Попов у Мелкозерова: пари с российским циркачом о войне, больное общество в Беларуси, шанс Домрачевой остаться героем и Остапчук как министр

0 19

Новое видео на канале «жизнь-малина»: собеседник Никиты Мелкозерова – самбист, обладатель награды «Честная игра», активист Свободного объединения спортсменов Степан Попов. Он признается, что до 2020-го был ябатькой, топит за диалог и образование вместо порицания для нынешних сторонников Лукашенко, уверяет, что Дарье Домрачевой все еще просто снова стать популярной в народе, и заранее рассказывает будущее оправдание спортсменов, которые переобуются. А вот что еще интересного рассказал Попов.

О войне в Украине

Ближе к августу 2021-го, когда начиналась Олимпиада, мне в Беларуси настолько надоело возить в багажнике одежду, которая могла пригодиться в местах не столь отдаленных, смотреть на окна, на камеры, что я поехал в Турцию разгрузиться на месяц. Через месяц отдохнул мозгами, нашел чем заниматься – и остался на более долгий период. Потом закончилась виза, нужно было уезжать. Было два выбора – Грузия либо Украина. Мне говорили, что в Украине 80%, что начнется война. Но, подумал, в Грузии будет скучно – полечу в Украину, там знакомые, друзья, будут весело. Ну вот прилетел, вакцинировался сразу «Пфайзером», вторую дозу вколол – через 2 дня началась война.Сидел и в бункере под Крещатиком. Для меня был главный страх был – то, кто к нам может прийти. Уже был слух, что Россия определенных людей будет вывозить и в Беларусь. Да и пулю получить можно. Неизвестность такая. Отвратительное чувство.

У меня отличные отношения с украинцами, у меня родственники в Одессе, дядя в Киеве. В принципе, это один народ с нами. Мы все прекрасно понимаем, из-за чего Беларусь стала агрессором. Чувства вины перед Украиной у меня нет. У меня есть ответственность что мне нужно что-то сделать, чтобы этот капец закончился. Чтобы мы достигли того, что я начинал в августе 2020-го. Если вдруг Россия победит Украину, захватит Беларусь и у нас ничего не получится – я хотя бы скажу, что сделал все что мог.

Видя [в начале войны] в ленте Instagram посты россиян за Путина, хотел разобраться, что ими движет, как работает их мозг. Я с ними много разговаривал, но, может, только 3% что-то поняли. Я очень удивился, насколько «промытые» россияне. Человек отказывается анализировать, ты ему скидываешь что-то – он пишет: «Извини, я не буду этого читать». Даже проскочило: «Я уважаю твою позицию, но я за свою расу». Психология «ваты»? Либо страх, либо корысть использовать ситуацию в своих целях смотрел.

С [российским дрессировщиком, гендиректором московского Большого цирка] Эдгаром Запашным мы знакомы. Он что-то запостил за Путина. Я его спросил: «Ты хоть понимаешь, кого ты поддерживаешь?» А он говорит: «А что тут понимать? Мы сейчас придем, уберем Зеленского, поставим своего человека, потом пойдем дальше. Не знаю, нужен нам Львов с этими радикалами или не нужен». У меня был такой шок. В итоге мы с ним даже поспорили на какую-то сумму что Россия отступит. Он написал: «Россия никогда не капитулирует, она умрет, но не капитулирует». Что люди умирают – ему все равно. Потом я ему еще как-то написал, он меня чеченцами пугал, а потом написал: «Вот Сталин был герой, люди кричали «За Сталина», когда умирали А кто-нибудь кричит «За Зеленского»? И почему украинцы в соцсетях сидят, они же в окопах должны быть без связи!». Не понимает даже, что никто украинских военных не лишает связи. Наверное, думает, что за ними бандеровцы с вилами стоят.

О ситуации в Беларуси

Победа настанет, когда наше общество созреет в большой массе. Пока многие радикально настроены, готовы стрелять. Но, как показывают факты, силовые перевороты сильно ничего не меняют. Пришел бы просто Лукашенко 2.0.

Лукашенко может выкрутиться и сейчас. Он может настолько быть хитрым… Все оппозиционные силы сейчас раздроблены. Один батальон Калиновского или один штаб Тихановской ничего не может сделать. А Лукашенко имеет вес. Если он начнет играть в доброго полицейского… Вот он копит политзаключенных – для чего-то же они ему нужны. И народ замученный, если будет выбор типа «он получит международную защиту в каких-нибудь Эмиратах, но можно будет с честными выборами строить Беларусь», – думаю, большинство скажет: «### с ним». А если сейчас все уедут и останется вата покорная, то это будет какой-то регион, как Бурятия, допустим, в России. Там ничего интересного не будет. Посмотри, как [сторонники Лукашенко] сейчас полностью топят за Россию, хотя полгода назад у них риторика была «независимая Беларусь и любим Лукашенко». Завтра у них будет «любим Путина», сменили там Лукашенко и кого-то другого поставили. Все, это не нация. Это какой-то приспособленческий регион России

Общество у нас сильно больное. Мы вроде как созрели, но наступает тяжелая ситуация – начинается дележка, обиды какие-то. Одна часть общества вцепилась во власть зубами, а другая поделилась на кучки. Одни говорят за силовой метод, мол, мы соберем 5000 человек батальон и снесем власть, другие говорят – мы победим, у нас штаб. Демократические силы выясняют, кто пророссийский, а кто не пророссийский. Сейчас самое важное – не гнать друг на друга, поддерживать друг друга. Я столкнулся со многими признаками того, что наше общество еще не готово [к переменам]. И змагар от ябатьки не отличается практически ничем, потому что ставит себя выше – мол, я высказался против диктатуры, и поэтому мне больше положено, я заслужил что-то лучшее. Используется при этом методика ябатек – гнобить и унижать.

Я за диалог. Нам с этими ябатьками дальше работать. В данный момент у нас тупик, который длится два года, и только придя к консенсусу, мы можем добиться перемен. Даже со слугами режима, когда сила будет на нашей стороне, я готов вести диалог, хоть и люстрация должна быть обязательно. Надо будет прощать, хоть понятно, что прощать тяжело. Но только так мы построим здоровое общество – если мы ябатек будем учить, а не гнобить. Люди, которые уже переступили черту, – будет суд, они получат соответствующее наказание. Но если они исправят свою ошибку – кто-то отсидев, кто-то заплатив штраф, кто-то покаявшись, – им дальше с нами нужно будет жить. Если мы будем требовать расстреливать, чем мы будем лучше них? Они должны знать, что после наказания их примут в новое общество, под которое они смогут подстроиться. Ну или, если им будет некомфортно с нами, уехать в какую-нибудь Бурятию, где будет русский мир.

Светлана Георгиевна [Тихановская] – она для меня не «вау, наш президент». Я считаю, что мы должны обществом стремиться не за президентом – Света, Саша, Коля это или Вася, – а к тому, чтобы общество созрело. Беларусь – уникальная страна. Нам нужно понять, что мы не русский мир однозначно. А то нас втягивают в Россию, мол, это здорово, у них есть нефть и газ. А у нас есть интеллект белорусский. У нас хорошее географическое положение. При грамотном подходе мы можем классно развиваться даже без природных ресурсов. Я вижу, что с нашим менталитетом, когда к власти придут люди, которые хотят страну развивать, мы будем жить лучше, чем Европа.

Вск будет зависеть от многих людей, которые, в частности, сейчас уехали, которые будут, дай Бог, двигать нашу страну в правильном направлении, чем-то похожим на украинское, именно фундаментом: свободой, гордостью за то, что мы беларусы. Я надеюсь, что мы будем беларусами и будем этим гордиться. Надо возрождать наш язык, культуру. Чтобы быть беларусофилами, нужно видеть то хорошее, что произошло после распада СССР с Беларусью, видеть, сколько было хороших людей, которые пострадали ради становления Беларуси. Дай Бог, чтобы у нас в итоге была та Беларусь, ради которой все эти люди жили.

О Дарье Домрачевой

Она личность – показатель нашей спортивной Беларуси. Если она молчит, значит есть какие-то моменты. Но, судя по людям, с которыми я общался, она переживает, просто психология может человека от всего отгородит. Я написал [комментарий под ее постом с возмущением баном беларусских и российских спортсменов в ответ на войну] в попытке не уколоть не обидеть а чтобы она в коконе не сидела. Пускай, если прочитает, услышит мнение других людей о себе, другое отношение к ситуации.

У Домрачевой родной брат, с которым произошел беспредел. Ехал на велосипеде к маме – а его избили и унизили. Как можно промолчать? Ты же вхожа в эти круги, и ты после этого лицемерно говоришь про мир во всем мире? Я сказал, что шаг номер один сделан, хоть что-то сказано. Сделай шаг номер два – скажи что-то лучше, назови, #####, войну войной, скажи, что брата избили по беспределу, а не он случайно споткнулся и 80 раз прокатился по асфальту. Шаг три – скажи что-то большее. Если она сделает шаг три, то забирать звание Героя [Беларуси] не нужно. Она будет действительно героем. Сделает Даша Домрачева шаг номер три – и я уверен, что у нее фанатов будет больше среди толпы, чем у всех свободных спортсменов вместе взятых. И она этим сдвинет и [Александра] Глеба, и других спортсменов, которые зашкварились.

У меня есть версия, что поведение Домрачевой связано с чем-то большим, чем финансы, что была какая-то помощь режима с чем-то, чем ее можно шантажировать Но это мои предположения.

О том, как изменился в 2020-м

Я был винтик системы. Идеальный спортсмен: сказали что-то сделать – приехал, сделал и уехал. Классический ябатька. Восемь лет я был конкретным ватником. Ходил на все провластные банкеты, мероприятия. Гордился, что я выступал за Беларусь, внес какую-то лепту в развитие страны, поднимал флаг красно-зеленый, я не заморачивался тогда, гордился, что я за флаг, я показываю [его] на международных соревнованиях. До 2012 года я зарабатывал около 3000 долларов в месяц (потом все превратилось в 1000 долларов, а потом около 600-700), построил себе квартиру, у меня была хорошая машина. Я даже засматривался – не пойти ли мне в политику, не стать ли депутатом? Но когда я посмотрел на их атмосферу, то решил, что, к большому сожалению, это не мое. Я ненавижу подхалимаж и лицемерие. А в стране это в приоритете.

Когда [в июне 2020-го] задержали Бабарико, я не понял, как можно кандидата в президенты посадить до выборов. Я написал пост, но потом удалил, зассал. После 9 августа, когда давали интернет, выступил против насилия, как все. А когда узнал, что [двоюродного] брата задержали, приехал под Окрестина, когда там ночь побыл, когда увидел брата, как он выглядел и что он мне рассказал – все, была сорвана планка невозврата.

О том, как прессовали в 2020-м

Мой тренер личный позвонил и сказал, мол, сейчас приедет [министр спорта Сергей] Ковальчук, они соглашаются с тем, что было насилие, хотят какую-то бумагу от министерства сделать, поэтому надо подъехать Я приехал, жду. Тут начальник команды говорит: «Степа, поднимись наверх». Я поднялся, захожу [в помещение] – за мной дверь щелк. И стоят три мордоворота и два «добрых полицейских», которые их должны держать. И пошло вот это все с посылом не выходить больше на акции [протеста]. Сначала [тогда коллега Попова по сборной по самбо, сейчас ее главный тренер Юрий] Рыбак говорит: «А ты кто такой, таких, как ты, три процента, ты своих медалей не заслуживаешь». Я стою не понимаю что это за #####. Тут [тогда замминистра спорта Михаил] Портной начинает: «Ты знаешь, как люди сейчас пропадают?». Третий – кгбшник: какие-то нападки, мат-перемат. А я даже Портного не знал, говорю: «Ребята, а вы кто такие?» Они говорят: «Мы государство, #####, которое тебе все дало, бери бабки, #####, уезжай в Литву к своим работодателям». Я понимаю, что диалога не будет, говорю – а вам есть еще что-нибудь сказать? Они понимают в итоге, что ничего не добились, и Портной говорит: «Меня просто попросили быть с тобой поделикатнее, а так я обычно бью, а потом разговариваю», – и они ушли. Остался один «добрый полицейский». Я говорю: «Вы меня пытаетесь запугать? И это вот государство, за которое я должен топить?». Он говорит: «Ну ты успокойся, просто подумай, надо ли это тебе».

Выхожу – там личный тренер стоит. Говорю: «Спасибо за деточку». Рыбака имел в виду, ему все время в задницу дули. Кстати, когда Ксюха Санкович звонила, что на открытие «Лебяжьего» надо прийти, то Рыбак не пришел. Лукашенко когда приехал, сказал, мол, очень классно, что мне один стульчик остался, значит, кто-то отказался участвовать, спасибо ему. Это о том, как эти ябатьки действуют – банкет говно для них был, а потом по-другому модно стало.

О важности спортсменов для пропаганды

Я считаю что спортсмены – это одни из основных рычагов давления на режим. Это такие международные послы, которых знает весь мир. Почему выступление спортсменов [за честные выборы] было таким больным для режима – потому что их знают во всем мире. Интеллектуалы известны в узких кругах, аудитория спортсменов больше спортсмены, это основные лидеры мнений, у них есть слава, уважение, они поднимают флаг. Почему у всех волосы дыбом, а мой тренер говорил, что чуть из окна не выпал, когда я подписался? Потому что для государства спортсмен конкретный, стопудовый приспособленец.

В 2020-м спортсмены ждали, кто же первый выйдет и выскажется. А кто высказался? Ну какой я на ### спортсмен мирового уровня? Самбо даже не олимпийский вид спорта. А если бы пошла цепная реакция, то не крутили бы олимпийских чемпионов, чемпионов мира, тем более все силовики прошли через спорт. А так они чик-чик – прижали одного, второго, третьего, забрали зарплату, не дали сборы. Остальные притихли сами и отозвали подписи.

Спортсмены, которые подписались за честные выборы, отмазали спорт. Без письма спорт бы зашкварился полностью.

О том, почему спортсмены переобуются

Мне кажется, что многие топят за режим, потому что им это просто выгодно. Тот же [ведущий госТВ] Гриша Азаренок, наверное, поверил, что он делает правильные вещи, и кайфует от этого. А [прыгун в высоту, подписант за Лукашенко] Максим Недосеков, мне кажется, кайфует от хайпа, что его хвалят. Главное – подписчики, лайки, комментарии, внимание. Его интеллектуальное развитие наталкивает меня на такие мысли.

Они начнут переобуваться, когда режим конкретно зашатает, когда они увидят окно возможности, в которое надо прыгать. И сейчас они могут себе найти оправдание, что если бы все высказались, то Россия бы напала на Беларусь, война была бы у нас. И когда они увидят, что Путина наклонили, а Лукашенко не знает куда деваться, они побегут вперед нас. У них будет оправдание: «Россия же сильнее, а мы были вхожи во власть, нам говорили – молчите, потому что Россия нас сожрет».

О силовиках

К сожалению, самбо – это спорт силовиков. За весь период мой в спорте и охрана Лукашенко, и спецназ, и «Алмаз», и ОМОН – все прошли через зал самбо. Они там сплошь и рядом. И это обычные люди, с которыми мы дружили, общались, списывались до 2020-го. Когда-то я ходил к спецназу рассказывать про фейр-плэй, мне дали диплом. В 2020 году я его выложил и подписал: «Надеюсь что эти ребята не участвовали в избиениях». И мне кто-то написал из тех, кто тогда был, что не все бьют людей. Есть куча силовиков и нормальных, но заложников ситуации.

Я мог работать в милиции, должен был пойти инструктором в Академию МВД тренировать курсантов. Но попал в ДТП, в котором человек сломал ногу, и меня не взяли. Сейчас я говорю, что это манна небесная

Были ли мысли втащить силовику на протесте? Я эти мысли сразу убрал. Это были мирные марши. Ну и я понимал, что это бесполезно. Что с моим известным лицом, если я пальцем толкну силовика, мне дадут 5-7 лет. Они ждут повода, чтобы меня посадить. Хотя если бы меня начали бить по-колхозному, я не знаю, как бы я себя повел. Просто лежать и терпеть мне бы было сложно.

О министре спорта

Силовик во главе спорта хочет видеть в спортсменах исполнительную армию. Мы с Ковальчуком пересекались на Европейских играх и не только. Я его считал нормальным человеком. Мне казалось, что он пытается разобраться в спорте. Может, это особенности профессии – знать каждого человека фамилию, имя, кто он. Мне казалось, что он стремится к развитию спорта. Я вообще был наивный парень. В 2020-м думал, что мы подписали письмо за честные выборы – придет Ковальчук и скажет, мол, да, ребята, было насилие, я пойду к Лукашенко и скажу, что спортсмены хотят ответа. Я другим говорил – давайте к Ковальчуку сходим на прием, поговорим. Надо мной посмеялись, сказали – дурак, к кому ты пойдешь.

Я министром спорта не пойду. Я не готов, я не знаю очень много моментов. И в новой Беларуси для меня важно, чтобы люди понимали ответственность должностей. И если ты хочешь попасть на какую-то должность, то ты должен отдавать себе отчет, что на этой должности надо работать во благо и развивать, а не просто тебя поставили и ты выслуживаешься.

Кто из свободных спортсменов может занять пост министра спорта? Может быть, Надежда Остапчук. Она глубоко смотрит по развитию. Что нужно новому министру спорта? Не считать себя пупом Земли и игроком во все виды спорта. Прислушиваться к мнению специалистов и собрать вокруг себя именно специалистов а не тех, кто будет говорить, что он самый крутой.

Жизнь – малина?

Жизнь – это борьба, чтобы понимать, что ты ешь сладкую малину, и наслаждаться этим, либо приспособление, когда тебя кормят дерьмом, а ты говоришь, что это малина.

Полное видео

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.