Работает в ресторане, волонтерил для украинцев, угадал с подарком Брежневой. Как дела у фаната из Бреста, покинувшего Беларусь вместо стукачества

0 5

Вася Пешеход надеется вернуться на Родину.

Работает в ресторане, волонтерил для украинцев, угадал с подарком Брежневой. Как дела у фаната из Бреста, покинувшего Беларусь вместо стукачества

Василий Николаев в футбольном мире Беларуси широко известен как Вася «Пешеход». На протяжении пяти лет, несмотря на тяжелую болезнь крови, он не пропускал матчи «Динамо» из родного Бреста, причем на выездные игры добирался пешком – где бы поединок ни проходил. Таким образом «Пешеход» оформил несколько «золотых сезонов» (посетил все матчи команды) и обошел практически всю Беларусь.

Как и тысячи беларусов, в 2020-м он не смирился с жестокостью силовиков Лукашенко и ходил на акции протеста. Позже за это ему угрожали привлечением по уголовной статье, если он не сдаст своих товарищей, также принимавших участие в акциях. Вася пообещал силовикам помочь – но как только его выпустили из РУВД, собрался и покинул Беларусь.

Силовики заставляли известного футбольного фаната сдать товарищей, которых засекли на акциях протеста в Бресте – в ответ парень сбежал из страны

Пожив в Украине, «Пешеход» перебрался в Польшу. Телеграм-канал «О, спорт! Ты – мир!» связался с Василием и поговорил с ним о его сегодняшней жизни и волонтерстве, в которое он погрузился после начала войны. «Трибуна» с разрешения канала перепечатывает интервью.

– У меня сейчас все отлично, если, конечно, не принимать во внимание определенные проблемы со здоровьем. Страдаю от болезни крови 10 лет, но в прошлом году добавились еще кое-какие нюансы, появились проблемы с печенью. Но не сказал бы, что так уж все критично, прошел лечение. Да и я привык жить с трудностями, постоянно их преодолевать. Уверен, что все будет хорошо.

– Насколько знаю, ты живешь в Польше.

– 1 апреля 2021-го переехал в Варшаву. До этого, после отъезда из Беларуси, полторы недели жил в Киеве, а потом столько же во Львове. Беларусский дом во Львове мне помогал с документами, решал вопросы со здоровьем. Стоит сказать, что переливание крови, к которому я уже даже готовился, в итоге не понадобилось. В любом случае, во Львове благодаря неравнодушным людям, беларусской организации и мэру города контроль за моим здоровьем был постоянный.

Мне во многом помогли и обычные беларусы. Когда я уже собирался ехать в Польшу, думал, как буду пересекать границу. Визы у меня не было, поэтому рассчитывал, что как-то на границе буду упрашивать сотрудников, буду проситься на беженство. Возможно, меня бы и пропустили, но я бы тогда сразу угодил в лагерь для беженцев. Но беларусы во Львове мне подсказали, как можно сделать гуманитарную визу, что она дает. В итоге мне удалось ее сделать и спокойно переехать в Польшу.

Приехал в Варшаву, побыл у друга на карантине (тогда еще действовали антиковидные ограничения), а дальше все уже пошло по стандарту: жизнь в хостелах, поиск работы и так далее. Сразу я устроился в один столичный ресторан, работал помощником повара. До этого толком никогда не готовил, но решил рискнуть, заодно понять для себя, что это такое. Меня взяли, и долгое время я трудился в ресторане в Варшаве. Точнее, в разных ресторанах, но у одних владельцев. Пару месяцев помогал повару в ресторане греческой кухни, потом – итальянской кухни. Там я пробыл недолго, потому что все-таки тяжело оказалось :). А вот шашлык по греческому рецепту, например, я смогу сделать. Есть блюда, которые я буду готовить в новой Беларуси. Когда вернусь, при возможности смогу устроиться в ресторан и буду удивлять посетителей своими блюдами.

В принципе, в Варшаве все было хорошо, но мне постоянно приходилось скрывать то, что у меня есть проблемы с кровью – боялся, что из-за этого меня могут уволить. Когда нужно было решать вопросы с врачами, я всяческими способами отпрашивался, приводил человека вместо себя, но никак не рассказывал о проблемах. И так продолжалось до сентября. Потом я понял, что еще хочется попутешествовать, по крайней мере, по Польше, плюс здоровье стало ухудшаться. Ушел из ресторана, немного отдохнул, но в итоге все равно вернулся в эту сферу – и уже достаточно давно работаю в центре Варшавы в одном из ресторанов, мою посуду. На самом деле мог бы снова устроиться помощником повара, но, опять же, если мне нужно в больницу, к врачам, это нужно отпрашиваться, искать человека на свое место. А делать это непросто. Работая мойщиком посуды, проще найти себе замену. По сути, давал объявление в интернете, и люди быстро откликались. Пока они работали, я решал свои вопросы со здоровьем.

Работает в ресторане, волонтерил для украинцев, угадал с подарком Брежневой. Как дела у фаната из Бреста, покинувшего Беларусь вместо стукачества

– Что у тебя с жильем?

– Когда переехал в Польшу, пару месяцев жил в хостелах. После нашел комнату, жил с парнем – его в 2020 году задерживали за фото с гидрантом, вытащенным из водомета. Потом парень уехал в другой город, а я остался в Варшаве. Были разные соседи по комнате, и в определенный момент понял, что хочу все-таки жить один. Снял так называемую «кавалерку» (то есть студию, где нет внутренних перегородок между кухней и жилой зоной – прим.). Но, живя в одиночестве, испытывал проблемы со сном: постоянно снились события в Беларуси 2020-го, что ко мне в квартиру вламываются силовики и так далее. Так что со временем начал принимать у себя, например, беларусов, которые нуждались в месте, где можно отдохнуть. Ну и у нас получалась взаимопомощь: я платил за квартиру, а люди приносили что-то из еды.

А так жизнь у меня протекала между домом и работой, ничего особенного. Когда началась война, начал смотреть много разных мультфильмов. Честно, они меня отвлекали от жестких новостей, которые писали об Украине. Небольшой такой позитивный момент, который как-то меня выручал. Из «кавалерки» я съехал – познакомился с одним парнем, тоже беларусом, уехавшим с Родины, так снимаю комнату в квартире, где он живет. Плачу за комнату 900 злотых (чуть менее 200 долларов – прим.), но на жизнь тоже хватает.

– После начала войны ты активно волонтерил.

– 24 февраля у меня должно было состояться интервью для одного YouTube-проекта о беларусах, но в тот день утром я проснулся от сообщения, что интервью переносится, так как в Украине началась война. Я как-то в интернет не полез, продолжил спать. Проснулся через часа три от того, что мне приснилось, что бомбят Варшаву. И вот тогда уже залез в телефон и понял, что начался треш. Начал писать всем знакомым, кто живет в городах, которые бомбят, узнавать, как у них дела.

Потом написал в одну организацию, которую в Варшаве организовал [уехавший от преследования режима] беларусский ксендз Вячеслав Барок. Он еще давал интервью в «жизнь-малина». Организация располагалась в одном из костелов, и там же после начала войны создали гуманитарный центр, куда свозились вещи, необходимые для беженцев. Я решил, что не хочу оставаться в стороне – тоже помогу. Заехал в магазин, купил продуктов, все отвез в организацию. Когда оказался там, меня попросили заодно помочь загрузить кое-какие вещи, а уже после сказали, что требуются волонтеры на украинскую границу. Что делать? Отпроситься с работы я могу, замену себе найду легко, поэтому согласился и через три дня рванул на границу.

По дороге столкнулся с агрессией со стороны украинцев из-за беларусского паспорта. Я, кстати, надел байку с «Пагоней», думал, что буду помогать беженцам, все будет по красоте, и люди увидят, что не все беларусы поддерживают войну. По дороге остановились на заправке, ко мне подошли украинцы, которые бросили свои работы в Европе и уехали на войну. И один из них начал на меня наезжать: «Вы агрессоры, из вашей страны бомбят нашу Родину». Всё в таком плане. Но меня в сторону отвел другой украинец, более спокойный, он заверил, что ничего страшного не будет, нам бояться нечего, и можно ехать вместе с ними. Когда приехали на пункт пропуска Рава-Русская, этих украинцев пропустили, а нас (меня и парня, который был за рулем), естественно, оставили на месте. Пограничники предложили проехать в школу в маленьком городке около границы, там собирались волонтеры, туда свозили вещи. Я, кстати, поехал на границу с палаткой, со спальником, готов был жить и постоянно помогать беженцам. Но это не понадобилось: я немного помог в этой школе, а потом меня неравнодушные люди завезли в Варшаву.

Через несколько дней мне предложили помогать украинцам на одном из вокзалов Варшавы. Я был переводчиком, потому что и украинский более-менее понимаю, и польским уже относительно хорошо владею. Два-три месяца волонтерил на вокзале. Очень хотелось поехать в Украину, чтобы там помогать людям, но, как известно, беларусам сейчас туда вход закрыт. Так что я остался в Польше и откликался на любое предложение, где нужно волонтерить. Правда, от физической работы ухудшилось здоровье, так что пришлось пить кое-какие таблетки.

В общем, в таком ритме прошли последние месяцы. На днях я уже вернулся к основной работе, потихоньку втягиваюсь. Плюс нужно же зарабатывать деньги, как-то себя обеспечивать. Когда не ходил на работу из-за волонтерства, меня выручали знакомые. Недавно еще съездил в Гданьск, побывал на море. Познакомился с разными беларусами, которые уехали с Родины. Скажем так, развеялся и отдохнул от Варшавы :).

– После начала войны к тебе отношение на работе не поменялось из-за того, что ты беларус?

– Абсолютно нет. У нас коллектив очень хороший, люди добродушные. И в самой Варшаве с негативом не сталкивался.

– В одной из точек, где ты волонтерил, ты встретил певицу Веру Брежневу.

– Случилось это в Люблине. Я на самом деле знал, что она там работала, поэтому, когда получилось записаться волонтером в штаб в Люблине, взял для Брежневой беларусские вкусняшки, которые у меня были. Когда встретился с ней, много говорили о фильмах, в которых она снималась, а моему подарку она очень обрадовалась – дал ей подушечки «Витьба», так она сказала, что когда раньше ездила на «Славянский базар», постоянно покупала их, что просто обожает эти подушечки и вафли «Витьба». Мы еще пообщались, сделали совместное фото и разъехались. Спустя какое-то время хотел ей еще сгущенку завезти, но оказалось, что Брежнева уже в Украине, так что больше встретиться не получилось.

Работает в ресторане, волонтерил для украинцев, угадал с подарком Брежневой. Как дела у фаната из Бреста, покинувшего Беларусь вместо стукачества

– А тебя в той же Варшаве люди узнают, знают твою историю?

– Не такой уж я узнаваемый в Польше человек, да и круг общения у меня в основном ограничен работой. Я себя стараюсь вести скромно. Если спрашивают, откуда приехал, то просто говорю, что из Беларуси, вкратце могу рассказать свою историю. Но обычно немногословен.

– С польскими футбольными фанатами, которые тебя наверняка знают, пересекался?

– Есть общение, но не плотное.

– С кем-нибудь из беларусских футболистов поддерживаешь связь?

– Конечно. Общаюсь со многими. Есть и те, кто помогает всем, чем может, уже очень давно и по сей день. Причем это люди как из брестского «Динамо», так и из других клубов. С некоторыми футболистами я уже успел пересечься в Польше.

– Ты читал о беларусской футболистке Виктории Сидорчук, которая уезжала в Польшу, но вернулась в «Динамо-Брест» и дала интервью госСМИ?

В 2021-м футболистку выгнали из Бреста за поддержку Протасевича – теперь она вернулась из Польши и рассказала госТВ, как там недружелюбно и грязно

– Я с ней познакомился несколько лет назад и периодически общался, мы с ней переписывались. Прекрасно помню, как она выразила свою гражданскую позицию. Тут она молодец. Когда Вика переехала в Варшаву, я снова ей написал, предложил свою помощь. Однажды мы с ней встретились даже, правда, в Лодзи, пообщались за жизнь. Она мне уже тогда говорила, что планирует вернуться в Беларусь. Как видим, ее снова приняли в «Динамо».

Сейчас она рассказывала, что в Варшаве так плохо, что там много инвалидов, бомжей. Я с этим не соглашусь. И это дает мне в очередной раз понять, насколько некоторые люди легко могут переобуваться. Честно, я думал, что она останется при своей позиции. Добавлю, что после того, как она вернулась в Беларусь, мы с ней перестали общаться.

– Силовые структуры из Беларуси тебя после отъезда не беспокоили?

– Нет, никто не связывался. Я поддерживаю связь с родными, с мамой. Но у тех, кто остался в Беларуси, жизнь заключена в одном: дом – работа. Понимаю, что мог бы перевезти их в Варшаву, но надо ли им это? Они себя чувствуют хорошо дома, к ним никто не приходит. Если им хорошо в Беларуси, то пускай так и будет. Я стараюсь родным помогать.

– А у тебя есть желание вернуться?

– И желание есть, и надежда. Я не могу жить и не надеяться на возвращение, хотя бы потому, что там родные. Не знаю, что испытаю, когда вернусь, но, уверен, кайфану от встречи с семьей.

Фото: Instagram Васи «Пешехода»

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.