«В личных диалогах игроки выражали поддержку народу, некоторые мелькали на акциях». Чем сейчас живут люди, бывшие частью фан-сектора на «Минск-Арене»

0 6

Про «Динамо» и хоккей.

«В личных диалогах игроки выражали поддержку народу, некоторые мелькали на акциях». Чем сейчас живут люди, бывшие частью фан-сектора на «Минск-Арене»

3 сентября выездным матчем со СКА минское «Динамо» начнет очередной сезон в КХЛ. И это будет уже третий сезон подряд без активной поддержки. Еще 16 августа 2020 года фан-сектор «зубров» ByZone на фоне творившегося беззакония со стороны силовиков и после фальсификации выборов объявил о бессрочном бойкоте матчей «Динамо». С тех пор фан-сектор на «Минск-Арене» пустует.

А что сейчас происходит в рядах ByZone? Ходят ли экс-фанаты на матчи «Динамо»? Пытался ли клуб как-то договориться с активными болельщиками в течение двух лет? В чем фанаты видят цель существования «зубров» и чего ждать от коллектива в новом сезоне? Об этом «Трибуна» на условиях анонимности поговорила с болельщиком, активно болевшим за «Динамо» более 10 лет.

– Какой у тебя стаж боления за минское «Динамо»?

– Скажем так, 10+. Реально, когда переходишь рубеж в 10 лет, дальше уже как-то не считаешь годы, не обращаешь на это внимание. Я даже точно и не вспомню, когда пролетела искорка, заставившая меня ходить на «Динамо». Наверное, когда команда попала в КХЛ. Плюс меня привлек хоккей – мужская интересная игра. Никаких симуляций за редким исключением, все интенсивно, эмоционально и захватывающе.

– Ходил ли в прошлом сезоне на матчи «Динамо» и собираешься ли посещать арену в новом?

– Честно признаюсь, уже два сезона не посещаю матчи «Динамо». И скоро наступит третий сезон без меня. Нет прежнего ожидания матчей, предвкушения похода на поединки. Сейчас максимум могу посмотреть по телевизору, чтобы увидеть, в каком состоянии пребывает клуб.

Причины, почему не хожу на матчи, предельно очевидны – бойкот, объявленный фан-сектором в связи с предвыборными событиями 2020-го. При этом я тебе скажу, что хоть фан-сектор и объявил бойкот, но каждому был предоставлен выбор – ходить дальше на матчи и сидеть на обычных трибунах либо вовсе не посещать «Минск-Арену». Я выбрал вторую сторону – принципиально не хожу.

– Но есть и те, кто продолжает ходить на матчи?

– Да, определенное количество таких людей есть. Более того, они даже пробивают выезда. Это их решение, они сами его приняли и следуют своим принципам. Все должно быть демократично.

– Эти люди сразу после объявления бойкота перешли на обычные сектора или какое-то время не ходили на «Минск-Арену»?

– Каждый по-своему. Насколько знаю, часть точно сразу же переместилась на обычные сектора. Но они должны соблюдать негласные правила, как, например, не брать с собой фанатскую атрибутику. Есть те, кто сначала не ходил, а потом вернулся на арену. Но и среди тех, и тех есть люди, которые все равно спустя время перестали ходить на «Динамо». Для некоторых переломным моментом стало появление сектора МЧС на арене. Думаю, все помнят, как водили этих «болельщиков» на арену.

«Армейские грузовики во дворе, тихари на матче, БРСМ и курсанты МЧС на трибунах». Что думают болельщики об атмосфере на «Минск-Арене»

– Твое отношение к тем, кто продолжил ходить на матчи, несмотря на бойкот, понятно. А как на это реагируют остальные члены фан-сектора?

– Опять же, мнения разделились. Кто-то относится лояльно, мол, это выбор каждого. А кто-то такой шаг, мягко говоря, не одобряет. И говорит об этом прямо тем, кто ходит.

– Но как такового фан-сектора у «Динамо» не существует?

– Организованной фанки, которая посещала бы матчи на добровольных началах, пробивала выезда и болела за команду с горящими глазами – такого точно нет. И попыток возродить фан-сектор не было. Хотя иногда вижу комментарии в телеграм-канале «Динамо», где люди пишут, что нужно все-таки возвращать сектор на арену. Что ж, все в руках тех, кто хочет это сделать. Попробуйте, насколько это непростое дело.

– За время, что продолжается бойкот, руководство «Динамо» как-то пыталось вернуть фанатов на арену?

– Мне такие случаи неизвестны, о таком я точно не слышал.

ByZone – это уже история?

– Хотелось бы ответить, что нет, но время покажет.

– Ты следишь за матчами «Динамо» по телевизору. Обращаешь внимание на публику?

– Как обычно, это стандартная «кузьма». Часть людей я даже визуально знаю, потому что часто встречал на арене. В основном одни и те же люди. Плюс на матчах «Динамо» в прошлом сезоне можно было заметить сектор МТЗ. То есть люди, которые получают билеты на заводе через профсоюз. Думаю, это из разряда «добровольно-принудительно», чтобы поддержать команду, создать атмосферу.

«В личных диалогах игроки выражали поддержку народу, некоторые мелькали на акциях». Чем сейчас живут люди, бывшие частью фан-сектора на «Минск-Арене»

– Хоккеисты обращают внимание на то, кто вообще приходит на арену? Насколько им важно наличие фан-сектора?

– Не заметить отсутствие фанатов невозможно, особенно на гостевых матчах. Даже если на выезде всего 10 человек, их прекрасно слышно. Сейчас люди на «Минск-Арене» шумят, как-то поддерживают, хоккеисты это слышат, но это не такая темповая поддержка, как у фан-сектора. Имею в виду не организованная, а больше спонтанная, как будто пьяный Вася покричал и его кто-то поддержал. И, думаю, хоккеисты это чувствуют. А насколько важно для них наличие фанатов, это лучше спросить у них самих.

– Бойкот фанатов связан с событиями 2020 года. А есть ли среди фанатов люди, которые, скажем так, перевернули страницу и продолжают ходить на матчи, как будто ничего и не было?

– Да, есть такие. С одной стороны, это нормально. Годы прошли, события затихли. Так почему бы не походить и не посмотреть хоккей? С другой стороны, я считаю, что это ненормально – вот так вот просто перевернуть страницу. Хотя… Не буду никого хейтить, потому что это выбор каждого, все поступают так, как им лучше. Пусть все будет у каждого на его совести.

– Ты понимаешь цель существования такого проекта, как минское «Динамо»?

– Популяризация хоккея – это уже заезженная вдоль и поперек вещь. Но если мы говорим в рамках КХЛ, то, наверное, «Динамо» – это социальный проект, направленный на то, чтобы давать людям хлеб и зрелища. Вот для чего, по-моему, и существует клуб.

– А он дает это зрелище?

– Большой процент людей ходит на матчи добровольно, значит, им интересно, им это надо. Они покупают билеты, караулят на выходе из раздевалок хоккеистов, чтобы получить автограф. Но «Динамо» не на 100 процентов дает сейчас зрелище, потому что маркетинг, будем говорить прямо, уже не тот. Причем давно. Несколько лет назад уровень маркетинга в ХК начал снижаться, а окончательно упал, когда из пресс-службы ушли Рома Швецов и Рома Стронгин. Дальше мы наблюдаем стагнацию, я не вижу ничего, что могло бы «Динамо» вывести на новый уровень в плане зрелищности. Все те же фишки, кликбейтные заголовки в телеграме, которые, по большому счету, служат лишь для того, чтобы показать бурную деятельность маркетологов клуба. Какой результат этой деятельности? Посмотрите на посещаемость «Минск-Арены». Она с каждым годом становится все меньше и меньше. Все это было ожидаемо и очевидно. Количество аншлагов становилось все меньше и меньше… Если раньше, откинув в сторону ковидные ограничения, любой матч, по сути, мог собрать 15 тысяч зрителей, то сейчас о таком приходится только вспоминать. Раньше люди вносили в маркетинг что-то интересное, новое, делали все, чтобы привлекать зрителей. Теперь этого нет и близко.

– Что скажешь о нынешней селекции «Динамо»? Массово приглашаются иностранцы, так как нет лимита на легионеров.

– Интересно, на какие суммы зовут этих хоккеистов, какие им деньги собираются платить. Ну а так, если учитывать войну в Украине и все сопутствующие обстоятельства, «Динамо», на удивление, умудряется привлечь более-менее интересных игроков, рейтинговых. По крайней мере на уровне КХЛ. Даже возвращение Райана Спунера можно воспринимать как определенное достижение.

– Что-то от «Динамо» с такой селекцией стоит ожидать?

– Не знаю. Вопрос, какая, кроме денежной, у хоккеистов мотивация. Ну и второй момент – на посту главного тренера остался «деревянных дел мастер», то есть Крэйг Вудкрофт. Так что я сильно сомневаюсь, что будут большие результаты. Потолок – выход в плей-офф. Я опираюсь исключительно на подписания, так как предсезонных матчей не видел.

– В 2020 и 2021 годах беларусский спорт массово подписывал провластное письмо, однако хоккеисты «Динамо» избежали этой участи. Как это объяснить?

– Момент двоякий. Да, они не подписали, но при этом о своей позиции открыто не заявили. Знаю, что в личных диалогах с болельщиками игроки выражали поддержку народу, некоторые семьями мелькали на воскресных акциях.

– То, что игроки не подписались за режим, ничего не значит на фоне их молчания?

– Именно. Отмолчались, но пускай это будет на их совести.

– Ты ждал от них каких-то высказываний?

– Не особо. Почему? Понимаешь, когда «Динамо» выходило в плей-офф, где нужно было играть даже с поломанными пальцами, ложиться под шайбы, выступать единым фронтом, в большинстве случае этого заметно не было. Поэтому я не ждал от них каких-то высказываний вне спорта. Плюс внутри команды была проведена определенная работа со стороны руководства. Не говорю о давлении, но были уговоры подождать, ничего не комментировать. В итоге хоккеисты поддались на эти увещевания и промолчали. Это их выбор.

– При этом некоторые тренеры подписали письмо, агитировали это сделать хоккеистов. Среди них – экс-тренер по вратарям Андрей Мезин. У тебя после этого отношение к нему как-то поменялось?

– Он – легенда беларусского хоккея, но, объективно, к Беларуси имеет опосредованное отношение, как и многие легенды вида спорта РБ, которые приехали из России. Мезин – россиянин, ему было в Беларуси тепло, уютно, поэтому получил гражданство. Поменял паспорт, потому что у него появилась возможность играть за сборную.

«В личных диалогах игроки выражали поддержку народу, некоторые мелькали на акциях». Чем сейчас живут люди, бывшие частью фан-сектора на «Минск-Арене»

Отношение к нему? Это его выбор. Как я говорю, демократия. Значит, ему так было нужнее. Не хочу ни оправдывать, ни обвинять, но человек принял такое решение. Пусть с этим живет сам.

– Можно ли сейчас получать удовольствие от хоккея, учитывая, что им рулят приближенные к Лукашенко личности – Дмитрий Басков и Александр Богданович?

– С большего – нет, не получается. Единственное, что, может быть, радует, привлекает – это ОЧБ, где происходит смена чемпионов. Какое-то разнообразие в нашем болотце. А эстетическое удовольствие я получаю от НХЛ.

– Можно ли назвать хоккей в Беларуси лукашистским видом спорта, учитывая, сколько его представителей выступили за режим?

– Если отвечать прямо, то да. Я вообще уверен, что хоккей – это вид спорта, который живет в нашей стране только благодаря тому, что им занимается тот человек, которого выбрали президентом в 1994 году. Это можно сравнить с развитием тенниса в России, когда у власти был Борис Ельцин. Он играл – вид спорта развивался, туда вкладывались средства.

Но если бы не было интереса к хоккею со стороны власти, поставь все виды в равные условия, то, к моему сожалению, футбол был бы однозначно спортом № 1. Больше людей его любит, смотрит, обсуждает. Да и по количеству занимающихся футбол превосходит хоккей.

– Какое твое отношение к санкциям, которые накрыли хоккей?

– Если не кривить душой и говорить прямо, санкции наложены справедливо, есть на это веские причины. Результаты бана сейчас очень заметны. Если бы та же «молодежка» участвовала в чемпионате мира, то на драфте НХЛ беларусов было бы больше. Санкции сильно влияют на развитие молодежи в Беларуси, у парней просто нет стимула расти. То есть мы уже сейчас видим последствия санкций. Плюс национальная сборная не будет участвовать в чемпионате мира-2023.

При этом я бы не сказал, что только бан приводит к падению уровня хоккея в стране. Упадок начался после того, как чиновники стали уделять слишком пристальное внимание виду спорта. Начали вводить лимиты, ограничения, какие-то моменты, влиявшие на внутренний чемпионат. По сути, чиновники сами начали вводить санкции и гробить спорт. Ну а тут добавились и международные баны, что еще больше усугубляет ситуацию с хоккеем в Беларуси.

Фото: vk.com/hcdinamoby

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.