«Даже Сола не может не ходить на встречи с Виктором Лукашенко – не поливать же ее за это». Эти люди за перемены, но на ОИ болеют и за тех, кто подписался за режим

0 26

Вот как у них это получается.

«Даже Сола не может не ходить на встречи с Виктором Лукашенко – не поливать же ее за это». Эти люди за перемены, но на ОИ болеют и за тех, кто подписался за режим

Можно ли быть против Лукашенко и болеть на Олимпиаде за тех, кто его режим поддерживает? Находятся люди, которые считают: да, можно! Они примерно в равной (ну, почти в равной) степени болеют и за фристайлистку Анну Гуськову, поддержавшую требование о честных выборах, и биатлонистку Динару Алимбекову, с энтузиазмом посещающие режимные мероприятия. Вот как такие болельщики объясняют свою позицию.

«Не призывал бы болеть только за тех, кто подписал письмо за честные выборы»

Юрий, 26 лет, индивидуальный предприниматель

– Честно признаюсь, большого ожидания перед Олимпиадой-2022 не было. Тем более последние годы в силу разных обстоятельств не так пристально удавалось следить за спортом. Более того, до сих пор не видел выступление нашего батутиста [Ивана Литвиновича], который стал олимпийском чемпионом в Токио. Что касается зимней Олимпиады, то ждал ее, наверное, в первую очередь из-за биатлона, так как этот вид спорта всегда нравился. Тем более наши в этом сезоне – и Смольский, и Алимбекова, и Сола – показывают неплохие результаты. И стреляют хорошо, и добавили в скоростных показателях. Было интересно посмотреть на выступление этих спортсменов на Олимпиаде. Думал, в смешенной эстафете возьмут медаль, но, к сожалению, Сола зашла на два штрафных круга, поэтому не получилось попасть на пьедестал.

Интересно, что покажут беларусы во фристайле. Что касается остальных видов спорта, где выступают наши, то особых ожиданий нет.

Сейчас мне удается следить за многими видами. В том числе потому, что приболел, появилось больше времени. Слежу, читаю, болею за беларусов. Удалось даже глянуть лыжные гонки. Там, в принципе, от наших ожидать было нечего. Раньше был сильный лыжник – Сергей Долидович, но о том, как сложилась его судьба, все прекрасно знают. Результаты оставшихся лыжников очень и очень далеки от высоких.

– Ты радовался медали Антона Смольского?

– Да. Рад за него, потому что он видится мне умным спортсменом, который, судя по его же интервью, хорошо анализировал все свои прежние неудачи. То есть видно, что он прогрессировал постепенно, рос и делал для этого все возможное. Когда я бывал на биатлонных соревнованиях, мне удавалось пересекаться со Смольским, даже общаться. Поэтому более-менее знаю его. И сейчас хотелось поддерживать его как по личным качествам, так и по спортивным. Рад, что именно на Олимпиаде ему удалось собраться и показать достойную стрельбу, взять серебро.

«Даже Сола не может не ходить на встречи с Виктором Лукашенко – не поливать же ее за это». Эти люди за перемены, но на ОИ болеют и за тех, кто подписался за режим

– А что думаешь по поводу того, что он подписал провластное письмо?

– То, что и он, и многие другие биатлонисты подписали письмо, не стало для меня неожиданностью. Все мы знаем, что над биатлоном довлеет такая структура, как КГБ. Но мне все равно кажется, что наши биатлонисты (не говорю, конечно, за всех) понимают, что творится в Беларуси. Возможно, они и против всего этого, просто публично не заявляют.

– А какие чувства испытал, когда почти вся биатлонная команда подписала письмо?

– Я тогда больше обращал внимание на то, что Анна Сола не подписала ничего. Это меня порадовало. А остальные… Скорее, был интерес и желание спросить у них, сознательно ли они это сделали. Хотя никому в итоге и не писал. Хочется надеяться, что они это сделали не потому, что поддерживают то, что происходит в стране.

– Многие говорят, что не могут радоваться за Смольского, потому что подписал письмо. Ты понимаешь позицию этих людей?

– Людей можно понять. Объективно говоря, сейчас спортивные события для большинства беларусов далеко не на первом месте. Это очевидно, когда поступает столько новостей, далеких от спорта, причем более важных. О спорте хорошо говорить, когда вокруг все спокойно и безопасно.

В принципе, у каждого свой выбор, свое понимание, как относиться к тому, что тот или иной спортсмен подписал провластное письмо. Мне, например, трудно было бы болеть за тех атлетов, кто открыто и максимально яро поддерживает нынешнюю власть. Речь в первую очередь идет о Прокопенко, Недосекове, Мирончик-Ивановой.

Что касается зимних видов спорта, тех же биатлонистов, то к ним у меня отношение поспокойнее. Поэтому и болею за них на Олимпиаде.

– Потому что они не так открыто поддерживают власть, как выше названные легкоатлеты?

– В том числе.

– Ты радуешься, когда неудачу терпят подписанты провластного письма?

– Прямо такой эйфории, когда кто-то из них проигрывает, не испытываю. Потому что неудачи – это неудачи именно спортсменов, это их дела и проблемы. Ну, не удалось – и ладно. Меня это особо не трогает.

– Как ты относишься к призывам некоторых болельщиков игнорировать выступления подписантов провластного письма, а болеть только за тех, кто показал, что с народом – например, за фристайлистку Анну Гуськову или биатлонистку Анну Сола?

– Тут дело такое, неоднозначное. Как уже говорил, у каждого есть право на свое мнение. Я же лично рад, что, учитывая все наши реалии, Гуськова и Сола остались в команде. Глядя на то, как система закручивает гайки, девушек вообще могло бы и не быть на Олимпиаде. Я, кстати, до сих пор удивлен, как до Игр в Токио дотянула Ольга Мазуренок, которую лишали всяческих выплат, не давали работать.

Если отвечать кратко, я бы не призывал болеть только за тех, кто подписал письмо за честные выборы, или не подписал ни одно из писем.

«Даже Сола не может не ходить на встречи с Виктором Лукашенко – не поливать же ее за это». Эти люди за перемены, но на ОИ болеют и за тех, кто подписался за режим

– За Солу и, например, Алимбекову ты болеешь одинаково? Или все-таки Анне симпатизируешь больше, учитывая ее позицию?

– За Анну я переживаю больше, потому что она всегда мне была симпатична, ближе по человеческим качествам. А позиция, письма – это для меня на втором плане.

– Во время Олимпиады ты стараешься абстрагироваться от всех околоспортивных моментов?

– Абстрагироваться трудно, всегда держится в голове та или иная информация. Но в первую очередь обращаю внимание именно на спортивные результаты.

«Если бы Смольский взял медаль четыре года назад, порадовался бы больше»

Андрей, 30 лет, менеджер

– Олимпиада – это же большое событие, в том числе и в контексте выступления беларусов. Всегда есть за кем посмотреть, за кого поболеть. В этом году особый интерес вызывают биатлонисты. Объективно говоря, мало кто мог предположить, что наши спортсмены будут в текущем сезоне настолько круто выступать. И мне было интересно, смогут ли биатлонисты побороться за медали на Олимпиаде, ведь ехали они с реальными шансами на пьедестал. Фристайл, к сожалению, просел, шансы на успех не такие высокие, как раньше. А вот за биатлоном хотелось следить, переживать за беларусов. На биатлонистов я смотрю сейчас, во время Олимпиады, именно со спортивной точки зрения.

– То есть перед Играми решил забыть о том, кто какой позиции придерживается и кто какие письма подписывал?

– Скажем так, абстрагироваться и полностью забыть об этом в любом случае не получится. Знаешь, последний год я сам с собой постоянно веду диалог по поводу того, болеть за подписантов провластного письма или нет. А если болеть, то конкретно за кого. Честно, какого-то прямого негатива к Смольскому, Алимбековой, к остальным подписантам из биатлона у меня лично нет. Есть же у нас откровенные ябатьки: Мирончик-Иванова, Недосеков, Соболенко, Сергей Рутенко. Это отдельная категория людей. За них не хочется болеть и переживать.

Я прекрасно понимаю людей, для которых подпись под провластным письмом – как черная метка. Но зная, как обстоит истинная ситуация в большинстве видов спорта, я бы не стал на всех ставить клеймо. Уверен, что для большинства спортсменов подписание прошло фоном. Если почитать интервью того же Смольского, то можно заметить, что это вполне адекватный человек, уверен, он прекрасно понимает, что происходит в стране. Может, в какой-то степени он и хатаскрайник, но, будем объективны, таких людей в Беларуси большинство, в том числе среди спортсменов. Осуждать их за это, желать поражений у меня не получается. С точки зрения спорта, атлеты, выступающие на Олимпиаде, заставили себя уважать, они шли к своей цели. Взгляните на их путь, на их прогресс. На прошлой Олимпиаде Смольский и Алимбекова были, по сути, статистами, в прошлом сезоне были биатлонистами уровня десятки-двадцатки – а сейчас уверенно держатся в топе. С точки зрения спорта это очень круто. Поэтому и хочется за них переживать, по крайней мере пожелать удачи.

Если немного отвлечься, то стоит сказать, что мы, люди, которые за перемены в стране, находимся в определенном мире, читаем определенные СМИ, общаемся со своими товарищами, которые придерживаются тех же взглядов. Нам кажется, что таких реально 97 процентов. Но есть ядро противников власти, есть ядро тех, кто за режим, пусть их сейчас и не так много. Есть процент условно сочувствующих той или иной стороне. А есть так называемая серая масса, люди, которые абстрагируются от происходящего (по крайней мере в публичном поле) и просто занимаются своей работой. Я уверен, что и Смольский, и Алимбекова, да и почти вся биатлонная сборная относится к третьей категории людей. Хорошо это или плохо – это уже другой вопрос. Но не думаю, что они по ночам кричат «Я люблю ОМОН» или что-то в этом духе. И если всех таких людей записывать в ябатьки, то я такую позицию считаю неприемлемой. Не всегда обоснованным шеймингом мы только подтверждаем тезис противоположной стороны, что в случае перемен их «змагары на куски порвут».

Это наши реалии, нам жить с такими людьми и после того, как произойдут перемены в стране. Просто они не герои: не больше, но и не меньше. 

– Когда биатлонисты подписали письмо, какая у тебя была реакция?

– В целом, негативная. Но представляя, как это делалось, ненависти к спортсменам не испытывал. Просто биатлонисты оказались одними из многих, кого, скажем так, вынудили подписаться. Более того, у меня есть знакомые из списка подписантов – их поставили перед выбором: или подписывайся, или увольняйся.

Я уважаю людей, которые не соглашались на такой шаг. Они герои для меня. Но и осуждать тех, кто подписал провластное письмо, но при этом считает по-другому, я не буду. Тут как раз, думаю, можно говорить о биатлонистах. А болеть за таких людей или нет – у каждого свой выбор, каждый сам решает.

«Даже Сола не может не ходить на встречи с Виктором Лукашенко – не поливать же ее за это». Эти люди за перемены, но на ОИ болеют и за тех, кто подписался за режим

– После негативных эмоций, испытанных после того, как биатлонисты подписали письмо, сейчас твое отношение к этим спортсменам поменялось?

– Негатив есть, но он не сильный. Если бы Смольский взял медаль четыре года назад, то, конечно, я бы порадовался больше, ощущения были бы иные. Но и сейчас я, в принципе, рад за него. В первую очередь из-за уважения к его спортивному пути и пути остальных наших атлетов. 

Хотя, конечно, если медаль возьмет Анна Сола, то я порадуюсь больше, чем если на пьедестал попадет Динара Алимбекова. Анна  – однозначно супергерой, что пошла тогда на такой шаг., не подписала письмо. Но даже она не может себе позволить, например, не ходить на встречи с [Виктором] Лукашенко. Не поливать же ее помоями за это.

Остальные наши спортсмены, выступающие на Олимпиаде, в откровенно зашкварных вещах замечены не были. Поэтому ничего против них не имею.

– То есть ты не относишься к категории людей, которые радуются, когда проигрывают подписанты провластного письма?

– Радуюсь, только если проигрывают хоккеисты и ярые ябатьки, о которых мы говорили выше :). На зимней Олимпиаде нету людей, против которых я бы болел и неудачам которых я бы радовался. Поэтому слежу за беларусами в Китае именно со спортивной точки зрения.

Да и неудачи в беларусском спорте мало что дают, кроме мелкого и краткосрочного удовлетворения. Владимира Базанова ведь не сняли после провала футбольной сборной. После Олимпиады в Токио министром спорта остался Сергей Ковальчук. В хоккее крайним сделали Михаила Захарова, а позиции Дмитрия Баскова после провалов в хоккее только укрепились. Поэтому пускай лучше выигрывают:)

Фото: noc.by

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.