НОК Беларуси оскандалился, едва приехав в Пекин. Вот как олимпийцам с ходу заткнули рот

0 49

Попросили и намекнули.

НОК Беларуси оскандалился, едва приехав в Пекин. Вот как олимпийцам с ходу заткнули рот

На этой неделе в Пекине стартует Олимпада-2022, где главные медальные надежды беларусских чиновников связаны, пожалуй, не с фристайлистами, как раньше (там система развалила то, что работало много лет), а с биатлонистами. Они уже успели заселиться в олимпийскую деревню и познакомиться с трассой.

Беларусские биатлонисты долетели до Китая: в номере Алимбековой возникла вторая кровать, были перебои с отоплением, на трассе холодно и сложно стрелять

Прибыли в Китай и официальные лица Национального олимпийского комитета Беларуси – и уже успели попытаться навести свои порядки. Многие были удивлены сообщением, что представителям беларусской делегации на ОИ в Пекине разрешено общаться только с теми СМИ, которые получили аккредитацию от НОК. Экс-генсек Национального олимпийского комитета, а ныне руководитель международного департамента Беларусского фонда спортивной солидарности Анатолий Котов такое решение спортивных чиновников Беларуси назвал «очередным пробитым дном».

«Трибуна» узнала нюансы этой истории.

Все на уровне устных договоренностей, последствия нарушения правил на уточнили

О принципах взаимодействия спортсменов и тренеров со СМИ Национальный олимпийский комитет официально нигде не сообщал. Этой информацией поделились российские журналисты, знакомые с ситуацией. Не упоминают об ограничениях и сами спортсмены: ни по госТВ, ни в своих соцсетях. При этом, как удалось узнать «Трибуне», рассказывать об этом членам беларусской делегации никто не запрещал.

О том, что интервью разрешается давать только тем СМИ, которые получили аккредитацию через НОК, объявили уже в олимпийской деревне на общекомандном собрании с участием биатлонной сборной и других членов делегации. Сделала это председатель комиссии по коммуникациям НОК Беларуси Виктория Меннанова.

Что это за СМИ? Списка в открытом доступе нет, однако можно предположить, что он традиционен и включает в себя, как обычно, Белтелерадиокомпанию, телеканал ОНТ, газету Минспорта «Спортивная панорама» и издание администрации Лукашенко «СБ. Беларусь сегодня». В общем, стандартный пропагандистский набор.

Информация до членов спортивной делегации была доведена устно – каких-то дополнительных соглашений никто не подписывал. Впрочем, и без этого спортсмены и тренеры уже ограничены в общении со СМИ. Еще в 2020 и 2021 годах членам национальных команд министерство спорта настоятельно рекомендовало подписать дополнительные соглашения к уже заключенным контрактам, где сказано, что все контакты со СМИ будут осуществляться только с разрешения работодателя, то есть министерства спорта. Естественно, в итоге одобряемыми стали только медиа, поддерживающие режим Лукашенко. Такую же стратегию выбрал НОК для Олимпиады в Пекине.

НОК Беларуси оскандалился, едва приехав в Пекин. Вот как олимпийцам с ходу заткнули рот

Впрочем, ограничения, введенные Национальным олимпийским комитетом, касаются только общения с журналистами за пределами микст-зоны – места, где пресса и атлеты пересекаются сразу после соревнований. Интересно, что этот запрет касается и иностранных СМИ. Проще говоря, если к спортсмену или представителю беларусской делегации обратится журналист иностранного издания с просьбой дать большое интервью, то атлет, если будет следовать наказу НОК, не сможет пообщаться, ведь иностранное СМИ не имеет «нужной» аккредитации. И плевать, что есть разрешение на работу от Оргкомитета Игр – НОК Беларуси ставит себя выше.

Что же касается микст-зон, по информации «Трибуны», на них ограничения НОК не распространяются. Там беларусским спортсменам задавать вопросы могут все – и отечественные, и зарубежные журналисты. Отвечать на тот или иной вопрос или отмолчаться – это уже индивидуальное решение каждого из спортсменов.

Санкции за нарушение устного распоряжения об ограничении свободы слова беларусской делегации не конкретизировали. Просто предупредили, что могут быть последствия. Спортсмены на запрет отреагировали спокойно и спорить не стали: нет – значит, нет.

Как было организовано общение со СМИ раньше?

Если в прежние годы НОК Беларуси был заинтересован в как можно большем количестве публикаций о выступлении беларусских атлетов на Олимпийских играх (это воспринималось как реклама страны) и потому никак не препятствовал контактам спортсменов и журналистов (и аккредитованных на Олимпиаду, и неаккредитованных, коих всегда было большинство, так как квота на олимпийскую аккредитацию совсем небольшая), то после августа-2020 ситуация в корне изменилась. Логика простая: лучшие новости о Беларуси – отсутствие новостей. Исходя из этого и выстраивается информационная политика НОК Лукашенко.

Яркий пример случился на Олимпиаде в Токио. После победы в Токио батутист Иван Литвинович оказался в центре внимания журналистов. Литвинович успел сказать, что события в стране его не касаются, после чего один из зарубежных корреспондентов задал вопрос о письме спортсменов за новые выборы и против насилия в Беларуси. Тут же встряла Меннанова. Председатель комиссии по коммуникациям НОК не дала даже закончить вопрос, сославшись на 50-ю статью Олимпийской хартии, которая якобы запрещает атлетам говорить о политике. Впрочем, в этой статье нет ни слова о подобных ограничениях.

Функционерка НОК не дала спрашивать у чемпиона-батутиста о политике – будто это запрещено Олимпийской хартией. Похоже, что девушка солгала

Если бы у НОК РБ имелась возможность запретить неугодное общение и в микст-зоне, функционеры этим правом наверняка воспользовались бы. Но на данный момент это невозможно без дополнительных осложнений во взаимоотношениях с Международным олимпийским комитетом.

Пресс-служба НОК эпично отработала Олимпиаду: не сказала про вылет Тихона, ликовала от 15-го места эстафеты, накинула 8 км в марафоне

Фото: ctv.by

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.