Как сейчас живет человек, не захотевший душить фристайл: уехал в США с помощью топ-велосипедиста и в 40 начал новую жизнь – считает, спорта в Беларуси не осталось

0 3

«Когда читаю, что говорят чиновники, появляется дикий ужас».

Как сейчас живет человек, не захотевший душить фристайл: уехал в США с помощью топ-велосипедиста и в 40 начал новую жизнь – считает, спорта в Беларуси не осталось

В сентябре 2020-го Вадим Кривошеев, на тот момент занимавший пост директора РЦОП по фристайлу, был уволен по статье, позволяющей Минспорта произвольно снимать руководителей с таких должностей. Спортивные чиновники предлагали написать заявление «по собственному желанию», но Кривошеев не захотел. Названным поводом для увольнения стала «проваленная идеологическая работа» – в вину ставились смелые выступления против зверств режима Лукашенко от фристайлистов национальной сборной и ее главного тренера Николая Козеко.

«Неужели государству нужны рабы и затюканные люди и не нужны герои?» Как босс центра фристайла «завалил» идеологию

Кривошеев, как и многие беларусы, вынужден был покинуть Родину. Но еще некоторое время оставался в спорте: руководил департаментом по проведению спортивной реформы Беларусского фонда спортивной солидарности, отвечал за молодежную политику и спорт в Народном антикризисном управлении. 

Однако уже почти год Вадим живет в США, где круто поменял свою жизнь. Telegram-канал «О, спорт! Ты – мир!» связался с Кривошеевым и поговорил о его новой профессии, быте в Штатах и нынешнем состоянии беларусского спорта.

– До сентября 2021 года я большую часть времени находился в Киеве. Потом друзья напомнили, что 8 лет назад у меня появилась green card (идентификационная карта, подтверждающая наличие у иностранца права на трудоустройство в США, которую можно выиграть в специальной лотерее –  Tribuna.com). Честно говоря, я даже не знал, где она находится. Она нашлась дома в Минске, мне ее передали в Киев. В итоге я рискнул с ее помощью въехать в США – получилось. 9 августа будет уже 11 месяцев, как я нахожусь в Америке.

Можно сказать, что практически в 40 лет мне пришлось начать новую жизнь. Даже не в новой стране, а в новом мире. Когда выходишь из здания аэропорта, вдыхаешь воздух – сразу ощущаешь отличия. До конца не понимаешь, в чем же они заключены, но есть такое ощущение. Воздух кажется легким, такой дух свободы.

И раньше неоднократно бывал в США, но когда не просто проводишь там несколько дней, а живешь продолжительное время, удается сформулировать колоссальные, глобальные отличия от Европы. Главное – это отношение к людям. Америка – это страна, где на тебя никогда не будут тыкать пальцем за то, что ты эмигрант, тем самым доставляя дискомфорт. Даже если у тебя плохо с английским, никого это не напрягает. Я ясно увидел, что США – это страна эмигрантов, и тут будет комфортно всем, независимо от того, с какого ты континента приехал. Будешь чувствовать себя полноценным гражданином общества абсолютно во всех планах.

– А куда конкретно вы улетели?

– Изначально приземлился в Майами, Флорида, потому что там был человек, который мне реально очень сильно помог. Одно дело – иметь green card, а другое – прилететь в Америку с весьма скромным бюджетом и суметь начать новую жизнь. Этого человека зовут Константин Сивцов. Он живет в городе Сарасота, тоже во Флориде. Его знают как одного из самых успешных беларусских велосипедистов профессионалов с большим количеством побед и достижений. Вся история моей новой жизни началась во многом благодаря Косте.

– Чем сейчас занимаетесь?

– Работаю в сфере телекоммуникаций. Никогда не мог подумать, что судьба закинет меня туда. Мы занимаемся установкой нового оборудования 5G, антенн, радио и программного обеспечения. Устанавливаем оборудование на вышках, на крышах домов. Как правило, процентов 60 работы проходит на высоте 45-105 метров. Команда приезжает на объект, ее задача – демонтировать старое оборудование, установить новое. Последние две-три недели я уже являюсь лидером группы, в которую входит 4 человека. В текущем статусе больше работы внизу, однако и наверх тоже поднимаюсь.

Сейчас в Сарасоте я уже арендую квартиру. Но специфика моей работы такова, что дома я нахожусь где-то неделю в месяц. Все остальное – это командировки и разъезды. До июля все объекты находились во Флориде, а сейчас – в Вирджинии (штат в примерно 1000 км от Флориды, окружающий столицу США Вашингтон – прим. Tribuna.com). Последние три недели нахожусь именно здесь, открываю для себя новый штат, хотя бывал здесь на успешном для Беларуси ЧМ-2015 по велоспорту.

К слову, никогда не понимал, почему американцы говорят, что им незачем ехать в Европу – все есть на Родине. А сейчас прекрасно понял. Некоторые красоты точно нельзя увидеть в Европе. К тому же некоторые штаты сильно напоминают европейские города и страны. Та же Вирджиния – это соединение Германии, Австрии. Зеленые холма, переходящие в скалистые горы. Красоты тут действительно хватает.

Как сейчас живет человек, не захотевший душить фристайл: уехал в США с помощью топ-велосипедиста и в 40 начал новую жизнь – считает, спорта в Беларуси не осталось

– В сравнении с тем, чем вы занимались в Беларуси, у вас сейчас просто колоссальные перемены в жизни и работе.

– Да, поэтому и сказал, что практически в 40 лет пришлось начать жизнь с нуля. Но мне помогает тот опыт, которые я приобрел к своим годам. Это в первую очередь выстраивание коммуникаций с людьми и оптимизация управленческих процессов. База в этом плане у меня имеется.

И второй момент, который также не оказался лишним, это моя спортивная подготовка и то, что я не прекратил заниматься спортом даже после окончания карьеры в велоспорте. Когда жил в Украине, познакомился с ребятами из украинского любительского клуба BIKE FAMILY и стал регулярно тренироваться с ними.

Для примера: представьте двадцатипятиэтажный дом, его высоту, приставьте к нему вертикальную лестницу и подумайте, сколько сил нужно, чтобы подняться на него по лестнице. Плюс нужно понимать, что наверху ты тоже не сидишь, и работа, бывает, занимает часов 9-10.

– Расскажите подробнее, как вы обустроились в Америке.

– Как я уже говорил, в самом начале мне помог Сивцов. Он тоже работает в этой сфере. Знаю, что Костя приезжал в Беларусь после окончания спортивной карьеры, хотел продвигать велоспорт на Родине, но почему-то там не получилось. Хотя с его опытом и его талантом он многое мог бы сделать. В итоге Сивцов уехал в США.

Благодаря Косте я получил возможность пройти онлайн-курсы, после чего сдал экзамены, получил все необходимые сертификаты, которые являются обязательными для работников этой сферы. Это аналоги нашей охраны труда, оказания первой медицинской помощи и прочее. Плюс теоретический и практический экзамен по промышленному альпинизму.

До апреля в свободную от работы неделю в месяц домом для меня был дом Кости. С апреля я арендовал уже свою однокомнатную квартиру в Сарасоте.

Как сейчас живет человек, не захотевший душить фристайл: уехал в США с помощью топ-велосипедиста и в 40 начал новую жизнь – считает, спорта в Беларуси не осталось

Вадим Кривошеев и Константин Сивцов

– Как обстоит ваша жизнь в финансовом плане?

– Работа оплачивается хорошо, хватает на жизнь и на аренду квартиры. Вообще, в США в сфере мобильной связи крутятся очень большие деньги, минимальная стоимость одного номера в месяц – 50 долларов. Появление 5G заставляет операторов сотовой связи активно модернизировать свое оборудование и бороться за своего потребителя, поэтому работы очень много.

Средняя зарплата в США – порядка 50-60 тысяч долларов в год, в зависимости от штата может варьироваться. И такие деньги, а то и больше, можно спокойно зарабатывать в моей нынешней сфере.

– Вы один уехали в Америку?

– Да. В апреле впервые после отъезда из Беларуси удалось вживую увидеть свою семью, детей. Мы съездили на отдых в Египет. После этого забрал к себе старшую дочку, она сейчас в США. Мне стало немного повеселее и легче морально. Но не финансово :).

– Вы сейчас как-то связаны со спортом?

– То, чем я занимаюсь, по нагрузкам сродни спорту :). Если серьезно, в Сарасоте каждый мой день начинается с тренировки на велосипеде, как, в принципе, было до этого. Плюс я интересуюсь результатами на топ-соревнованиях, просматриваю протоколы, слежу за выступлениями беларусских спортсменов. Но не более того. В моей нынешней жизни есть дела поважнее. Особенно последние три недели, в течение которых я физически работаю по 12 часов в день, а вечером еще сижу и загружаю фотографии и видеоотчеты, которые являются обязательными.

Возможно, когда стану более уверенным в финансовом плане и организую свой быт, примкну к какому-нибудь велосипедному клубу. Здесь это сильно развито, большое количество людей, особенно во Флориде, ездит на велосипедах.

Тут нужно добавить еще, что во Флориде реальное испытание климатом, температурой. Нужно выезжать до 10-11 утра, потому что дальше ездить просто невозможно. Температура доходит до 34 градусов. Летом по ощущению будто 44 градуса. Первые месяца 3-4 мой организм испытывал стресс. За день на работе мог вспотеть раз 6-7 так, что вещи можно было просто выжимать, будто бросили в бассейн. Но со временем привык, и, глядя со стороны, понимаю, что, даже когда занимался спортом, не был в такой хорошей физической форме, как сейчас. Приятно это осознавать в таком возрасте :). Но когда смотрю на фотографии Златана Ибрагимовича, вижу, в какой он форме в 40, понимаю, что есть к чему стремиться.

– Что у вас в плане языка?

– Пока не могу сказать, что я им доволен. Хочется развиваться и расти в профессиональном плане, и единственным сдерживающим фактором является как раз недостаточное знание языка. К тому же долгое время я работал в бригаде, где все ребята были русскоязычные. Только в последний месяц начал получать тот объем коммуникации на английском языке, который хотелось бы. Ежедневная коммуникация с офисом заказчика, ребятами из службы поддержки фирмы, оборудование которой мы устанавливаем, в разы увеличили языковую практику.

– Что вам пришлось оставить в Киеве?

– В Украине оставил команду Беларусского фонда спортивной солидарности, работу в Народном антикризисном управлении. Все это было в связке, но основные мои усилия были сосредоточены все же на БФСС, был связан со многими проектами.

Плюс я много тренировался с киевской велокомандой, о которой упоминал. Ребята оттуда мне помогали переносить жизнь без семьи, занимали все мое свободное время спортом. Каждый день просыпался в 5:30, чтобы к 6:00 приехать на тренировку. Уже через три месяца поехал на первую свою гонку – GRAN FONDO UKRAINE-2021, порядка 90 км с набором высоты более 800 метров, не самая легкая. Только в моей категории стартовало 500 человек, но, кстати, я выиграл. Потом у меня было еще несколько гонок, на которых занимал довольно высокие места. Вся эта физическая подготовка мне очень сильно помогает сейчас в США.

Как сейчас живет человек, не захотевший душить фристайл: уехал в США с помощью топ-велосипедиста и в 40 начал новую жизнь – считает, спорта в Беларуси не осталось

– Несмотря на то, что спорта в вашей жизни стало намного меньше, вы следите за тем, как развивается эта сфера жизни в Беларуси?

– На мой взгляд, спорта в Беларуси уже не осталось. То, что там происходит, это мыльный пузырь, который каким-то образом пытаются преподнести и продать. Для 14-летних спортсменов те соревнования, которые остались в РБ, возможно, и достаточны, но если мы говорим о спорте высших достижений, о профессионалах, то их участие в первенстве бани… Не знаю, можно ли вообще все это называть спортом.

– Вы поддерживаете санкции, которые введены в отношении беларусского и российского спорта?

– Если взглянуть на то, что происходит в Украине, то, конечно, санкции справедливы. Как можно по-другому на украинские события реагировать? К коллективной ответственности можно относиться по-разному, но давайте поговорим о тех людях, которые сейчас находятся в Украине. Всему, чему они подвергаются, нельзя найти оправдание. Беларусь и Россия являются странами-агрессорами в этой войне. Поэтому, повторюсь, все справедливо.

– Тем не менее некоторые беларусские спортсмены не устают повторять, что понесли наказание ни за что, так как лично не причастны к войне.

– Очень много думал о том, что испытывать к таким людям. С одной стороны, мне их жалко. С другой – а почему я должен их жалеть, если они говорят, что ни в чем не виноваты и ничего не могут сделать? Задумывались ли они, какую цену сейчас украинский народ платит за свою свободу, независимость, за право определять свою судьбу? Наверное, в стране нет уже семей, которых бы не коснулась эта трагедия. Если они об этом подумают, проведут параллели, тогда все встанет на свои места. Если они не готовы отстаивать свои права, находят себе оправдания и говорят, что от них ничего не зависит, ну, тогда извините. Все зависит от нас! Мне кажется, у нынешнего поколения спортсменов в Беларуси такого понимания нет.

– По-вашему, когда можно будет снять эти санкции?

– Ситуация с баном довольно сложная. Мне вообще кажется, что пока не разрешится история с войной в Украине, не стоит даже думать о снятии санкций. Но сейчас многие федерации рассматривают вариант допускать атлетов к топ-соревнованиям под нейтральным флагом. Но эти спортсмены не должны поддерживать войну, они должны осудить действия РФ, соучастие Беларуси. Я за, чтобы в таком случае спортсменов допускали к соревнованиям. Остальные должны оставаться под баном.

Только мы прекрасно понимаем, что в нынешних условиях, если атлет хочет открыто высказаться против войны, он как минимум должен покинуть Беларусь или Россию. Иначе сразу же будут последствия. А сейчас, когда читаешь новости и понимаешь, что людей задерживают и привлекают к уголовной ответственности только за то, что они высказались против войны… О чем мы можем тогда говорить?

– Вы верите, что наступит момент, когда беларусские спортсмены массово будут высказываться против войны?

– Я даже не сомневаюсь, что такой момент произойдет. Но лишь когда люди почувствуют себя в абсолютной безопасности, будут уверены в том, что высказывания не будут иметь для них последствий. Думаю, тогда 95 процентов атлетов Беларуси, а, может, даже и большее количество людей осудят действия как российских, так и беларусских властей.

– Если бан продлится еще несколько лет, беларусы не поедут на Олимпиаду-2024, можно сказать, что в таком случае спорт в РБ умрет окончательно?

– Так он уже умирает. В спорте высших достижений важны две составляющие – конкуренция, в первую очередь на международном уровне, и финансовая мотивация. Ни того, ни другого в Беларуси нет. Беларусские атлеты находятся в режиме постоянных тренировок, соревнуются с теми же людьми, которых каждый день видят на тренировках. Это лишено всякого смысла.

Кто-то там еще верит, что сегодня или завтра все закончится, бан снимут, или им это продолжают внушать сверху. Но реальность совсем иная. В итоге спортсмены не имеют никакой перспективы. Но мне кажется, что некоторым атлетам в Беларуси просто нравится жить в атмосфере самообмана, тратя впустую время. И они не понимают, что без действий каждого ничего не получится исправить. И если действительно чего-то хочешь достичь, то порой приходится идти на немалые жертвы.

– Вы рассчитываете вернуться в Беларусь?

– Безусловно, мне бы хотелось приехать. Но на данном этапе понимаю, что мне предстоит сделать еще очень многое в США. Плюс не вижу, что в ближайшее время что-то в Беларуси изменится. Так что в обозримом будущем точно не приеду на Родину. Как будет развиваться ситуация дальше, посмотрим. И, конечно, посмотрим, буду ли я полезен в Беларуси.

Но я ни о чем не жалею. Восхищен устройством государства, в котором живу, устройством местной экономики. Я в шоке от того, как мир ушел вперед. Поэтому мне хочется развиваться и жить тут. Тем более когда смотрю или читаю то, что говорят чиновники в Беларуси, у меня появляется дикий ужас. Кто вообще в это верит и кто этим живет? Мне становится страшно от того, что говорят первые лица государства. Планета развивается другими категориями, а Беларусь осталась далеко позади. При этом среди беларусов много талантливых прекрасных людей. Обидно и страшно от того, какое их количество за последние годы были вынуждены покинуть Родину. Совсем недавно мы смеялись над Северной Кореей, над принципами жизни в этой стране. А сейчас я все больше убеждаюсь, что Беларусь стремительно приближается к ней.

Фото: из личного архива Вадима Кривошеева

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.