«Верхний показатель давления был 300. Врач сказал, что никогда такого не видел». Как кубковый матч «Крумкачоў» едва не закончился трагедией

0 7

Два инсульта, инфаркт и кома – хорошему парню нужна помощь.

«Верхний показатель давления был 300. Врач сказал, что никогда такого не видел». Как кубковый матч «Крумкачоў» едва не закончился трагедией

1 мая «Крумкачы» проводили матч предварительного раунда Кубка Беларуси против «Энергетика-БГАТУ». Для клубного YouTube-канала поединок комментировал в том числе коммерческий директор «воронов» Юрий Турейко. В начале второго тайма ему неожиданно стало плохо – поднявшийся к Юрию врач команды сразу диагностировал инсульт. Со стадиона 47-летнего Турейко увезла скорая.

В больнице положение ухудшилось: Юрий перенес второй инсульт, а следом и инфаркт, после были две недели комы и больше месяца – в реанимации. Никаких прогнозов врачи не давали. Однако сейчас Турейко в сознании и, как говорят близкие и друзья, даже улыбается и шутит.

Во время матча «Крумкачоў» комментатора забрали в больницу. Клуб собирает деньги на реабилитацию после инсульта через продажу билетов

Тем временем «Крумкачы» готовятся к матчу 1/16 финала Кубка Беларуси с «Ислочью». Клуб сообщил, что все средства, вырученные с продажи билетов, пойдут на реабилитацию коммерческого директора. Болельщики могут приобрести квитки как по стандартной цене в четыре рубля, так и по специальной – в 20. Причем как в кассах стадиона, так и онлайн.

Телеграм-канал «О, спорт! Ты – мир!» поговорил с непосредственными свидетелями событий, который произошли на стадиона РЦОП-БГУ 1 мая. «Трибуна» с разрешения канала перепечатывает материал.

«Юра даже в такой ситуации хотел продолжить комментировать»

Владислав Майоровский, соучредитель «Крумкачоў»

– Перед кубковым матчем мы договорились, что Юра совместно со своим тезкой Довнаром из «Прессбола» будет комментировать поединок для клубного YouTube-канала. Мы с ним общались до игры, никаких вопросов по состоянию здоровья не возникало – как обычно шутили, прикалывались. Я несколько раз спросил, выпил ли он сырое яйцо, чтобы голос не сорвать.

Забегая вперед, скажу, что когда в четверг звонил по видеосвязи Жанне, супруге Юры, удалось с ним пообщаться. Я напомнил ему о том разговоре. Сказал, мол, видишь, не послушал меня, не выпил сырое яйцо, и Юра в ответ заулыбался. И это очень хороший знак, значит, он все помнит и чувство юмора сохранил.

Возвращаясь к событиям 1 мая, помню, что первый тайм Юры отработали хорошо, ничего не предвещало беды. Я находился недалеко, буквально в трех шагах. В перерыве и в начале второго тайма немного пообщался с Юрой [Турейко], мы обменивались впечатлениями о матче. Где-то на 52-й минуте Юра ни с того ни с сего упал. То есть комментировал, а потом упал. Я сразу побежал к нашей скамейке запасных, выдернул оттуда врача команды, потому что сразу понял, что нужна экстренная помощь. Тем не менее Юра даже в такой ситуации хотел сесть и продолжить комментировать, говорил, что у него все хорошо, мол, отстаньте от меня. Но доктор сразу сказал, что произошел инсульт, вызвал скорую. Мы вместе с болельщиками взяли Юру на руки, отнесли к въезду на стадион, положили на травку и там уже дожидались скорую.

– Он был в сознании?

– Да. И постоянно повторял, чтобы мы от него отстали, уверял нас, что скоро отпустит, поэтому нужно вернуться и комментировать матч. Когда врачи приехали, Юра еще и им говорил, мол, никуда его везти не нужно. Медики измерили давление – и оказалось, что верхняя планка была 300. Врач мне потом сказал, что сам никогда такого не видел.

– Вообще по Юрию было видно, что ему плохо?

– Было видно, что у него проблемы с левой стороной тела, с рукой и ногой, лицо немного перекосило. Паралича не было, но все равно были заметны определенные проблемы. Уже из больницы Юра общался по телефону, если не ошибаюсь, с Саней Яцкевичем, говорил, что все нормально.

И даже врач, вроде бы, говорил, что ничего страшного. Юра перенес микроинсульт, пару дней полежит в реанимации, а потом его переведут в общую палату. Сразу прогнозы были более-менее оптимистичные. Но прошло несколько дней, и Юру накрыл второй инсульт, потом он впал в кому. Заведующий отделением сказал, что произошел один из самых тяжелых инсультов, который только может быть. Оперировать было нельзя. Уже в состоянии комы на фоне всех нагрузок у Юры случился инфаркт.

Мы с директором [клуба] ездили в больницу, и заведующий отделением сказал, что никаких прогнозов не может быть. Все зависит от организма человека, как он справится. Если Юра выживет в ближайшие три-четыре недели, тогда можно будет говорить о дальнейших перспективах. Стоял вопрос о жизни или смерти. Слава Богу, организм Юры справился, хоть и две недели провел в коме. Не хочется сглазить, но динамика положительная, хочется верить, что самое тяжелое позади.

«Верхний показатель давления был 300. Врач сказал, что никогда такого не видел». Как кубковый матч «Крумкачоў» едва не закончился трагедией

– Как в такой ситуации чувствовала себя команда?

– На связи с супругой Юры были всего несколько человек из руководств клуба – я, директор Олег Давидович и заместитель директора по развитию Инна Лось. Мы знали всю ситуацию, но не давали в прессу, не рассказывали игрокам. Молились, верили, что все будет хорошо. Просто не хотели, не знаю как выразиться, спугнуть надежду лишним шумом. Только когда увидели, что есть положительная динамика, когда Юра пришел в сознание, решили придать ситуацию огласке.

Что касается настроения команды, то, по-моему, о всей ситуации знали лишь тренеры и опытные ребята – Саша Яцкевич и Кирилл Павлючек. Остальные, думаю, не были посвящены в детали. Ребята молодые, еще почти дети, рановато грузить их такими проблемами. Знали о ситуации, но подробностями не владели, работали в обычном режиме.

– Что сейчас говорят врачи?

– Больше подробностей знает жена Юры, информацию получаем от нее. В ближайшие дни планируем навестить Юру и пообщаться с докторами – узнать перспективы, получить рекомендации по предстоящей реабилитации.

– Юрий никогда не жаловался на здоровье?

– Никогда, но, как оказалось, он был гипертоником, при этом не принимал лекарств, не следил за давлением. А так вел здоровый образ жизни – не пил, не курил, три раза в неделю играл в футбол. Причем с умеющими играть парнями. Вот такой урок всем – за собственным здоровьем нужно следить.

– Сейчас «Крумкачы» проводят сбор средств на реабилитацию Юрия – деньги за билеты с матча с «Ислочью» пойдут ему на помощь.

– Да, пришла в голову такая идея. Объективно, Юре нужна поддержка, в том числе финансовая, нужна помощь и его семье. С другой стороны, хотелось бы, чтобы люди узнали об этой ситуации, поддержали морально, психологически и финансово. Юра довольно известный в Минске человек, с кругом общения, выходящим за границы спортивного комьюнити. Я был уверен, что многие захотят поддержать Юру, а кто-то и поможет финансово. Реабилитация – это долгий и трудный процесс, поэтому родилась идея проявить солидарность, а заодно посмотреть, насколько мы сплочены, насколько умеем сострадать и помогать ближнему.

– Может, уже от футбольного сообщества последовала какая-то помощь?

– Репосты в своих социальных сетях сделали футбольные клубы «Малорита», «Серебрянка» и «Ислочь». Спасибо им за то, что не остались в стороне. Не всегда самое важное в отношениях – это финансовое участие. Намного важнее быть людьми, готовыми сострадать и поддержать хотя бы словом. Хороших людей много и среди них всегда есть готовые помочь материально, но доброе слово никогда и ни от кого не будет лишним, как нет и лимитов на слова поддержки.  Иногда нам всем именно этого и не хватает – человеческого участия. Часто мы про это забываем, к сожалению.

Для тех, кто не в курсе дел в сегодняшних «Крумкачах» или, быть может, не знаком с Юрой Турейко, я бы еще хотел добавить, что сегодняшние «Крумкачы» – это в том числе и Юрин клуб. Сам он как болельщик с командой очень давно. Помню, когда мы с 2015-го, если не ошибаюсь, года начали продавать абонементы, Юра всегда брал самый дорогой, каждый год покупал майку, но посещал, как правило, только один матч – самый первый в сезоне. А в октябре 2020 года у нас с ним состоялся интересный разговор. Он мне сказал, что когда команда выйдет в высшую лигу, готов работать в клубе, если его позовут. На что я ему ответил: «А зачем ждать? Приходи и выводи нас в высшую лигу». Он сперва воспринял это как шутку, но уже на следующий день мы встретились, пожали друг другу руки и начали вместе работать – Юра стал коммерческим директором. Все, что клуб сейчас имеет в плане спонсоров, партнеров, – это все заслуга Юры. Перед нынешним сезоном по различным причинам от нас отошли некоторые партнеры, но коммерческий директор все равно на уровне сделал свое дело. Скажу честно, не уверен, что без усилий Юры мы заявились бы в этом году даже во вторую лигу. При этом «Крумкачы» – это не основная его работа – это, скорее, хобби и любовь к футболу и «Крумкачам». Не могу сказать, насколько загруженность сказалась на здоровье. В любом случае Юра всегда был в прекрасном настроении и всё делал с удовольствием. Мы все верим, что он скоро вернется в наш строй, любим его и ждем.

«Вспомнился Игорь Коленьков, который нас познакомил. «Ударило» его тоже во время матча»

Юрий Довнар, журналист, комментировал кубковый матч с Юрием Турейко

– Мы, с Юрой, когда-то давно, когда на БТ только начались трансляции Лиги чемпионов, комментировали матчи. Он тогда работал на радио «Мир», я начинал комментировать, нас познакомил известный журналист Игорь Коленьков, и Юра был мне опытным напарником. Что было наиболее ценным – как радийщик он классно «гонял мяч», заполняя паузы. 

После того, как Юра стал сотрудничать с «Крумкачамi», он постоянно подбивал меня тряхнуть стариной, снова сесть за микрофон вместе. Честно говоря, я не горел желанием, дипломатично отказывался, мол, если у кого-то не будет получаться из клубных сотрудников, тогда уж. И вот Юра позвонил, сказав, что как раз сложилась такая ситуация. Дескать, кубковый матч, 1 мая, кроме социальных сетей и каналов клуба он будет еще куда-то транслироваться – нужно, чтобы все было четко и красиво. Короче, уговорил меня спустя, получается, полтора года :).

Мы встретились более чем за час до начала матча – чтобы что-то обсудить, посмотреть, изучить составы. Короче, качественно подготовиться. Это я к тому, что мы много общались в тот день, и не было похоже, что у человека какие-то проблемы со здоровьем. Он чувствовал себя прекрасно, даже не было чего-то вроде «не выспался». И когда мы комментировали, общались в перерыве, все тоже было хорошо. Было холодновато, поэтому я приготовил термос с чаем. Сам иногда пил, а Юре не хотелось. В трансляции слышно, как термос дважды падает, – это те отметки, когда Юре становилось плохо. Впоследствии неоднократно прокручивал трансляцию, чтобы понять, когда именно что-то пошло не так. По его голосу, интонациям, тембру – вообще ничего не менялось.

«Верхний показатель давления был 300. Врач сказал, что никогда такого не видел». Как кубковый матч «Крумкачоў» едва не закончился трагедией

Такой момент. По привычке я комментировал стоя, мне так просто удобнее. Юра меня поддержал. Где-то минуте на 56-й он на меня слегка завалился, я подумал, что он зацепился за скамейку. Понятно, что и мысли не было, что ему плохо. Сам он тоже явно не понял, что произошло. Вокруг находились другие люди, громко упал термос, то есть какой-то такой незначительный переполох, но не более того. После этого мы работали вдвоем еще чуть более четырех минут. Юра держал темп, разговаривал, как обычно. 

А потом упал прямо на стол, опрокинул скамейку, ноутбук, термос, запутался в проводах. Трансляция, естественно, оборвалась. И тут уже стало понять, что случилось что-то серьезное. Позвали клубного врача, и он сразу сказал, что у Юры инсульт, вызвал скорую. Я кое-как продолжил комментировать матч. Подключился стоявший недалеко Сергей Мордасевич. Короче, как-то доработали, а накрыло меня уже по окончании матча. Как будто не понимал, что произошло. Часа полтора еще был на стадионе, разговаривал с людьми. Там уже следующий матч готовился («Юни Минск» играл с БГУ), встретил знакомых, они помогли немного отвлечься, прийти в себя. Общение спасло, но было, конечно, не по себе, всякие мысли нехорошие. Вспомнился Игорь Коленьков, который нас познакомил. У него тоже случился инсульт, причем примерно в том же возрасте. И Игорь, к сожалению, не выкарабкался, причем ушел как раз в мае. И «ударило» его тоже во время матча. 

Вдобавок сложно было принять, что с виду абсолютно здоровый человек оказался в больнице по такой вот причине. Матч был для его команды простой, видимых причин нервничать точно не было, но человек в один момент фактически отключился. К тому же раньше он не жаловался на здоровье, держал себя в отличной физической форме, несколько раз в неделю играл в футбол.

Сразу после случившегося нам говорили, что самое страшное, вроде бы, позади. Он был в сознании, разговаривал. Но потом вдруг стало совсем плохо, впал в кому. Спустя две недели уже и надежд особых не давали, не делали никаких прогнозов. Говорили, что даже если и выживет, то восстановиться толком не сможет. И то, в каком состоянии Юра сейчас, это огромный прорыв. Была ничтожная вероятность, что такой прорыв случится.

Поэтому сейчас любая помощь Юре нужна и важна. И акция клуба должна помочь, человека можно вернуть к полноценной жизни. Знаю, что болельщики предлагали какую-то помощь, просто неравнодушные люди. И сейчас появился простой и понятный механизм для этого. 

Есть еще один символичный момент. Когда комментировали матч, Юра притапливал за «Крумкачы», а я, чтобы сохранять равновесие, ему оппонировал. Турейко тогда сказал, что перед клубом стоит задача пройти три стадии Кубка. Что ж, команда задачу выполнила, и очень символично, что четвертый кубковый матч, с «Ислочью», будет как бы под его именем. Как объявлено, вырученные деньги пойдут на его восстановление, на помощь хорошему человеку.

«Узнать, что у него что-то болит, просто невозможно»

Жанна Турейко, жена Юрия

– Как вы себя чувствуете?

– Сложно ответить на этот вопрос. Очень переживаю за Юру, уверена, что он справится. Все, что случилось, очень тяжело пережить… Но Юра сильный. Это настоящий мужчина, он своей заботой и вниманием окутывал всю семью, за ним, как за каменной стеной, он очень хороший отец и самый лучший муж на свете.

– Ваш супругу, как мне рассказали, уже даже шутит и улыбается?

– Как только мне разрешили впервые зайти в реанимацию, недели две назад, уже тогда, когда он еле-еле говорил, пытался шутить и улыбаться. Никогда не падал духом, не хочет показывать, что ему тяжело и нет сил для шуток. Он настраивает всех вокруг себя на то, что никто не должен сомневаться в том, что он выздоровеет.

– Что говорят врачи?

– Несмотря на то, что все, что возможно самое плохое, было у Юры, он молодец, выкарабкивается. И врачи говорят, что сейчас все зависит от него самого, от его старания, настроя и, конечно, от родных и близких, которые должны его поддерживать, включать в жизнь, чтобы он не был отрезан от мира, а был в курсе всего, что происходит. Таким образом он должен быстрее пройти реабилитацию. И все мы, конечно, надеемся на Бога. Хочется, чтобы в будущем Юра любил не только всех вокруг, но и себя. Не отдавал все людям, а что-то оставлял и себе.

«Верхний показатель давления был 300. Врач сказал, что никогда такого не видел». Как кубковый матч «Крумкачоў» едва не закончился трагедией

– У него были предпосылки для таких проблем со здоровьем?

– Мы с ним три года, и как дети говорили, у Юры проблемы с давлением были давно из-за лишнего веса. Юра был полным, но в определенный момент занялся своим здоровьем, бегал, играл в футбол. Сбросил вес и, возможно, посчитал, что проблемы с давлением остались позади. Давление не мерил, не контролировал. А если и были какие-то проблемы и недомогания, то просто не посвящал никого в это. Он никогда не жалуется, всегда старается быть на позитиве, в хорошем настроении. Узнать, что у него что-то болит, просто невозможно. Он всегда нас оберегал от всех неприятностей.

– Дети взрослые?

– Дочке 17, а сыну 22. Сын учится в Польше, но когда Юра был в реанимации, приезжал, решал какие-то дела отца. Сейчас вернулся в Польшу, чтобы сдавать экзамены. Дочка только закончила 11 классов, тоже хочет уезжать, но пока тут, мы с ней каждый день, как только есть разрешение, ездим в больницу. По выходным ездим два раза в день, и находимся вместе, пока Юра не начнет засыпать.

– Какая вам сейчас нужна помощь?

– Для Юры – поддержка в первую очередь. Когда он прочитал, что написали «Крумкачы», он был в таком состоянии… Очень рад, что есть такая команда, такие друзья, которые откликаются на эту проблему. Плюс уже звонили бывший капитан команды Паша Гречишко, по видеосвязи звонил Иван Верас с Мальдив, связываются все, кто знает мой номер. Юру это очень бодрит, он очень рад поддержке. Для него это огромный стимул брать себя в руки, стараться выкарабкиваться, чтобы выйти из больницы и сказать: «Я с вами».

Фото: Instagram Юрия Турейко

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.