кажется, что знает все прекрасно, но по факту – нет. Тренерство – это не то же самое, что выступать на соревнованиях. Козеко поддерживали, поощряли, когда он нужен был. А когда тренер «ушел», без него вид спорта развалится, потому что просто нет достойных преемников.

– Вот вы говорите, что тренеры не хотят воспитывать преемников, хотят быть незаменимыми. Это сами люди такие или в таком русле их воспитывает система?

– Как я уже сказал, система в Беларуси реально заточена на то, чтобы поддерживать тех, кто чего-то добился. Индивидуальные гранты, финансовая поддержка и так далее. Поддержка направляется именно на тех, кто показывает максимум возможного или убеждает всех, что способен это сделать, а никто другой не в состоянии. Поэтому такие специалисты, при поддержке системе, просто отпихивают конкурентов ногами и не позволяют никому приблизиться, в том числе коллегам.

– Если спортом в Беларуси поставить руководить человека именно из спорта, это что-то поменяет?

– Нет, даже не надейтесь. Для деятельности системы нужно сочетание нескольких факторов. Первое – это грамотный менеджмент. Не обязательно быть человеком из спорта, можно прийти из бизнеса, например. Но ты должен понимать, как выстроить вокруг себя систему, при каких условиях она будет функционировать и обеспечит результат. Это применимо к любой сфере деятельности, к любому виду спорта. А второе – рядом должен быть человек, который компетентен в данном вопросе, в том или ином виде спорта.

Спорт в Беларуси запрограммирован на деградацию (дело не только в чиновниках, но и в тренерах). Перестроить его будет очень сложно

Найти сейчас бывшего спортсмена, который выстраивает грамотную карьеру менеджера, очень сложно. Поэтому нужен симбиоз: качественный руководитель, который, возможно, совершенно ничего не понимает в спорте, но он знает все о построении бизнес-процессов и берет к себе в команду компетентных специалистов, которые ему будут подсказывать и давать советы. Вот тогда система будет работать, она будет давать результат. Яркий пример – сборная России по синхронному плаванию. Уже почти 20 лет ею руководит Татьяна Покровская – человек, который даже плавать не умеет. Она сама пришла из художественной гимнастики, стала там мастером спорта. Но Покровская рядом с собой держит людей, которые прекрасно знают синхронное плавание, им ставятся задачи, которые выполняются. Все это в итоге дает результаты.

– То есть любая спортивная система может работать эффективно, даже если ею руководит силовик, но у него в команде работают компетентные люди?

– Если утрировать, то да, именно так. Опять же, если силовик знает, как построить работу системы, а ему в этом помогают компетентные специалисты, тогда все получится.

– Если мы перенесем это на Беларусь, Сергей Ковальчук мог бы грамотно руководить спортом при спортивных замах?

– Нет. Когда Ковальчука назначали в Минспорта, мнения многих разделились пополам. Кто-то считал, что он в спорте наведет порядок, вспоминали его прежнее место работы [в охране Лукашенко] и говорили, что он обладает определенным уровнем доверия у власти. А другие говорили, что Ковальчук не способен ни на что, кроме как создавать систему отчетов. И вот вторая половина оказалась права. Плюс нужно понимать, что он никогда не возьмет к себе в замы человека, который умнее его. Потому что в таком случае возникнет конкуренция.

– Где тогда искать или как воспитывать кадры, которые будут эффективно руководить спортивной системой в Беларуси?

– Честно говоря, я думаю, что спорт в Беларуси вообще нужно полностью переформатировать. Это значит сделать его абсолютно частным. Деньги будут вкладываться только в то, что приносит результат, и только теми, кто верит в этот результат. Не просто бюджетное финансирование, тупое вливание денег, а именно частная поддержка. Вот так и можно найти грамотных руководителей, менеджеров, которые будут развивать спортивную систему.

– Возможно ли сделать такое переформатирование в нынешних экономических условиях?

– Наверное, возможно.

На самом деле нужно признать очевидное: самыми главными инвесторами в спорте являются абсолютно частные люди – это родители атлетов. Так или иначе они вкладывают деньги в спорт: покупают экипировку, платят за занятия у тренеров, вывозят своих детей на международные соревнования. В Беларуси это делается по умолчанию, а власть доказывает, что спортом в стране можно заниматься бесплатно.

Система вообще построена таким образом: если ты хочешь, чтобы твой ребенок чего-то достиг, то заплати. Или тебя могут убедить, что ребенок чего-то добьется, но для этого тоже нужно заплатить. Вторая история более популярна.

– Если спорт отдать в руки главным инвесторам, то есть родителям атлетов, он выживет?

– Безусловно, потому что спорт в Беларуси как раз за эти деньги сейчас и живет. Просто никто не признает очевидное.

– Нужно ли создавать отдельный институт подготовки спортивных менеджеров?

– Конечно, стоит. Однако в рамках той системы, которая существует в Беларуси, такие задумки – абсолютная безнадега. Если сейчас создавать подобный институт, то оттуда будут выходить совершенно неконкурентоспособные на мировом рынке специалисты. Они будут готовы работать только в рамках системы, которая их воспитала. И при этом других, своих конкурентов, отпихивать ногами.

– Насколько сильным должно быть влияние государства на спорт?

– Как по мне, практическая идеальная система сформирована в Венгрии. Там нет в принципе министерства спорта, а всем рулят спортивные федерации и НОК. Там спортивная система прошла определенную очень серьезную реформу, и сейчас деньги даются всем по чуть-чуть, но тем, кто приносит результат, дают гораздо больше. Такие принципы прописаны в базовых документах, никто этому не перечит.

В Беларуси пытаются сделать что-то подобное, но получается размазывание каши по тарелке. В том числе из-за того, что чиновники работают на отчеты и чтобы сохранить свои места. Ну а деньги вкладываются как? Например, в хоккее результата нет, но туда деньги будут вливаться, потому что в него играет один персонаж.

– Играл бы он в волейбол, этот вид спорта был бы в стране № 1?

– Конечно.

– Какой, по-вашему, должна быть идеальная спортивная система в Беларуси и как к ней прийти?

– Умножить все на ноль. Идеальная система в нынешней Беларуси невозможна – ее необходимо строить с нуля. Для этого необходимо пригласить менеджмент, причем иностранный, которому нужно платить за результат. А не так, как сейчас – просто так вливают деньги, платят зарплаты чиновникам, даже если нет результата. И, второе, нужно понять и признать, что идеальная спортивная система возможна только тогда, когда она окажется в частных руках.

Спорт в Беларуси запрограммирован на деградацию (дело не только в чиновниках, но и в тренерах). Перестроить его будет очень сложно

– Если перечислять по пунктам, то что нужно для выстраивания идеальной спортивной системы в Беларуси?

– Менеджмент, которого сейчас нет. Второй пункт – люди, которые понимают, что спорт – это не про сантиметры, очки или баллы. Спорт – это деньги. Беларусский спорт должен избавиться от флера, что это какая-то общественно полезная, социальная деятельность. Спорт – это все-таки индустрия, в которую нужно вкладывать деньги и на которой нужно еще больше, чем вкладываешь, зарабатывать. Если тренеры, агенты, менеджеры или даже родители будут понимать, что они вложат 10 долларов, а им со временем вернется 15, тогда люди будут вкладываться. В нынешней Беларуси такое невозможно. Поэтому и говорю, что при выстраивании идеальной спортивной системы сперва нужно ту, что существует сейчас, умножить на ноль.

Когда ты понимаешь, что тебе реально нужен результат, а не просто отработать контракт, или отчитаться, чтобы сохранить свое место, тогда и будет возникать желание пригласить специалиста, который, возможно, даже умнее тебя в том или ином виде спорта. Но он поможет найти лучшего атлета, поможет советами. Тогда будет реальный результат.

– Нужны ли Республиканские центры олимпийской подготовки в идеальной спортивной системе Беларуси?

– Нужны, но в другом формате. Не в таком, как существуют сейчас. Это должны быть коммерческие центры, в которых готовят спортсменов высокого уровня. Но за право попасть в РЦОП должна быть конкуренция. В большинстве стран что-то подобное есть, а в Беларуси РЦОПы берут всех подряд, потому что так можно получить больше денег. Потом выпускники просто штампуются.

В текущей ситуации центры работают тупо для отчетности, потому что у них – госфинансирование. Если бы школы высшего спортивного мастерства были в частных руках, тогда история была бы совершенно другой.

– Насколько эффективно сейчас в Беларуси работает Национальный олимпийский комитет?

– Ни насколько. Это организация, которая просто существует. Сама для себя. То есть должен быть в государстве Национальный олимпийский комитет, значит, будет он и в Беларуси. А что он делает, как делает – это абсолютно второстепенно. НОК, по логике, должен помогать спортсменам, способствовать развитию спорта высоких достижений, но комитет в Беларуси этого совершенно не делает.

Слушайте, вы даже сравните результаты деятельности НОК в 90-е и сейчас. Какая бы разница ни была, это никак не отражается на государственном финансировании. Плохо все или хорошо – деньги из бюджета будут поступать, потому что НОК просто нужен. Ну а сейчас комитет банально выполняет представительские функции власти.

Фото: noc.by, pressball.by

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.