В Лозанне против УЕФА и АБФФ выступит юрист, который помогал Кепе перейти в «Челси». Ситуацию в Беларуси он называет «полным кошмаром»

0 10

«Подобный случай первый в истории европейского футбола».

В Лозанне против УЕФА и АБФФ выступит юрист, который помогал Кепе перейти в «Челси». Ситуацию в Беларуси он называет «полным кошмаром»

28 апреля в Спортивном арбитражном суде (CAS) в Лозанне состоится заседание по делу Беларусского фонда спортивной солидарности против УЕФА. На заседании будет рассмотрена жалоба БФСС, поданная в ответ на отказ УЕФА провести расследование по фактам нарушений, совершаемых Беларусской федерацией футбола. Нарушения были зафиксированы в докладе Фонда, опубликованном осенью 2021 года.

Игрокам сборных забыли «договорняки», Зайцев и Ковальчук влияли на судей через Базанова, давили на тех, кто против насилия. О чем фонд Герасимени рассказал УЕФА

В УЕФА проводить какое-либо расследование в отношение АБФФ отказались, поэтому фонд подал апелляцию в CAS, заплатив внушительную сумму за рассмотрение – 22,5 тысячи евро (по 2,5 тысячи евро с каждого из девяти фигурантов дела). Решающее заседание назначено на 28 апреля.

Фонд солидарности намерен судиться с УЕФА в Лозанне, надо до 7 января заплатить 22,5 тысячи евро: «Мы решили пойти до конца, как бы это ни было дорого»

Представлять интересы Фонда в Лозанне будет 44-летний канадский адвокат Паоло Торкетти, ныне работающий и проживающий в Испании. «Трибуна» расспросила специалиста о шансах отстоять интересы дискриминированных представителей футбольного сообщества, а также о том, что он по-человечески думает о происходящем в Беларуси.

– Родился я в Канаде, вырос и учился в Монреале. Получил юридическое образование в одном из университетов Оттавы, а после стал федеральным прокурором правительства Канады. На протяжении 10 лет занимался вопросами налогообложения, по сути, был налоговым инспектором. Но в какой-то момент понял, что всё, эта сфера меня уже не интересует, захотелось двигаться дальше. Поэтому поступил в университет в Нью-Йорке и по итогу получил звание магистра спортивного права. Не хочу хвастаться, но за плечами у меня несколько высших образований: они связаны со спортивным правом, налогообложением, а также со сферой общей юридической практики. Например, я могу заниматься гражданскими делами. Единственное, несколько лет назад я переехал в Испанию, поэтому живу и работаю уже тут в фирме «Ruiz-Huerta & Crespo Abogados». Компания занимается именно решением вопросов, связанных со спортом.

– Чем вас привлекло спортивное право?

– Скажем так, я всегда любил футбол, часто в него играл на любительском уровне, смотрел по телевизору, ходил на матчи, а потом захотелось им заниматься глубже. Вот сейчас я им, по сути, и живу.

Я, как и другие представители нашей компании, работаю с делами, связанными с трансферами футболистов, тренеров. Также я участвовал во многих делах в Арбитражном суде в Лозанне, представлял интересы игроков или клубов. Например, были дела, когда тому или иному футболисту клуб не платил положенные деньги, игрок подавал жалобу в CAS и прибегал к моей помощи.

– Может, вы сотрудничали с мировыми звездами футбола?

– Например, я занимался трансфером голкипера Кепы Аррисабалаги из «Атлетика» в «Челси» в 2018 году. Годом ранее входил в число 12 юристов, которые оформляли переход Неймара из «Барселоны» в ПСЖ. Это был действительно очень сложный процесс.

А еще я подружился с журналистами, которые интересуется вопросами коррупции в ФИФА, ведут различные расследования. Это журналисты из BBC, The Guardian, других изданий. И вот у нас с ними довольно часто проходит общение, мы обмениваемся различной информацией, я их консультирую по многим юридическим моментам.

Последние три-четыре года активно занимаюсь делами, которые поступают в Спортивный арбитражный суд. И когда Беларусский фонд спортивной солидарности вышел на связь с компанией, где я работаю, когда мне предложили это дело, – и я сразу согласился.

– Когда это было?

– Еще в феврале БФСС связался с директором фирмы, а он человек известный в сфере спортивного права. Когда мне позвонил мой шеф, рассказал о том, какое поступило дело, я практически не думал и ответил согласием. Убежден, что в данном случае нужно помочь фонду всем, чем можно.

– Вы знали что-нибудь до этого о беларусском футболе?

– Естественно, помню, как БАТЭ играл в Лиге чемпионов, это было просто фантастически. А вот о вашем чемпионате не знаю ничего, если честно.

Плюс я прекрасно осведомлен о политической ситуации в Беларуси. Причем не только о том, что произошло в 2020 году, что происходит сейчас, но и то, как Беларусь жила сразу после войны.

– Как вы расцениваете то, что сейчас происходит в Беларуси?

– Я человек, который родился в демократической стране, всегда придерживаюсь человеческих принципов, свободы слова. А то, что происходит в Беларуси, иначе как полным кошмаром не назвать. Cмотрю и понимаю, что режим Лукашенко очень жесток с гражданами страны. Сейчас, конечно, о Беларуси в мире говорят меньше, чем раньше, тем не менее ситуация в вашей стране по-прежнему абсолютно неприемлема, невообразима для демократического общества.

– Почему вы решили помочь БФСС?

– С точки зрения юриспруденции я прекрасно понимаю, чего Фонд хочет добиться. Более того, в университете, где я также работаю, преподаю конкретно такие случаи. То есть конкретные и явные нарушения регламента УЕФА со стороны национальных федераций.

Дело в том, что регламент УЕФА составлен так, что в нем очень много отдано на откуп дисциплинарным офицерам. Это фундаментальная проблема. И в этом случае мы в CAS прямо укажем, какие статьи регламента были нарушены со стороны Беларусской федерации футбола. А если в мировом футболе будут встречаться случаи дискриминации простых граждан, спортсменов и тренеров, то никакой регламент УЕФА не будет иметь смысла. Мы постараемся доказать свою правоту.

Да, УЕФА – это огромная организация, большой механизм. Но сейчас мы вступаем в юридическую борьбу, где главенствует закон. В Лозанне мы представим свои аргументы, которые доказывают, что все-таки необходимо открывать дисциплинарное дело в отношении руководителей АБФФ. Пока УЕФА отказывается это делать.

В Лозанне против УЕФА и АБФФ выступит юрист, который помогал Кепе перейти в «Челси». Ситуацию в Беларуси он называет «полным кошмаром»

– Что вы думаете о представленных в докладе БФСС фактах дискриминации беларусских футболистов и тренеров?

– Не могу рассказывать о всех кейсах, которые мы рассматриваем в рамках дела, потому что некоторые фигуранты находятся сейчас в Беларуси, они работают. И не хотелось бы, чтобы у них были проблемы. Однако среди всех фактов дискриминации по политическим мотивам есть случаи [бывшего руководителя департамента судейства и инспектирования АБФФ] Андрея Чепы, журналиста Александра Ивулина, тренера вратарей Дениса Паречина, нападающего Ильи Шкурина. Что сделали эти и другие люди? Они просто подписали открытое письмо спортсменов против насилия и за честные выборы, вышли на акции протеста после выборов, тем самым используя свое законное право на выражение мнения, но за это пострадали. При этом именно Александр Лукашенко с помощью Федерации футбола Беларуси подверг репрессиям людей. Фактически этих людей заставили уйти из беларусского футбола. Государство сделало все, чтобы усложнить им жизнь. Это дикая ситуация, она просто не укладывается в голове. И люди просто вынуждены уезжать из страны.

– Такие моменты полностью противоречат регламенту УЕФА?

– Безусловно, это же прямое вмешательство государства, властей в дела спорта. На самом деле в нашем случае со стороны АБФФ было допущено очень много нарушений регламента. Но самое главное – в правилах УЕФА прописано, что футбольные организации должны быть независимы от властей страны, принимать самостоятельные решения, делать все, чтобы права человека были соблюдены. Плюс АБФФ нарушила правила, которые прописаны в антикоррупционном регламенте. Все эти факты приведены в докладе Фонда.

И, по сути, если есть какие-то нарушения, если в УЕФА поступают свидетельства этого, соответствующее заявление, то уполномоченный человек, специальный офицер, должен рассмотреть жалобу. Знаю, что жалоба от БФСС действительно поступила офицеру, он представил все в УЕФА, но там, как оказалось, возбуждать дело отказались. И вот нужно понять, почему в Европейском футбольном союзе отказались открывать дисциплинарное дело в отношении АБФФ. УЕФА – это огромная всемогущая организация, но почему-то отказывается разбираться с данной проблемой. В четверг мы постараемся добиться того, чтобы УЕФА все-таки начало расследование. Почему этого не сделано до сих пор, сказать не могу. Предположения есть, но не буду их озвучивать, чтобы, как уже сказал, не навредить нашему делу.

– Вы прекрасно знаете, что АБФФ руководит военный человек Владимир Базанов. Что вы думаете по этому поводу?

– Кстати, когда смотрел, кто же все-таки стоит во главе Федерации футбола Беларуси, то изучил биографию Базанова, а также нашел его фотографию, где он держит на плече базуку. Пару дней назад мы добавили в наш кейс это фото, и судья, думаю, также увидит, кто руководит футболом в Беларуси. Ну а что касается вашего вопроса, то мой ответ однозначен: для таких людей нет места в спорте.

В Лозанне против УЕФА и АБФФ выступит юрист, который помогал Кепе перейти в «Челси». Ситуацию в Беларуси он называет «полным кошмаром»

– Сталкивались ли вы раньше со случаями, когда власть через федерации, в том числе футбольные, давит на спортсменов или тренеров?

– Сразу вспоминается случай с Саддамом Хусейном, который поставил своего сына Удея во главе Национального олимпийского комитета. И спортсмены, не бравшие медали на соревнованиях, подвергались пыткам и издевательствам.

Лукашенко учился у диктатора Ирака, чей сын тоже был главой НОК: славился пытками спортсменов, вызывал футболистов по ночам и не успел сбежать в Беларусь от гибели

– Но вы сами никогда в своей практике с подобным не сталкивались?

– Нет, это впервые в моей практике. Более того, я могу точно сказать, что в европейском футболе подобный случай вообще первый в истории.

В этическом кодексе ФИФА четко прописано, что представители федерации не имеют права причинять физический либо моральный вред спортсмену. И в истории ФИФА есть только три случая, когда эта статья была нарушена.

Первый случай произошел в Афганистане. Президент футбольной федерации этой страны допускал дискриминацию в отношении женщин: с ними жестоко обращались, имели место сексуальные домогательства. В итоге президент федерации и несколько чиновников были отстранены от должностей.

Второй случай был в Центральноафриканской республике. Уже бывший президент тамошней федерации футбола финансировал преступные группировки, которые занимались геноцидом мусульман, в том числе из числа спортсменов. Сейчас чиновник находится в Гааге и ожидает суда.

Третий случай произошел в Гвинее-Бисау. О нем подробно рассказывать не могу, потому что я участник этого процесса, представляю интересы экс-главы федерации футбола этой страны, которого также обвиняют в случаях дискриминации. (По заявлению ФИФА, Мануаль Насименто «нарушил долг по защите физической и психической неприкосновенности человека, ставшего жертвой травли» и за это дисквалифицирован на 10 лет – Tribuna.com).

– Можете отметить в деле БФСС моменты, которые вас особенно поразили?

– Самая шокирующая вещь не связана с каким-то одним кейсом. Меня больше всего поразило то, как к людям, футболистам и спортсменам, относились после выборов 2020 года в Беларуси. Вся страна вышла на акции протеста, никто не верил в то, что Лукашенко победил, люди хотели выразить свое мнение. Но для того, чтобы подавить общественное возмущение, власти начали использовать различные организации, в том числе спортивные. В особенности, федерацию футбола, которая занималась дискриминацией их гражданской позиции. Сейчас те, кто пострадал из-за этого от руководства АБФФ, от властей Беларуси, просто умоляют УЕФА о помощи, о том, чтобы в этой организации обратили внимание на нарушение законов. Но там отказываются возбуждать дело, потому что, по мнению чиновников, АБФФ должна разбираться на месте. По-моему, это абсурд.

– Каковы шансы на успех БФСС в этом деле в четверг?

– В Спортивном арбитражном суде будут три судьи: один специализируются на правах человека, второй – на футбольных вопросах, третий – уважаемый практикующий адвокат в швейцарской юрисдикции. И нам нужно сделать все, чтобы убедить их в том, что дело в отношении АБФФ все-таки нужно возбуждать.

Я убежден, что арбитражный суд все сделает в рамках закона, будут соблюдены статьи регламента, и против представителей АБФФ, которые нарушали права спортсменов, надлежащим образом будут проведены расследования. Но о шансах пока говорить не буду.

– В каком случае можно будет сказать, что усилия Беларусского фонда спортивной солидарности увенчались успехом?

– Нужно понимать, что сейчас наш протест направлен против конкретных людей. Не против всей федерации, а именно против чиновников из АБФФ, которые нарушали права спортсменов и тренеров. Если мы добьемся победы в этом вопросе, если расследование будет начато и в отношении чиновников последуют санкции, тогда можно будет говорить о дальнейших шагах.

– То есть сейчас нет цели добиться дисквалификации клубов, сборных?

– Именно. Повторюсь, в данный момент нужно сделать все, чтобы люди, применявшие дискриминацию в отношении атлетов, понесли наказание. Но для этого нам нужно добиться того, чтобы УЕФА в принципе открыла расследование. Это самый главный шаг. УЕФА пока делать это отказывается.

– Сколько времени будет рассматриваться решение в CAS?

– Кейсы в Спортивном арбитражном суде в Лозанне рассматриваются максимум в течение дня. После слушания составу арбитров понадобиться какое-то время на принятие решения. Но битва однозначно будет непростой.

Как рассказали «Трибуне» в БФСС, ранее фонд сотрудничал со швейцарскими юристами, но в начале года стороны не пришли к общему решению относительно подачи жалобы в CAS, поэтому сотрудничество было решено прекратить. В топ-3 мировые юридические компании, работающие в сфере спорта, было направлено письмо с предложением о сотрудничестве. Для фонда очень важным критерием была футбольная специализация юристов и весомый бэкграунд. Было подробно пояснено, что такое БФСС и какие ценности отстаивает организация, в какую борьбу она ввязалась и чего уже добилась на международной арене. Это было эмоциональное письмо. Фонд не мог предложить привлекательный гонорар, по сути, была просьба о помощи. Команда Ruiz-Huerta & Crespo Abogados откликнулась и в итоге за дело взялся Паоло. По словам представителей фонда, Торкетти сильно погружен в детали и процессы, часто выходящие за рамки предмета спора, и потому работать с ним одно удовольствие. БФСС уже получил много новой прикладной информации и просто обогащает себя культурой ведения дел на высочайшем уровне.

Фото: из личного архива Паоло Торкетти

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.