В 2021-м футболистку выгнали из Бреста за поддержку Протасевича – теперь она вернулась из Польши и рассказала госТВ, как там недружелюбно и грязно

0 11

Вот уже два года, как в Беларуси продолжается мощнейший в истории не только политический, но и демографический кризис. Под давлением режима Лукашенко и просто из его неприятия десятки тысяч беларусов покинули (и продолжают покидать) Родину. Режим все это время пытается принизить таких людей и убедить, что вне Беларуси они «никому не нужны», а Лукашенко призывает возвращаться и отправляться за решетку по желанию его приспешников (тезис в очередной раз он повторил совсем недавно). Пока что это только дало новый повод для шуток от одного из обвиненных по политической статье (в клевете на Лукашенко), живущего сейчас в Польше стендап-комика Славы Комиссаренко.

Польша – пожалуй, самое популярное направление для эмиграции беларусов. Причин тому несколько: географическая близость, относительно легкое получение документов, дающих право на проживание и работу в стране, сопоставимые цены на продуктовую корзину и одежду, круг соотечественников, переезжавших к соседям годами до начала репрессий в 2020-м. До начала войны в Украине количество легализованных беларусов в Польше оценивалось примерно в 150 тысяч человек, а сейчас число явно выросло как минимум еще на несколько десятков тысяч (ведь в Украине больше не рады даже тем нашим соотечественникам, которые стараются помочь соседней стране на волонтерских началах). Но, конечно, есть в переезде в Польшу и свои подводные камни: в стране дорогие услуги, включая аренду и коммунальные, без которых никак не обойтись, и медицину, которая может понадобиться в любой момент, а еще очень сложно без знания польского языка, которым владеют не все беларусы. Однако большинство историй о переезде все равно успешные. Если не удается найти работу по прежней специальности, люди осваивают новые профессии и сферы деятельности (благо в Польше даже низкие зарплаты – это такие суммы, которые беларусских коллег могут шокировать). Яркий пример из белспорта – бывший тренер сборной Беларуси по фехтованию Александр Николайчук.

Был тренером в сборной, а сейчас в 59 работает в Польше на стройке – и все равно верит, что перемены неизбежны. Оптимист-фехтовальщик – о Лукашенко и беларусах

Но есть и те, кому Польша настолько не зашла, что они приняли решение ехать обратно в Беларусь – очевидно, у таких людей не стоит выбор между свободой и тюрьмой, и они принимают решение из экономических или ностальгических соображений. Например, в феврале по медиа разошлась история возвращения семьи IT-специалиста, жаловавшегося на плохую экологию, желание стрясти с него побольше денег и непонимание поляками английского – при этом издание уточняло, что это первый найденный ими случай возвращения за полгода.

А недавно дополнительное внимание на себя обратило подобное возвращение в белспорте. Речь о 22-летней футболистке Виктории Сидорчук. Проблемы в Беларуси у нее начались в мае 2021-го, когда девушку сильно задела ситуация с принудительной посадкой рейса Афины – Вильнюс в Минске и перемещением с борта за решетку неугодного режиму журналиста Романа Протасевича заодно с его девушкой Софьей Сапегой. На следующий день после произошедшего на построении перед матчем своего брестского «Динамо» с «Неманом» Сидорчук сложила руки за спиной и отвернулась во время исполнения госгимна.

В 2021-м футболистку выгнали из Бреста за поддержку Протасевича – теперь она вернулась из Польши и рассказала госТВ, как там недружелюбно и грязно

После этого футболистку исключили из заявки команды, хотя у нее был кадровый дефицит, а для возвращения предложили написать покаянное письмо, но Сидорчук отказалась. После этого в прорежимном Telegram-канале слили ее данные и заявили, что у нее возникнут проблемы на госэкзаменах в БрГУ – и девушку действительно завалили и оставили без диплома. На вопрос о том, не жалеет ли она о расплате за поддержку Протасевича, который быстро начал говорить то, что хотели услышать беларусские силовики, Виктория отвечала: «Нет, конечно. Считаю, поступила правильно. Человек, находящийся в таких условиях, как Роман, скажет все, о чем его попросят, и на камеру в эфире госканала. Никакого чувства обиды на него не испытываю».

Не поняли, зачем губить себя, предложили покаяться в письме. Уже экс-игрок брестского «Динамо», поддержавшая Протасевича, – о его интервью и своем отчислении из вуза

Через некоторое время Сидорчук переехала в Польшу, где продолжила карьеру в «Погони» из Здуньской-Воли, игравшей в местном Д3. Однако в апреле 2022-го Виктория снова обнаружилась в составе брестского «Динамо». Что ж, в белфутболе часто не получается за границей – ничего постыдного в этом нет. О каких-то условиях, на которых «Динамо» вернуло футболистку, тоже не было слышно. Но в середине июня в доступе появился монолог Сидорчук для брестского подразделения госТВ. Вокруг отрывков рассказа девушки выстраивалась пропагандистская речь ведущей – та на основании одного примера возвращения футболистки транслировала проверенные мантры, что, мол, «жалкие беглые начинают понимать, что никому в странах ЕС не нужны», а потом прошлась и по беларусам, воюющим на стороне Украины, которым предрекла гибель «за нацистов», ввернув пассаж про «нашего союзника Россию», которая «подавляет источники ненависти и раздора, фашизм». Саму Сидорчук пропагандистка назвала «вернувшейся беглянкой», которой «пришлось снять розовые очки», после чего «верх взяло благоразумие» и было «принято, пусть и с опозданием, правильное решение» вернуться на Родину. Причины отъезда из Бреста и акция в поддержку Протасевича ни ведущей, ни самой футболисткой упомянуты не были.

Что же рассказала Сидорчук на камеру в эфире госканала? А ничего для такой ситуации удивительного – сидя на траве, Виктория вещала, как за полгода в Польше она поняла, насколько же там плохо.

В 2021-м футболистку выгнали из Бреста за поддержку Протасевича – теперь она вернулась из Польши и рассказала госТВ, как там недружелюбно и грязно

Раз пять разными формулировками Сидорчук подчеркнула главную фишку Беларуси для иностранцев – чистоту. Точнее, ее отсутствие за границей, где красиво, но некрасиво: «Поляки очень нечистоплотные люди. Они вообще за собой не убирают, вообще. Там очень грязно. Красота ухудшается тем, что там очень грязно. Везде лежит мусор, бегают крысы по центру города. Кажется, там все вот так круто, красиво, как говорят, Европа, а на самом деле… Да, там красиво. Но тут намного чище, а там очень грязно». Кроме того, полякам прилетела претензия, что они «недружественные совсем, ну, недружелюбные», а также «слишком самоуверенные». Но наиболее удивительный пассаж – что Виктории не понравилось заметность в Польше людей с ограниченными возможностями, которых футболистка совсем уж принизила: «Очень много бомжей. Очень много больных людей, очень много. То есть если у нас там иногда встретишь, то удивишься, а там это не удивление, там каждый день встречаешь либо бомжа, либо инвалида, либо еще кого-нибудь. Это же о чем-то говорит». Остается непонятным, чего удивительного Сидорчук нашла в бомжах, которых и в Беларуси встретить нетрудно, а вот ежедневные встречи с инвалидами говорят только об одном – гораздо лучшем обустройстве в Польше безбарьерной среды. Как таким людям часто выходить на улицы Беларуси, если они для них не приспособлены?

Пандусы, по которым страшно спускаться (ступеньки безопаснее) и тяжело подняться даже с чужой помощью – будни подписавшейся за власть паралимпийки

Как выяснилось, «розовые очки» у Сидорчук действительно были – футболистка команды, которая в прошлом ЧБ с одной победой за 27 матчей заняла последнее место, почему-то поехала в Лодзь в надежде попасть в одну из лучших женских команд Польши СМС (в итоге стала чемпионом сезона-2021/22). В итоге туда ее, понятное дело, не взяли – а найдя более подходящий вариант в Д3, Виктория столкнулась с необходимостью искать работу, ведь, по сути, любительская команда платить ей не могла. Сидорчук устроилась в доставку еды, где зарабатывала тысячу долларов в месяц – но радости от этого не испытала. Во-первых, однажды ее встретил голый клиент, и, хоть ни о каких непристойных намеках не говорилось, Виктория заявила, что ее «детская психика просто сказала «пока» (интересная формулировка для человека 22 лет). Во-вторых, футболистка считает, что для Польши это совсем не большие деньги: «Там тысяча долларов равносильны тут тысяче беларусских рублей. Потому что там, допустим, за комнату очень маленькую я платила 250 долларов. Плюс там еда, плюс проезд и все такое. Оно хватало, но так, чтобы сильно откладывать… Кажется, зарабатываешь 1000 долларов – можешь что-то отложить, но нет». Правда, еда в Польше, как уже говорилось, по цене примерно такая же, как в Беларуси (проезд дороже, спору нет), так что по равносильности есть вопросы. А курьеру большой службы доставки в Минске, если что, готовы платить максимум 1300 рублей.

В 2021-м футболистку выгнали из Бреста за поддержку Протасевича – теперь она вернулась из Польши и рассказала госТВ, как там недружелюбно и грязно

Игрокам брестского «Динамо» не снились и зарплаты в тысячу рублей, но Сидорчук довольна, что снова выступает за команду – той самой, где партнеры на отчисление в 2021-м «никак не отреагировали», а главный тренер Нина Жукова лишь сказала, что «не стоило губить себя и свою жизнь». В 2022-м все иначе – по словам футболистки, Жукова «спокойно сказала возвращаться к нам в команду, где всеми руками и ногами ждут», и ее «очень хорошо приняли». Отдельно Сидорчук подчеркнула, что у нее «не было никаких проблем ни с милицией, ни с какими-либо органами». Футболистка подытожила, что «рада, что не осталась в Польше», а играет в «Динамо», причем, по ее мнению, делает это «очень хорошо». Статистика говорит, что Сидорчук в набравшей два очка за 12 туров команде отличилась одним голом в восьми матчах – насколько это хорошо, судите сами.

Остается добавить, что Протасевич, из-за поддержки которого и началась история с Сидорчук, тоже не так давно повел себя удивительно – 9 мая, через три дня после приговора Сапеге в шесть лет лишения свободы, Роман объявил, что женился на другой, а с Софьей планировал расстаться еще в момент прерванного полета. В посте о свадьбе Протасевич также подчеркнул, что у них с Сапегой «даже уголовные дела и обвинения совсем разные», а ее срок «по сравнению с тем, что изначально ей грозило до 20 лет, хоть немного утешает». Неудивительно, что, как сказала политзаключенная, для нее бывшего парня «больше не существует».

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.