Войну остановить нужно, отыгрываться на инвалидах – нет. Босс паралимпийцев Беларуси – об их недопуске к Играм в Пекине

0 70

«Скажите мне, кто из нормальных адекватных людей будет за войну?»

Войну остановить нужно, отыгрываться на инвалидах – нет. Босс паралимпийцев Беларуси – об их недопуске к Играм в Пекине

Уже больше недели в Украине идет война. Практически весь мир встал на сторону украинского народа. Россия, развязавшая боевые действия, а заодно и Беларусь, позволяющая со своей территории атаковать Украину, подвергаются жестким санкциям, в том числе спортивным. Российские и беларусские атлеты отстранены практически от всех международных соревнований. МОК рекомендовал федерациям не допускать своих атлетов к участию в турнирах.

Беларусь и Россию зачищают из мирового спорта – глава соседского НОК тут же пообещал бороться и помогать спортсменам, от сына Лукашенко ноль реакции за день

К санкциям присоединился и Международный паралимпийский комитет (МПК). 2 марта, за два дня до Паралимпиады, МПК разрешил беларусским и российским спортсменам участвовать в соревнованиях в нейтральном статусе – без гимна и флага. Однако уже на следующий день уже полностью отстранил атлетов от Игр. Отметим, что среди отправившихся в Пекин паралимпийцев нет ни одного подписанта за Лукашенко.

Телеграм-канал «О, спорт! Ты – мир!» связался с председателем Паралимпийского комитета Беларуси Олегом Шепелем, чтобы узнать его реакцию на последние события. «Трибуна» перепечатывает это интервью.

– В конце февраля наша команда отправилась на Паралимпиаду, все было в обычном режиме. Да, предполагали, что в связи со сложившейся обстановкой могут быть какие-то меры, но не думали, что спортсменов, которые готовились к соревнованиям три-четыре года, могут не допустить к Паралимпийским играм. Это же люди с ограниченными возможностями.

– Сколько человек поехало в Китай?

– 12 спортсменов плюс тренеры, представители делегации. И мы реально рассчитывали на семь-восемь медалей. У нас есть лидеры: [трехкратная чемпионка Паралимпиады-2018] лыжница Светлана Сахоненко, [чемпион и призер тех же Игр] биатлонист Юрий Голуб и другие спортсмены. В общем, мы были претендентами на около десятка наград.

Спокойно добрались до Китая, разместились в олимпийской деревне, провели тренировки. А потом, 2 марта, состоялось первое заседание исполкома Международного паралимпийского комитета, где было принято решение, что наши и российские спортсмены могут принять участие в Играх в нейтральном статусе, то есть без флага, гимна и прочей атрибутики. Мы согласились с таким решением, потому что, по нашему мнению, главное для спортсмена – это участие. А в каком статусе – это важно, но не самое главное. И, естественно, мы надеялись, что такое решение МПК – самое плохое развитие событий, то есть больше никаких решений никто принимать не будет.

– А как спортсмены отреагировали на первое решение комитета?

– Вот ты представь, что человек три-четыре года готовился к Играм, во всем себе отказывал, поехал на Паралимпиаду с огромным желанием выступить там, а тут ему говорят, что он сможет выступать только в нейтральном статусе. Тут уже включаются патриотические моменты, люди же хотят представлять свою страну. И, конечно, подобные запреты расстраивают. Тем не менее это не самое страшное – все же так или иначе будут знать, что спортсмен из Беларуси.

– У вас были опасения, что спортсменов вовсе могут отстранить от соревнований?

– 3 марта состоялся брифинг, и президент Международного паралимпийского комитета [Эндрю Парсонс] в своем первом выступлении в ходе мероприятия рассказал о тех нюансах, которые сопровождают проведение Игр в Пекине. Он отметил, что у него нет какой-то особой симпатии к России, Беларуси или другим странам. Он намерен соблюдать законы и олимпийскую Хартию, которая лежит в основе [деятельности] МПК. И он, и все мы должны соблюдать прописанные там правила.

Также там, в документе, сказано, что для того, чтобы провести экстренное заседание исполкома МПК, об этом нужно предупреждать не менее, чем за полгода. Но в нашем случае получилось так, что 2 марта было оговорено одно, а уже на следующий день, то есть практически через несколько часов, состоялось экстренное заседание исполкома, где было принято другое решение. Как это назвать? Не могу объяснить логически. Нарушены принципы всех нормативных документов, которые заложены в основе Международного паралимпийского комитета.

Парсонс сказал, что он за безопасное проведение Игр. Но, извините, за этот аспект отвечает китайская сторона, которая как раз и принимает соревнования. И то, что МПК взял на себя эту ответственность, по-моему, неправильно. При этом я же общаюсь со спортсменами, с тренерами. И вижу, что они между собой прекрасно общаются, дружат. Они в течение года встречаются не один раз, поэтому никаких проблем.

– Но вы же понимаете, что все шаги обусловлены военными действиями в Украине?

– Скажите мне, кто из нормальных адекватных людей будет за войну? Когда гибнут люди, дети… У меня практически все родственники в Киеве, у нас начальник команды – украинка. И мы реально понимаем, что война – это совершенно неприемлемо в современном мире. Ее нужно остановить. У меня племянники в Киеве уже неделю сидят в подвалах. И как нормальный человек на это будет реагировать? Конечно, это неприемлемо. Я же сам родился в Киеве, но в раннем детстве переехал в Беларусь. Отец у меня украинец.

Но одновременно с этим не считаю, что нужно отстранять от соревнований людей, которые четыре года готовились, при этом никакого отношения к политике, а уж тем более к войне, не имеют.

Войну остановить нужно, отыгрываться на инвалидах – нет. Босс паралимпийцев Беларуси – об их недопуске к Играм в Пекине

– Беларусь сейчас так же, как и Россия, считается страной-агрессором, поэтому она подпадает под международные санкции, в том числе спортивные.

– Поэтому нужно отыгрываться на спортсменах-инвалидах? Наоборот, сейчас беда должна сплачивать людей. Я против таких мер, которые применяют международные спортивные организации. Это не ведет к консолидации общества. Один умный человек сказал, что все войны заканчиваются переговорами и миром. И пусть лучше мир наступит через три дня, а не через 100 лет, потому что за это время погибнет немало людей.

– Их и так уже погибло много, за неделю.

– Я предпочитаю новости не читать – своих проблем выше крыши.

Я как глава Паралимпийского комитета Беларуси должен защищать интересы наших спортсменов. Но в данной ситуации сделать этого не смог, к сожалению. И это моя самая большая недоработка за всю историю руководство комитетом. Мне с этими людьми разговаривать и работать.

– Вы еще со спортсменами не общались по этому поводу?

– Пока нет.

– А какой, как думаете, будет разговор, в каком ключе?

– Не знаю, но, однозначно, политика – это грязная вещь.

– Вы разговаривали с Парсонсом по поводу решения МПК?

– Этого человека я знаю с 1998 года. И когда он сказал, что не симпатизирует ни одной стране, что он предпочитает сохранять нейтралитет, а намерен следовать только правилам, прописанным в олимпийской Хартии, я его еще больше зауважал. Но потом у него что-то резко поменялось. Как за такой короткий промежуток времени можно полностью изменить свои взгляды? Честно скажу, не разговаривал с ним, не пытался выяснить причины такого поведения.

– Цитата Парсонса: «Ситуация в [олимпийских] деревнях изменяется и в настоящее время стала неприемлемой». Что он имел в виду?

– А я сам не знаю. Насколько в курсе разговоров и общения спортсменов-паралимпийцев из Беларуси, из других стран, то между ними все в полном порядке. Это настоящая паралимпийская семья. Вам все об этом скажут, в том числе иностранцы. И русские, и украинцы, и беларусы в шикарных отношениях друг с другом.

– Тот же Парсонс сказал, что «национальные паралимпийские комитеты и спортсмены угрожают не участвовать в соревнованиях», если беларусы и русские будут допущены к Играм даже в нейтральном статусе.

– Скажите мне, кто это угрожал? Чиновники даже в паралимпийской деревне не живут. Кто-нибудь ездил в деревню, говорил со спортсменами вживую? Нет. Поэтому я твердо могу сказать, что это решение политическое. И мне как руководителю Национального паралимпийского комитета Беларуси обидно, что я не отстоял интересы наших спортсменов.

– Хорошо, а как тогда МПК должен был поступить в нынешней ситуации, когда в Украине идет война, когда международные федерации отстраняют спортсменов Беларуси и России от соревнований, а также учитывая решение МОК?

– МОК выдал рекомендацию – не допускать к соревнованиям атлетов из Беларуси и России. Дальше каждый должен решать сам. И я считаю, что МПК должен был поступить по закону. Как? Есть же законодательство, устав, Хартия. И согласно этим документам нужно осуществлять свою деятельность и принимать решение. Но МПК поступил иначе. По этому поводу мы написали в комитет письмо, где по пунктам изложили свои претензии. Обоснованное возражение уместилось на двух страницах.

– Думаете, что это что-то изменит?

– Нет, тем более Паралимпиада стартует уже 4 марта.

– Спортсмены уже возвращаются в Беларусь?

– В ближайшее время будем решать эту проблему.

Фото: noc.by

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.