Домрачева нашла в биатлоне желание «вышвырнуть коллег» из Беларуси и России – но, похоже, они иностранцам попросту противны

0 56

 

22 марта произошло то, чего уже вряд ли кто-то ждал: Дарья Домрачева выразила свое мнение. На 27-й день войны в Украине послание экс-биатлонистки началось с того, что она «горда и удовлетворена работой» в сборной Китая, но при этом ей «в свете конфликта в Украине тяжело думать о приятном» (вот это, однако, переход). Далее она употребила слово «война», выразила надежду, что она закончится, и призвала вспомнить, что жизнь бесценна – правда, адресовала этот призыв спортсменка не развязавшему войну Владимиру Путину или позволившему российским войскам атаковать с территории Беларуси Александру Лукашенко, а, цитата, «кое-кому».

Но война отнюдь не была главной темой высказывания бывшей спортсменки. Упор она сделала на отстранение беларусских и российских спортсменов от международных соревнований. Тут Домрачева удивила сразу несколько раз. Во-первых, она дважды призвала вместо глобальных мер «начать с себя» – тут поражает наивность подхода, емко описанная в комментариях.

Домрачева нашла в биатлоне желание «вышвырнуть коллег» из Беларуси и России – но, похоже, они иностранцам попросту противны

Во-вторых, похоже, экс-биатлонистка уверена, что санкции к спортсменам применяются в надежде на то, что Путин остановится – отдельно она отметила, что считает подобные мысли «абсолютно наивными». Похоже, Домрачева не читала аргументацию МОК: там как раз отметили, что не хотят «наказывать спортсменов за решения их правительства», однако видят отстранение единственным вариантом разрешения дилеммы о том, что «пока спортсмены из России и Беларуси могли бы продолжать участвовать в спортивных мероприятиях, многие спортсмены из Украины не могут этого сделать из-за нападения на их страну».

В-третьих, Домрачева (вслед за экс-гимнасткой Екатериной Галкиной) обвинила иностранных биатлонистов в желании устранить конкурентов из Беларуси и России. Оказалось, для экс-биатлонистки «печально читать комментарии спортсменов», которые поддерживают отстранение – ведь они раньше жали руки и поздравляли с успехами, а теперь «только подпинывают в спину коллег, чтобы вышвырнуть из борьбы». Нам, правда, осталось непонятным, где Домрачева обнаружила «подпинывание». Слова тех, кто выступил в поддержку (или по крайней мере без отторжения) отстранения, склоняют к другому объяснению: иностранцам ныне было бы попросту противно выступать рядом с представителями стран-агрессоров.

Ведь как бы ни сквозили в посте экс-биатлонистки намеки на необходимость сохранять свое отношение к человеку вне зависимости от происходящего по ходу знакомства (в системе Лукашенко это еще называют «не предавать», чем Домрачева успешно занимается), на деле поведение человека сильно влияет на желание и дальше жать ему руку и поздравлять с успехами. Ну и как же проявили себя в военное время представители беларусской биатлонной сборной? Те, кто разделяет ценности свободы и гуманизма, вряд ли способны найти тут хоть один повод для симпатии:

    вся сборная молча повиновалась приказу министра спорта Сергея Ковальчука возвращаться в Беларусь, когда IBU еще предлагала допускать спортсменов к соревнованиям в нейтральном статусе; позже Динара Алимбекова заявила, что главное в ее представлении для спортсмена – «не лезть никуда», а она сама выполнит все команды, которые ей будут поступать от системы; та же Алимбекова в своем высказывании о бане сначала написала о потере второй позиции в зачете КМ, а затем добавила слова о надежде на то, что «вся несправедливость и все войны закончатся совсем скоро» – и это сложно читать иначе, чем приравнивание своей неудовлетворенности досрочным концом сезона к страданиям людей, чьи дома и другие места укрытия подвергаются массированным бомбардировкам; Антон Смольский в своем комментарии вместо слова «война» употребил словосочетания «накаленная ситуация» и «политические моменты», а после короткого выражения надежды, что «все успокоится», сосредоточился на том, «насколько больно» для него было отстранение от КМ – эгоизма у него, пожалуй, даже побольше, чем у партнерши; Ирина Лещенко вообще ни намеком не упомянула войну – сказала только, что ей «грустно, что так рано завершился сезон» Кубка мира, но следом сразу порадовалась, что «в России проводятся соревнования на высоком уровне»; Дмитрий Лазовский высказался в схожем ключе, но также добавил по поводу отстранения, что его друзья в странах Евросоюза якобы «не понимают, почему оно произошло»; тренер мужской сборной Беларуси россиянин Андрей Падин называет войну «событиями в мировой политике», заявляет, что его команда никак не может повлиять на свое отстранение, и будто мантру повторяет, что бан обязательно закончится, и беларусские биатлонисты вернутся на КМ лидерами; Смольский, Лазовский и Алимбекова на Кубке Союза биатлонистов России перед финишем брали в руки госфлаги – все те же, что режим Лукашенко вешал на автозаки и тюрьмы, и те же, под которыми в любой момент может начаться вторжение в Украину; конкретно об Украине в соцсетях лидеров сборной не слова – зато Алимбекова показывает, как веселится со Смольским и своим котом, а Лещенко смеется на камеру от действий своего пса.

При этом 9 из 10 биатлонистов состава сборной Беларуси на прошедший сезоне КМ являются подписантами за Лукашенко. В России массового письма спорта за Путина пока нет (даже удивительно), но ряд чемпионов и призеров ОИ вышли на сцену митинга в его поддержку 18 марта – биатлонистов там не было, зато ведущим выступил известный в биатлонной среде комментатор, репортажник и интервьюер Дмитрий Губерниев. После этого высказывания стали особенно активными – иностранцы просто ужаснулись происходящему, – однако мнения выглядят вполне релевантными и поведению беларусских спортсменов.

Четырехкратный чемпион ОИ норвежец Тарьей Бё сказал, что не понимает, как можно жаловаться на отстранение, при этом публично поддерживая режим агрессора. По его мнению, даже в случае разбана беларусским и российским биатлонистам просто никто не будет рад.

Домрачева нашла в биатлоне желание «вышвырнуть коллег» из Беларуси и России – но, похоже, они иностранцам попросту противны

Еще один норвежский чемпион ОИ Ветле Шостад Кристиансен считает, что поддержка агрессоров «выглядит уродливо», и не может воспринимать тех, кто ее оказал.

Домрачева нашла в биатлоне желание «вышвырнуть коллег» из Беларуси и России – но, похоже, они иностранцам попросту противны

Шведский чемпион ОИ Себастьян Самуэльссон предпочитает пропагандистским концертам поддержку Украины, на которую в белбиатлоне оказались публично неспособны.

Домрачева нашла в биатлоне желание «вышвырнуть коллег» из Беларуси и России – но, похоже, они иностранцам попросту противны

Немецкий чемпион мира Эрик Лессер отдавал свои страницы в соцсетях украинке Анастасии Меркушиной, которая выкладывала туда видеосвидетельства атак от своих коллег и друзей. Сам немец отреагировал на пост Домрачевой – был там дипломатичным, назвав минимумом санкций запрет символики. Ранее же он был более категоричен, объясняя свое понимание справедливости.

Домрачева нашла в биатлоне желание «вышвырнуть коллег» из Беларуси и России – но, похоже, они иностранцам попросту противны

Домрачевой же есть с кого брать пример, если она хочет заявить о несправедливости отстранений – российская экс-биатлонистка Ольга Зайцева без стеснения (это в пору уничтожения Мариуполя) назвала спортивные баны «геноцидом в отношении России и Беларуси».

После выборов Домрачева раскрыла секрет, который успешно хранила во время карьеры. Дело в том, что она очень…

Фото: Getty Images

Домрачева нашла в биатлоне желание «вышвырнуть коллег» из Беларуси и России – но, похоже, они иностранцам попросту противны

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.