«25 февраля я бы ушел из футбола». Экс-капитан сборной России – о готовности встать на колени перед Путиным, чтобы остановить войну, и поддержке бана УЕФА

0 5

Крайне неохотно дающий интервью российский футболист Игорь Денисов, сыгравший 53 матча за сборную своей страны, в которой некоторое время был капитаном, и завершивший карьеру в 2019 году, пообщался с журналистом Нобелем Арустамяном. Мы собрали главное из разговора о жизни после 24 февраля, когда началась война в Украине. Если коротко – Денисов против. И такая открытая позиция для российского спорта – большая редкость.

Что чувствовал Денисов в феврале

«Я был шокирован. Я очень восприимчивый человек. Для меня это катастрофа, полный ужас. Не знаю, может, меня за эти слова посадят или убьют, но я говорю как есть.

У меня поменялось восприятие всего. Четыре дня я спал часа по три. Мне никто не может это объяснить. Может, потому что я мало начитан, может, мало знаю историю.

«25 февраля я бы ушел из футбола». Экс-капитан сборной России – о готовности встать на колени перед Путиным, чтобы остановить войну, и поддержке бана УЕФА

Я против, когда люди умирают».

Думал об отъезде за границу, но понял, что не сможет жить вне России

«Я не понимал, как дальше жить, уезжать за границу или оставаться. Я люблю свою страну, я не собираюсь никуда уезжать. Неделю я думал об этом точно, но решили остаться. 

Я не смогу жить за границей. Я русский дворовый парень. Мне не нужны ни Испания, ни Англия. Я хочу, чтобы здесь было хорошо и мирно».

Денисов даже решил продать дом в Испании: «Он на продаже. Я там не был уже 2,5 года, потому что был ковид. Сейчас мы подали на визу, супруге с детьми ее не дают.

У меня сейчас вообще нет желания лететь в Европу. Я знаю, как к нам и так относились. Чтобы на меня тыкали пальцем – не хочу.

Мне комфортнее здесь. Я не смогу жить в Европе. Мне лучше в России в лесу жить, чем на вилле в Испании».

Записал обращение к Путину, но никто его не опубликовал: «Был готов встать на колени, чтобы он это все остановил»

Как оказалось, не ведущий соцсетей Денисов оказался не в силах высказаться раньше, хотя имел такое желание.

– Мое мини-обращение к нашему великому отправил [после 24 февраля]. Понимал, конечно, что кто на меня смотреть там будет. Но я отправил. Я [своему юристу] Мише Прокопцу дал послушать, мы хотели на ютуб скинуть, но все [медиа] отказались.

– У тебя было обращение к Путину?

– Да.

– Что там было?

– Чтобы это все остановилось. Я даже сказал так: «Готов встать на колени перед вами». Я, гордый парень… Это на третьи или на четвертые сутки было. Я был готов встать на колени перед ним, чтобы он это все остановил. Что такое жизнь одного человека – какого-то Денисова? Гордости уже не было, потому что я уже представлял, к чему это все идет. Но, к сожалению, никто не выставил.

– Тебе не было больно, что отказались? Что у тебя был такой порыв, такое обращение, и все отказываются.

– Да было, конечно. Но потом они принимают этот закон, когда сажают тебя в тюрьму (речь о законе об уголовной ответственности за распространение фактически неугодной информации о российской армии – Tribuna.com). Конечно, я же простой человек. Мне даже сейчас страшновато. Но я не могу не сказать. 

Опять же, я никуда не скрываюсь, никуда не собираюсь уезжать – мне это нафиг не надо. Но как можно не сказать, если я чувствую так?

Денисов говорит, что закончил бы карьеру 25 февраля

– Мне мама, сестра говорят: «Не суйся, не надо». Я сейчас говорю и хочу заплакать. Я вот такой. А другой, который сидит и не высказывается, он считает, что это не важно. Люди все разные.

Меня удивило, что никто ничего не говорит. Скажу больше: даже если бы мне было 29, даже если бы я не мог обеспечить семью, 25-го числа я бы закончил, ушел из футбола. Я бы играть не смог.

Я [известному в России футболисту] Феде Смолову звонил, спросил почему. Ну, он так сказал… Лучше у него спросить почему. 

«25 февраля я бы ушел из футбола». Экс-капитан сборной России – о готовности встать на колени перед Путиным, чтобы остановить войну, и поддержке бана УЕФА

– Это страх за контракты?

– Конечно.

Денисов поддерживает бан от УЕФА

«Это правильно. Знаете, я сестре сказал: я, вы, здесь все причастны к тому, что происходит.

«25 февраля я бы ушел из футбола». Экс-капитан сборной России – о готовности встать на колени перед Путиным, чтобы остановить войну, и поддержке бана УЕФА

Надо прекратить то, что сейчас происходит. Мы все смеемся, что это не поможет, что это все ерунда. Нет. 

Футбол наш скатился сейчас очень далеко, если на следующий год мы не будем играть в Европе, будет еще хуже. То, что происходит, по мне, – это ужас.

Спорт должен быть вне политики, но не при сегодняшней ситуации. Запрет поддерживаю. Если бы все футболисты и тренеры высказались против и нам бы запретили выступать – я бы сказал «нет». Но когда все молчат, я говорю запрету «да».

А все молчат. Ну, молчите, получайте. В ближайшие 10-15 лет о еврокубках вообще забудьте».

Денисов рассказывает о разговорах с сестрой, у которой совсем другой взгляд

– Ты сказал, что мы все виноваты. В чем ты себя винишь?

– Виню, что развязалась эта вся ситуация. Как моя сестра говорит, это независимо от нас, но у меня все равно остается какое-то такое [чувство], что мы не можем до нашего правительства донести нашу точку зрения. Допустим, я полностью убежден, что это неправильно, но я этого не говорю. Только вот сегодня вы меня позвали.

– Ты говоришь: мы не смогли донести. А как быть, если огромное количество людей в России действительно считает, что все правильно? Что восемь лет мучили людей на Донбассе. Что был геноцид русских на Донбассе. Такое мнение очень популярно, как с этим быть? Это же мнение людей.

– Да, в частности, так говорит моя сестра.

– И как быть?

– Не знаю. Я не могу ответить на этот вопрос, вообще никак. Я просто хочу сказать: не смотрите телевизор. Я не знаю даже, что еще пожелать. Если бы я его смотрел последние восемь лет, может быть, у меня была бы точка зрения другая, я не знаю. Я просто его не смотрю. И люди, наверное, в этом тоже не виноваты, когда ты включаешь с утра новости – и там тебе трубят, в обед включаешь – тебе тоже трубят, вечером включаешь – тебе тоже трубят. И так на протяжении многих лет. 

У меня есть родная сестра, очень умная. Понятно, что ум – это относительно, но очень неглупая. У нее своя точка зрения. Моя родная сестра! Я знаю, о чем она думает. И я мою родную сестру не способен переубедить, это невозможно. Если мы внутри семьи не можем прийти к знаменателю, что правильно, что неправильно, то как мы можем влиять на чужие семьи, на чужие мнения? Да никак.

Поделился главной мечтой

Под конец Денисов рассказал о своей мечте:

«Сейчас главная мечта – чтобы все это прекратилось. Мне тяжело с этим жить, мечтать о чем-то. Мы здесь сидим, чай пьем, а кто-то там умирает. На данный момент такая мечта».

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.