В 1992-м «МЮ» тоже был последним, но стал чемпионом. Фергюсон снял давление с игроков, а Кантона изменил их подход к тренировкам

0 8

Этого титула ждали 26 лет. 

В 1992-м «МЮ» тоже был последним, но стал чемпионом. Фергюсон снял давление с игроков, а Кантона изменил их подход к тренировкам

В 1990-м УЕФА разбанил английские клубы, и «МЮ» сразу забрал Кубок Кубков, обыграв в финале «Барсу» Кройффа.    

«В отеле под Роттердамом мы праздновали до шести утра, а в восемь проснулись, чтобы позавтракать и вылететь домой, – вспоминал защитник «МЮ» Стив Брюс. – Сотни тысяч болельщиков встретили нас в Манчестере и провожали наш автобус до центра города. 

В пути мы продолжали отмечать и делиться радостью с болельщиками. Мы ехали по городу 4,5 часа и испытали фантастические эмоции. Жаль только, что в нашем автобусе не было туалета». 

Зато у «МЮ» был состав, казавшийся Брюсу сильнейшим в Англии: «Новички вписались, молодые вроде Шарпа становились лидерами. Мы превратились в грозную команду и чувствовали, что в сезоне-1991/92 наконец-то вернем чемпионский титул на «Олд Траффорд». 

К Рождеству мы показывали лучший футбол на моей памяти и лидировали, но потом стабильность покинула нас. Я выбыл из-за операции по удалению грыжи, а [правый защитник] Пол Паркер – из-за гриппа. «Лидс» догнал нас, и на финише нам выпало 5 игр за 10 дней. 

Мы выиграли только первую и на матч предпоследнего тура в Ливерпуле ехали как на похороны».

Второе место в 1992-м восприняли как катастрофу

«МЮ» проиграл и финишировал вторым. Как и в первом полном сезоне с Фергюсоном. Но в 1992-м вице-чемпионство воспринималось уже не так радостно, как в 1988-м (после 11-го места в предыдущем сезоне).

«Болельщики, четверть века ждавшие чемпионства, отнеслись ко второму месту как к катастрофе, – признал Фергюсон. – В прессе много говорили, что мы уступили титул «Лидсу» из-за моих ошибок.  

В 1992-м «МЮ» тоже был последним, но стал чемпионом. Фергюсон снял давление с игроков, а Кантона изменил их подход к тренировкам

Я и правда виноват – в том, что не продавил трансфер 32-летнего нападающего «Лутона» Мика Харфорда. Он казался слишком прямолинейным для «МЮ», но теперь я убежден: его умения играть головой не хватило для решения одной из трех наших проблем-1991/92. 

Нам мешали безумный календарь, травмы и ужасное поле, не дававшее контролировать мяч. В атаке требовался план B, с кроссами на высокого форварда, и Харфорд дал бы нам преимущество на втором этаже. Я говорил о нем с тренером «Лутона» Дэвидом Плитом, но не настоял как следует.  

А «Лидс» в кубковой игре с нами (0:1) потерял из-за перелома запястья нападающего Ли Чэпмена и взял Эрика Кантона, который помог им обогнать нас на финише.

Мы же в одном из последних туров уступали «Вест Хэму», и в конце матча меня окликнул с трибуны хорошо одетый мужчина в элегантной шляпе: «Алекс, Алекс!» Я повернулся, а он показал средний палец и добавил: «Fuck you!»

В 1992-м «МЮ» тоже был последним, но стал чемпионом. Фергюсон снял давление с игроков, а Кантона изменил их подход к тренировкам

Когда мы выезжали со стадиона, я заметил болельщика «МЮ». Он сидел на обочине дороги и плакал. Потом поднял голову и в отчаянии развел руками, как бы спрашивая: «Что произошло?» 

Тогда я увидел, что это знаменитый регбист Энди Грегори. Я бы и сам расплакался, но не мог показать, что подавлен».

Летом 1992-го Фергюсон звал Ширера, но Алан выбрал «Блэкберн»

Летом 1992-го Фергюсон показал, что ему нужен новый нападающий. Уже не Харфорд, а Дэвид Херст из «Шеффилд Уэнсдей» – автор 18 голов в последнем сезоне, уже забивший и за сборную. Но его тренер Трэвор Фрэнсис отверг переговоры, и Фергюсон переключился на Алана Ширера из «Саутгемптона». 

Тот забил на 5 мячей меньше, но был на 3 года младше, а главное – тренер «Саутгемптона» Ян Бранфут еще в январе обещал Фергюсону, что позвонит, если Алан настроится на уход. 

Прочитав, что Ширер контактирует с «Блэкберном», Фергюсон удивился и, не получив внятных объяснений от Бранфута, набрал Алану. 

Тот спросил: «Почему вы не интересовались мной раньше?» – «Я еще зимой связался с твоим клубом и полагал, что мы на связи». – «Мне об этом не говорили. Вот [тренер «Блэкберна»] Кенни Далглиш регулярно мне звонил». 

По голосу Ширера Фергюсон понял, что упустил его. 

«Меня удивило решение Алана, – заявил капитан «МЮ» начала 90-х Брайан Робсон. – До середины нулевых, когда Ширер закончил карьеру, «МЮ» Фергюсона взял 18 трофеев, а Алана после чемпионства-1995 с «Блэкберном» ждали только разочарования. 

Но он мог и должен был стать частью золотого «МЮ» 90-х. С ним Фергюсон выиграл бы больше. Со своим сильным характером Алан идеально вписался бы в команду, поэтому я не понял его отказа. Предложи мне «Блэкберн» на 100 тысяч фунтов больше, я – на месте Ширера – все равно пошел бы в «МЮ». 

Босс «МЮ» Эдвардс признал: первый сезон в истории АПЛ начался для клуба хуже некуда

После перехода Ширера в «Блэкберн» тренер «Кембриджа» Джон Бек предложил Фергюсону купить своего лучшего бомбардира – Диона Даблина. И даже прислал видео с его игрой во втором дивизионе.  

Фергюсон изумился, как разнообразно забивал Даблин, и купил его за миллион фунтов. Решил так: форвард небыстрый, но в остальном крут, надо только адаптировать к АПЛ. 

В первых трех турах Дион выходил на замену и не успевал ничего изменить. «МЮ» проиграл «Шеффилд Юнайтед» (1:2) и «Эвертону» (0:3), а после ничьей с «Ипсвичем» (1:1) опустился на последнее место. 

«Со стороны казалось, что мы в кризисе, – вспоминал вратарь Петер Шмейхель. – Но я не паниковал. Знал, что результаты не соответствуют нашей игре, и был уверен в силе команды. 

Тем более с такими капитанами, как Брайан Робсон и Стив Брюс, которые после победы Дании на Евро-1992 устроили для меня специальную вечеринку. Видеть, как парни гордятся моим достижением, было потрясающе. 

А главное – Фергюсон гениально снимал с нас давление. В «МЮ» были устоявшиеся состав и стиль, так что при подготовке к игре тренер до последнего момента даже не упоминал соперника. А после матчей не грузил разборами, а говорил что-то в духе: «Бла-бла-бла. Примите ванну, увидимся в понедельник». 

Только в одном случае он делал исключение. Когда говорил: «Бла-бла-бла. Следующая игра – с «Ливерпулем». Примите ванну и увидимся в понедельник. Будьте ***** готовы». Вряд ли кто-то не любил «Ливерпуль» сильнее, чем Фергюсон».   

«Те, кто ненавидел «МЮ», наслаждались нашим плохим стартом в сезоне-1992/93, – отметил Стив Брюс. – Да и наши болельщики удивлялись нашей трансферной пассивности: если мы были недостаточно хороши весной 1992-го, то что могла изменить продажа Робинса «Норвичу» и покупка Даблина в «Кембридже»?»

Но Фергюсон – хитрый лис. Он знал что делал».   

Следующую игру – с «Саутгемптоном» – Даблин начал в стартовом составе и на предпоследней минуте забил победный мяч – после подачи сына Фергюсона Даррена и скидки Брайана Макклэра.

«Дион отлично взаимодействовал в атаке с Марком Хьюзом, – вспоминал Алекс. – Одноклубники восхищались его целеустремленностью, а я укрепился во мнении: мы не зря потратили миллион фунтов. К тому же в пятом туре Даблин помог обыграть и «Ноттингем Форест» (2:0)». 

А в шестом защитник «Кристал Пэлас» Эрик Янг сломал Диону ногу. 

«Даблин выбыл более чем на полгода. Его карьера в «МЮ» фактически закончилась, – отметил босс клуба Мартин Эдвардс. –  Первый сезон АПЛ начался для нас хуже некуда». 

Канчельскис отказался играть за резервистов и услышал от Фергюсона: «Тогда можешь гнить на скамейке»

«Победный гол Даблина в игре с «Саутгемптоном» оживил команду, – добавил Брюс. – После провалов на финише-1991/92 и на старте-1992/93 мы наконец поверили в себя и выдали серию из пяти побед.

Уже без Диона мы разобрались дома с действующим чемпионом 2:0. Если честно, мы всегда знали, что сильнее «Лидса», и победа подтвердила нашу правоту».

От Брюса «Лидс» и пропустил второй мяч, а открыл счет Канчельскис. С его же подачи Ирвин в третьем туре забил второй мяч «МЮ»-1992/93. 

«После «Ипсвича», когда мы опустились на двадцатое место, меня убрали из состава, – вспоминал Андрей. – Я был в ярости, но Фергюсон оказался под угрозой отставки и должен был что-то менять. Он сделал ставку на более оборонительный футбол. На его месте я бы тоже убрал Канчельскиса.      

Правда, осенью 1992-го я отчаянно хотел сыграть с «Торпедо» в Кубке УЕФА, но, как ни странно, только у меня в «МЮ» возникла проблема с визой. Въездная-то была, но требовалась и такая, которая позволила бы мне уехать. 

Этот вопрос решили, и в Москве нам устроили экскурсию по Красной Площади. Гиггз купил шапку-ушанку, а Фергюсон сфотографировался в генеральской фуражке. 

А вот тактика Алекса на игру меня разочаровала. Мои бывшие тренеры – Бышовец и Яремченко – пришли на стадион «Торпедо», чтобы увидеть меня в деле, но я просидел матч на скамейке. 

На моей позиции вышел Дэнни Уоллес, которого еще до перерыва заменил Брайан Робсон. После нулевой ничьей в игровое время мы уступили в серии пенальти. 

Самое смешное, что сотрудник клуба Кен Мерретт, который пробивал всем визы, забыл где-то паспорт и задержался в Москве на несколько дней. В самолете босс клуба Мартин Эдвардс поднял бокал «за отсутствующих друзей», а работники «МЮ» в шутку повязали траурные ленты на дверь кабинета Мерретта».

Но это в конце сентября, а в начале Канчельскис, забив «Лидсу», еще и отдал голевой пас Брюсу в игре восьмого тура с «Эвертоном» (из-за причуд календаря «МЮ» дважды сыграл с этой командой в первый месяц чемпионата), а потом – 5 ничьих без результативных действий Канчельскиса и домашние 0:1 с «Уимблдоном». 

«Что это было, черт возьми? – поинтересовался Фергюсон. – Ты вообще не играл». 

В 1992-м «МЮ» тоже был последним, но стал чемпионом. Фергюсон снял давление с игроков, а Кантона изменил их подход к тренировкам

«Возможно, после первого сезона в «МЮ» я посчитал, что доказал свои способности, и расслабился, – признал Андрей. – Я надолго выпал из состава и подумал, что Фергюсон уже определился со мной и нет смысла выкладываться на тренировках.

А потом он отвел меня в сторону и сказал, что я буду играть за резервистов. Брюс посмотрел на меня одним из своих фирменных взглядов, как бы советуя: «Аккуратнее в выражениях». 

Но я не сдержался: «Никаких матчей резервистов. Я не для этого приехал из Донецка». Фергюсон отвел меня в свой кабинет: «Ты пошутил?» – «Нет. Штрафуйте, продавайте, ссылайте в Сибирь, но я никогда не буду играть за резерв «МЮ». – «Тогда можешь гнить на скамейке». 

Назавтра я тренировался с молодежной командой, а потом с резервной. Фергюсон же продолжал строить чемпионский «МЮ» и купил Эрика Кантона». 

«Лидс» хотел купить в «МЮ» Ирвина, а в итоге продал Кантона

Дождливым ноябрьским днем Фергюсон сидел в кабинете Мартина Эдвардса и думал, что делать с атакой: после 2:0 с «Эвертоном» – 4 забитых мяча и 0 побед в 7 турах. «Шеффилд Уэнсдей» снова не продал Херста (или, по версии Робсона, запросил слишком много – 3,5 млн фунтов), и теперь обсуждался Питер Бердсли из «Эвертона». 

Тогда-то позвонил директор «Лидса» Билл Фотерби и спросил Эдвардса, доступен ли для трансфера левый защитник Денис Ирвин. 

«Эдвардс ответил, что нет, и они стали просто болтать, – вспоминал Фергюсон. – А я вдруг написал в блокноте председателя: «Спроси его про Кантона». Мартин вопросительно посмотрел на меня, а я энергично закивал. 

Фотерби сказал, что обсудит трансфер Эрика с тренером Уилкинсоном и перезвонит в течение часа. 

Положив трубку, Эдвардс спросил: «Почему Кантона?» – «Брюс и Паллистер расхваливали его после сентябрьской игры, а на прошлой неделе я говорил с [тренером сборной Франции] Жераром Улье – он тоже в восторге от Эрика».

Улье сказал, что Эрик не так страшен, как пишут в газетах, поэтому я был готов сделать на него ставку. Эдвардс же проделал фантастическую работу и сбил цену с 1,3 млн фунтов до 1 млн». 

Эдвардс выдвинул в автобиографии другую версию: он узнал об Эрике от босса «Тоттенхэма» Ирвинга Сколара, который жил в Монако и хорошо знал французский футбол, а потом сам упомянул Кантона в разговоре с Фотерби, который и правда звонил насчет Ирвина, и сбил цену с 1,6 миллиона до одного.  

На первой тренировке в «МЮ» Кантона всех загипнотизировал

«Игроки не были уверены, что это хороший трансфер, – признался Брайан Робсон. – У Эрика была репутация парня, который скитался по клубам и везде нарывался на скандалы – даже во время просмотра в «Шеффилд Уэнсдей». Теперь еще и «Лидс» от него избавился. 

В команде сложилась дружная компания, и мы не хотели, чтобы кто-то все испортил. Но мы зря его боялись. Он стал одним из нас – гулял, выпивал, шутил.   

А главное – как играл! У нас была сильная защита, быстрые фланги, взаимодополняющие Хьюз и Макклэр впереди, но в некоторых матчах мы словно бились головой о стену. А Эрик своим интеллектом решил эту проблему». 

«Сильный как бык, Кантона бегал с двумя защитниками на плечах, контролировал мяч даже грудью и проскальзывал в отверстия, о которых никто и не догадывался», – восхищался Шмейхель. 

В 1992-м «МЮ» тоже был последним, но стал чемпионом. Фергюсон снял давление с игроков, а Кантона изменил их подход к тренировкам

«Мы не успели заявить Эрика на игру с «Арсеналом», но он все равно поехал с нами в Лондон, – рассказывал Фергюсон. – В день матча – около половины десятого утра – мой помощник Брайан Кидд сказал, что Эрик хочет тренироваться. Я засомневался, но все же разрешил и, когда команда собралась в полдень на обед, Кантона с Киддом еще не вернулись с тренировки.

Через пару дней, когда закончилось первое занятие после 1:0 с «Арсеналом» и игроки разошлись, Эрик попросил дать ему пару ребят для отработки ударов с лета. Это застало меня врасплох – раньше-то мы ограничивались общей тренировкой.  

Я, конечно, выполнил просьбу Эрика, а назавтра с ним остались и другие игроки. Это вошло у нас в традицию. 

Многие справедливо говорят, что он оказал решающее влияние на наши успехи. Но все, что он сделал в матчах, значит для меня не меньше, чем то, как он изменил наш подход к тренировкам». 

Шмейхель вспоминал, что в первый день на базе «МЮ» Кантона так стеснялся, что не смотрел никому в глаза и, быстро переодевшись, вышел из раздевалки: «У нас никто и никогда не выходил на поле за полчаса до тренировки. 

Он пинал мяч у стены и принимал на грудь, на голову, на правую ногу, на левую. Бум, бум, бум – идеальный контроль мяча. Окна столовой и тренерской выходили на поле, и все уставились на него. Он нас загипнотизировал. 

Глазели на него и ребята из молодежной команды – Бекхэм, Батт, Скоулз, Невиллы. А назавтра они, как котята, медленно подкрадывались и повторяли за котом. 

Эрик показал британцам, как футболист может развиваться без помощи тренера. Вскоре Гари Невилл отрабатывал после тренировки выбросы из аута и кроссы, а Бэкс – угловые и штрафные». 

Потеряв ребенка, Канчельскис погрузился в работу – и снова забил в АПЛ

В третьей игре за «МЮ» Кантона впервые забил (в ворота «Челси»), а в следующих трех матчах набрал 3+3 и поднял команду на первое место. 

Мартин Эдвардс говорил, что такого шоумена не было в «МЮ» со времен Джорджа Беста, а Канчельскис, сравнивая Эрика с другим французским художником Давидом Жинола, добавил: «Кантона более командный игрок. Жинола же часто играл сам за себя». 

В середине декабря 1992-го Фергюсон помиловал Андрея. После четырех выходов на замену он появился в старте против «КПР» (3:1) и забил с паса Шарпа третий мяч «МЮ», но потом стало не до футбола. 

«Мы с Инной ждали мальчика, но после возвращения с игры в Лондоне я узнал, что нужно ехать в больницу, – вспоминал Канчельскис. – Там выяснилось, что ребенок умер в утробе и нужна операция по удалению плода. Я ночевал с Инной в палате, ей было очень тяжело. Нам дали подержать ребенка в руках, а мы только и делали, что плакали. 

Фергюсон сразу позвонил и предложил любую помощь, а Робсон и Брюс сказали, что вся команда хотела бы присутствовать на похоронах. Мы решили, что лучше быть только Макклэру, моему соседу по номеру, и Фергюсону с Киддом. 

Имя ребенку придумать не успели, поэтому на надгробии написали просто: «Малыш». Я потерял интерес к футболу, но все же вернулся к тренировкам и погрузился в работу». 

Через два месяца Канчельскис забил победный мяч «Норвичу». С паса Макклэра.         

Говорили, что у «Астон Виллы» больше чемпионского опыта, но Фергюсон считал, что важнее опыт борьбы за титул

Ранее «МЮ» не побеждал в четырех турах и опережал «Норвич» лишь на очко. Домашнее поражение (1:3) отдалило команду Майка Уокера от первого места, а главным преследователем «МЮ» стала «Астон Вилла» Рона Аткинсона. 

«Опыт предыдущего сезона дал нам преимущество над «Виллой», – говорил Фергюсон. – Много писали, что у них больше чемпионского опыта: Хаутон и Стонтон побеждали с «Ливерпулем», а Ричардсон с «Арсеналом» и «Эвертоном». Но это только три игрока. 

Остальные, в том числе тренер Аткинсон, переживали те же эмоции и страхи, что и мы – весной-1992, когда боролись с «Лидсом». «МЮ» уже прошел эту войну нервов и закалился, а им это только предстояло. Поэтому я считал, что мы лучше готовы к борьбе за титул».

Чемпионский характер «МЮ» ярко проявился через неделю после «Норвича». Шла вторая добавленная минута, а «Шеффилд Уэнсдей» вел 1:0.

«Они забили с пенальти, который лайнсмен назначил через минуту после того, как заменил судью Майка Пека, потянувшего икроножную мышцу, – вспоминал Брюс. – В добавленное время я пришел на угловой и сравнял счет, а через четыре минуты сделал счет 2:1. 

Всего я забил больше ста мячей, но именно те доставили больше всего удовольствия».

В апреле «МЮ» выиграл еще три матча с общим счетом 6:0 и перед предпоследним туром опережал «Астон Виллу» на 4 очка. Команда Аткинсона играла на день раньше, и Фергюсон после легкой тренировки и обеда запретил футболистам смотреть матч бирмингемцев с «Олдхэмом» (20-е место).  

Алекс отправился играть в гольф с сыном Марком, а игроки – к телевизорам. 

Игроки «МЮ» праздновали до утра, а днем обыграли «Блэкберн» 3:1

«Вернувшись домой, я вздремнул, включил телетекст и увидел, что «Астон Вилла» уступает 0:1, – сообщил Шмейхель. – Оставалось 5 минут – самых долгих в моей жизни! Я выключил телевизор, включил радио, выключил радио, поиграл на пианино, включил телевизор, снова радио, а потом лег на пол и обхватил голову руками. И тут прозвучал финальный свисток. 

Я выскочил на улицу и тут же увидел своего соседа Стива Брюса, у которого через час собралась примерно вся команда. 

Мы выпили 50 бутылок шампанского, 30 бутылок вина, несколько сот бутылок пива и еще много спиртного. Вечеринка продолжалась до утра, хотя, кажется, Фергюсон звонил с напоминанием о завтрашней игре с «Блэкберном».  

«Гости разошлись в половине третьего, а Брайан Робсон с женой Дениз остались ночевать, – добавил Брюс. – В семь утра я проснулся от звона посуды. Брайан с женой убирались и мыли полы». 

«Меня поразило самообладание Фергюсона, – признался Канчельскис. – В раздевалке перед игрой с «Блэкберном» он почти не упоминал чемпионство. Говорил то же, что и перед другими играми. 

Только меня отвел в сторону и добавил: «У тебя был не лучший сезон, но ты выйдешь во втором тайме, чтобы насладиться праздником».

В 1992-м «МЮ» тоже был последним, но стал чемпионом. Фергюсон снял давление с игроков, а Кантона изменил их подход к тренировкам

«Я реально беспокоился, что вечеринка у Брюса выйдет нам боком, – вспоминал Робсон. – Когда на восьмой минуте мы пропустили, я подумал: «Ну, началось». Но, к счастью, Гиггз сравнял, Инс вывел вперед, а Паллистер забил со штрафного свой первый мяч в сезоне. Только после победы мы сообщили тренеру, как провели ночь».

Робсон вышел только на второй тайм, поэтому капитаном – как и в большинстве матчей сезона – был его заместитель Брюс. 

«Из-за травмы Робсон пропустил большую часть чемпионата, а мы успешно играли по схеме 4-4-2, – говорил Брюс. – Когда Брайан вернулся, Фергюсон хотел перестроиться на 4-3-3, чтобы задействовать капитана, но тот сказал, что готов оставаться на лавке – лишь бы не ломалась эффективная схема. 

Мало кто способен на такой самоотверженный поступок. Брайан столько сделал для клуба, что заслужил в одиночку подняться за титулом, но он сказал, что это должен делать я. И тогда Фергюсон решил: за Кубком пойдут оба».  

В 1992-м «МЮ» тоже был последним, но стал чемпионом. Фергюсон снял давление с игроков, а Кантона изменил их подход к тренировкам

«В тот момент я испытал огромное облегчение, – заявил Робсон. – Постоянные напоминания о том, как давно «МЮ» не был чемпионом, тяготили нас. И вот спустя 26 лет трофей вернулся на «Олд Траффорд». 

«Я был рядом с «МЮ», когда мы выиграли титул-1967, поэтому на себе ощутил все эти 26 лет ожидания. – подчеркнул Мартин Эдвардс. – Уверен, огромную роль сыграла стабильность. Я руководил клубом с 1980 года, а Фергюсон – командой – с 1986-го. Мы поддерживали Алекса в очень трудные времена, и чемпионство-1993 оправдало наше терпение». 

«В декабре 1992-го мой донецкий тренер Яремченко приезжал в Манчестер, – вспоминал Канчельскис. – Фергюсон жаловался ему, что я не поднимаю голову при беге, плохо навешиваю и не понимаю английский футбол. 

Я настроился на уход и в конце сезона сказал об этом Фергюсону. Но он был расслаблен и дружелюбен. Сказал, что я должен остаться, потому что впереди Лига чемпионов и у меня будет больше шансов. И добавил: «Поезжай в отпуск и привези мне банку икры». 

Я решил остаться. В декабре того года у нас с Инной родился сын». 

Дэвид Бэтти – культовый герой АПЛ. Его считали головорезом, а он был отличным игроком – хоть и недолюбливал футбол

Шикующий «Мидлсбро» 90-х: купили Жуниньо, Раванелли и Эмерсона, вышли в два финала, но вылетели из АПЛ 

Фото: Gettyimages.ru/Clive Brunskill/Allsport, Simon Bruty/Allsport, Dan Smith/Allsport, Allsport/Getty Images/Hulton Archive

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.